stenakreposti"...Дербент - огромная пелазгическая стена, которая загораживала дорогу, простираясь от горной вершины до моря. Перед нами находились лишь массивные ворота, принадлежащие, судя по контурам, могущественной восточной архитектуре, предназначенной презирать века", - так красочно и правдиво описал Дербент в своей книге "Кавказ" великий писатель романист XIX века Александр Дюма.

Своей богатой историей и необычной судьбой Дербент в огромной мере обязан своему географическому месторасположению. На западном побережье Каспийского моря, там, где горы Кавказа почти подходят к морскому побережью, оставляя узкую трёхкилометровую полосу равнины, раскинулся древний Дербент.

Он возник в глубокой древности в одном из самых стратегически значимых мест знаменитого международного Прикаспийского пути - важной военной и торговой трассе, с древнейших времён связывавшей народы и страны Закавказья и Переднего Востока с Юго-Восточной Европой. Из маленького поселения он превратился в один из крупнейших средневековых городов Востока. Дербент пережил бурные исторические события, штурмы и разрушения, периоды расцвета и упадка, служил ареной борьбы между Римской империей и Парфией, Сасанидским Ираном и Византией, Арабским Халифатом и Хазарским каганатом, государством Сельджуков и Золотой Ордой, Османской Турцией и Российской империей.

Трудно найти ещё такой город, судьба которого была бы столь необычно многолика и парадоксальна на протяжении многих веков. Являясь ареной кровопролитных войн, подвергаясь постоянным нашествиям и разрушениям, он сохранил удивительную способность, подобно мифической птице Феникс, вновь и вновь возрождаться из пепла. Отсюда и немаловажная роль Дербента в истории многих племён и народов древности и средневековья; многочисленные (свыше 20) наименования, данные ему теми или иными народами и подчёркивающие его географическое положение и стратегическое назначение.

Особая магия заключена даже в семантике слова "Дербент"(Дарбанд). Так, народы Южного Дагестана называют его Дарбанд ("дар" - узкий, "банд" - заграждение, плотина, стена, преграда). У персов Дербент дословно означает "узел ворот" ("дар" - ворота, "банд" - связь, узел). Помимо этих названий Дербент имел ещё более двадцати. Греко-римские историки античного периода именовали город Каспийскими и Албанскими воротами, византийцы - укрепление Тзор, Тзур, Цур, арабы - Баб-ал-Абваб (ворота ворот), тюрки - Темир-капы (Железные ворота), русские - Дербень или Железные врата.

У стен Дербента искали славу и военную удачу почти все известные полководцы средневекового Востока. Здесь побывали арабские военачальники Маслама ибн Абдал Малик и Марван ибн Мухаммад, сельджукские полководцы Сау-Тегин и Иагма, прославленные соратники Чингиз-хана Джебэ и Субудай, "Властелин мира" Темир и правитель Золотой Орды Тохтамыш, турецкий султан Селим и основатель государства Сефевидов шах Исмаил, знаменитый правитель Ирана шах Аббас и "Гроза Вселенной" Надир-шах. Здесь "прорубил" окно на Восток император Пётр Великий.

Дербент привлекал внимание не только видных государственных деятелей. О нём сообщают греческие и римские, средневековые византийские, сирийские, арабские, персидские, кавказские, турецкие, европейские писатели и историки- Гекатей Милетский (V в. до н.э.), Геродот (V. ДО Н.Э.), Х.Митиленский (VI. до н.э.), Страбон (1в.), К.Тацит (1в.), Плутарх, Марцелин (Г/в.), К.Дион, Ф.Бузонд (IVB.), Моисей Каганкатваци (VIB.), М.Хоренский (Кв.), авторы-арабы- Ахмед ибн Фадлан (Xвека), Абу Хамид ал-Гарпаги (XIIвека), венецианцы - Марко Поло (XIIIвека) и Иосафат Барбаро (XVвека), русские - А.Никитин (XVвека) и Федот Афанасьевич Котов (XVвека), англичане- Адам Олеарий (XVIIвека) и Г.Текландор (XVIIвека), голландцы - Ян Стрейс (XVIIвека) И К.де Брейн (XVIIвека), турок Э.Гемби (XVIIвека), атакжеИ.Березин (XVIIIвека), Козубский Евгений Иванович (XIX века), В.В.Бартольд, Е.А.Пахомов, К.В.Тревер, С.О.Хан-Магомедов, А.А. Кудрявцев.

Географическая ситуация и благоприятные природно-климатические условия обусловили обживание этого места с глубокой древности. В ходе археологических раскопок, которые ведутся в Дербенте с 1971 г. экспедицией Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН, установлено что, первое поселение возникло здесь в эпоху ранней бронзы - на рубеже IV-III тысячелетий до н.э., т.е. пять тысяч лет назад. Многочисленные археологические раскопки позволили дать ответы на сложные вопросы об истории города, выявили время его основания, первоначальную планировку, динамику развития и формирования городской структуры, послужившей основой для ядра средневекового города.

В ходе исследований Дербентского холма, значительная часть которого занята мощной цитаделью сасанидской поры, под многометровыми культурными напластованиями средневекового периода были вскрыты остатки древнего укреплённого пункта, появившегося здесь задолго до распространения власти Сасанидского Ирана на Дербентский проход. Было установлено, что вершина Дербентского холма обживалась уже с глубокой древности, о чём свидетельствуют находки здесь каменных и бронзовых топоров и значительного количества керамики периода бронзы.

stenakreposti"...Дербент - огромная пелазгическая стена, которая загораживала дорогу, простираясь от горной вершины до моря. Перед нами находились лишь массивные ворота, принадлежащие, судя по контурам, могущественной восточной архитектуре, предназначенной презирать века", - так красочно и правдиво описал Дербент в своей книге "Кавказ" великий писатель романист XIX века Александр Дюма.

Своей богатой историей и необычной судьбой Дербент в огромной мере обязан своему географическому месторасположению. На западном побережье Каспийского моря, там, где горы Кавказа почти подходят к морскому побережью, оставляя узкую трёхкилометровую полосу равнины, раскинулся древний Дербент.

Он возник в глубокой древности в одном из самых стратегически значимых мест знаменитого международного Прикаспийского пути - важной военной и торговой трассе, с древнейших времён связывавшей народы и страны Закавказья и Переднего Востока с Юго-Восточной Европой. Из маленького поселения он превратился в один из крупнейших средневековых городов Востока. Дербент пережил бурные исторические события, штурмы и разрушения, периоды расцвета и упадка, служил ареной борьбы между Римской империей и Парфией, Сасанидским Ираном и Византией, Арабским Халифатом и Хазарским каганатом, государством Сельджуков и Золотой Ордой, Османской Турцией и Российской империей.

Трудно найти ещё такой город, судьба которого была бы столь необычно многолика и парадоксальна на протяжении многих веков. Являясь ареной кровопролитных войн, подвергаясь постоянным нашествиям и разрушениям, он сохранил удивительную способность, подобно мифической птице Феникс, вновь и вновь возрождаться из пепла. Отсюда и немаловажная роль Дербента в истории многих племён и народов древности и средневековья; многочисленные (свыше 20) наименования, данные ему теми или иными народами и подчёркивающие его географическое положение и стратегическое назначение.

Особая магия заключена даже в семантике слова "Дербент"(Дарбанд). Так, народы Южного Дагестана называют его Дарбанд ("дар" - узкий, "банд" - заграждение, плотина, стена, преграда). У персов Дербент дословно означает "узел ворот" ("дар" - ворота, "банд" - связь, узел). Помимо этих названий Дербент имел ещё более двадцати. Греко-римские историки античного периода именовали город Каспийскими и Албанскими воротами, византийцы - укрепление Тзор, Тзур, Цур, арабы - Баб-ал-Абваб (ворота ворот), тюрки - Темир-капы (Железные ворота), русские - Дербень или Железные врата.

У стен Дербента искали славу и военную удачу почти все известные полководцы средневекового Востока. Здесь побывали арабские военачальники Маслама ибн Абдал Малик и Марван ибн Мухаммад, сельджукские полководцы Сау-Тегин и Иагма, прославленные соратники Чингиз-хана Джебэ и Субудай, "Властелин мира" Темир и правитель Золотой Орды Тохтамыш, турецкий султан Селим и основатель государства Сефевидов шах Исмаил, знаменитый правитель Ирана шах Аббас и "Гроза Вселенной" Надир-шах. Здесь "прорубил" окно на Восток император Пётр Великий.

Дербент привлекал внимание не только видных государственных деятелей. О нём сообщают греческие и римские, средневековые византийские, сирийские, арабские, персидские, кавказские, турецкие, европейские писатели и историки- Гекатей Милетский (V в. до н.э.), Геродот (V. ДО Н.Э.), Х.Митиленский (VI. до н.э.), Страбон (1в.), К.Тацит (1в.), Плутарх, Марцелин (Г/в.), К.Дион, Ф.Бузонд (IVB.), Моисей Каганкатваци (VIB.), М.Хоренский (Кв.), авторы-арабы- Ахмед ибн Фадлан (Xвека), Абу Хамид ал-Гарпаги (XIIвека), венецианцы - Марко Поло (XIIIвека) и Иосафат Барбаро (XVвека), русские - А.Никитин (XVвека) и Федот Афанасьевич Котов (XVвека), англичане- Адам Олеарий (XVIIвека) и Г.Текландор (XVIIвека), голландцы - Ян Стрейс (XVIIвека) И К.де Брейн (XVIIвека), турок Э.Гемби (XVIIвека), атакжеИ.Березин (XVIIIвека), Козубский Евгений Иванович (XIX века), В.В.Бартольд, Е.А.Пахомов, К.В.Тревер, С.О.Хан-Магомедов, А.А. Кудрявцев.

Географическая ситуация и благоприятные природно-климатические условия обусловили обживание этого места с глубокой древности. В ходе археологических раскопок, которые ведутся в Дербенте с 1971 г. экспедицией Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН, установлено что, первое поселение возникло здесь в эпоху ранней бронзы - на рубеже IV-III тысячелетий до н.э., т.е. пять тысяч лет назад. Многочисленные археологические раскопки позволили дать ответы на сложные вопросы об истории города, выявили время его основания, первоначальную планировку, динамику развития и формирования городской структуры, послужившей основой для ядра средневекового города.

В ходе исследований Дербентского холма, значительная часть которого занята мощной цитаделью сасанидской поры, под многометровыми культурными напластованиями средневекового периода были вскрыты остатки древнего укреплённого пункта, появившегося здесь задолго до распространения власти Сасанидского Ирана на Дербентский проход. Было установлено, что вершина Дербентского холма обживалась уже с глубокой древности, о чём свидетельствуют находки здесь каменных и бронзовых топоров и значительного количества керамики периода бронзы.

2

pro-derbent 0001Обитатели поселений жили в турлучных домах с глинобитными полами и напольными очагами.

С возникновением первых фортификационных сооружений (VIII-VIIвв. до н.э.) начинается история города-крепости. В это время был основан мощный укреплённый пункт, который существовал и развивался, господствуя над проходом, вплоть до Сасанидского проникновения и возведения иранцами тут нового типа оборонительных сооружений, частично воспринявших планировку древних укреплений Дербента.

Мощный опорный пункт возник на базе поселения предскифского времени, сменившего в XIII - IX вв. до н.э. более древнее поселение бронзового века.

Хронологически выделенные культурные слои относятся к эпохе энеолита и бронзы и трем историческим периодам, названным, согласно утвердившейся в дагестанской историографии терминологии: предскифским, скифским, албано-сарматским.

Слои Дербента досасанидской поры охватывают более чем тысячелетний период его развития, от возникновения первых укреплений в VIII-VII вв. до н.э. до проникновения в проход в первой полов. V в. н.э. Сасанидского Ирана.

Самым древним из культурных слоев раннего этапа является предскифский, датируемый XIII-IX вв. до н.э., но этот слой еще не связан непосредственно с фортификационными сооружениями Дербента. Это произошло в период появления двух слоев: раннескифского (рубеж VIII-УП вв. до н.э. - VI в. до н.э.) и позднескифского (V-IV вв.до н.э.)

Археологические исследования, проведенные на значительной территории Дербентского холма, позволили проследить сложную картину обживания этого района на протяжении нескольких исторических периодов, охватывающих большой хронологический отрезок досасанидскош существования Дербента.

Мощная фортификация, выявленная при раскопках дербентского холма, не оставляет сомнений в том, что задолго до проникновения Сасанидов в Дербентский проход и возведения ими оборонительных сооружений здесь уже существовали укрепления. Исследования древнейших оборонительных сооружений показали, что эти укрепления в основном погребены под стенами раннесредневековой цитадели города и представляли собой мощную крепость, планировка которой позднее была полностью воспринята цитаделью Сасанидской поры.

Появление на Дербентском холме мощных укреплений, связанных со слоями VIII-УПвв. до н.э. является ответной мерой на вторжение кочевников (походы киммерийцев и скифов). Это подтверждается как стратиграфией слоев Дербента, так и находками на вершине холма, в районе цитадели, бронзовых наконечников скифских стрел плоской формы с ромбовидной головкой, характерных для раннескифского периода.

Стены древней крепости были сложены из грубо обработанного местного ракушечника крупного и среднего размера, уложенного на глиняном растворе, или насухо с земляной засыпкой. Кладка сохранилась в высоту до 1-2 м при ширине местами 6-7 м. Строительный материал, приёмы возведения и конструктивные особенности древнейших укреплений доказывают, что они являются памятником местного, дагестанского строительства.

Прикаспийская низменность с древнейших времён выступала связующим звеном между Юго-Восточной Европой и странами Закавказья. Постоянная борьба за овладение этим регионом, и особенно торговым путём, который проходил по берегу Каспийского моря, имело зачастую решающее значение в исторических судьбах населяющих его народов. Прикаспий служил не только основным путём кочевников в их походах на юг в страны Закавказья и Переднего Востока, но и территорией, где возникали и распадались пёстрые в своём составе политические образования. О племенах, населявших территорию Восточного Кавказа, говорится в античных латинских источниках. В Ув. до н.э. Геродот на карте отразил пёстрый этнический состав народов этого региона. Так, в Геродотовском перечислении народов, подвластных Дарию I, следуют друг за другом племена, обитавшие у юго-западного побережья Каспийского моря: будины, кирки, фисагеты, агрипены, иссидоны,каспии, павсики, пантимафы и дариты. Все они входили в две северные сатрапии Ахеменидской державы Дария I с государственной податью в 200 талантов серебра (Геродота. История в 9 кн., 1972г., с. 203).

Природные данные местопребывания агрипенов указывают на тёплый и плодоносный Кавказ. Сородич Геродота с Проконесса (Мармара - остров на Мраморном море) Аристей (VПв. до н.э.) сообщает: "Агрипены жили южнее будинов у подножья высоких гор, через которые никто не проходил, из-за их недоступности. Питались они преимущественно плодами деревьев и из них, главным образом, "понтиками" (чёрный тут), плод которого похож на бобы, содержавшие внутри зерно. Из этого плода они отжимали "густой чёрный сок - асхи (бекмез), который пили с молоком, а из выжатой гущи делали лепёшки".

3

pro-derbent 0002От агрипенов к востоку, вдоль главного Кавказского хребта и берега Каспия жили известные осведомителям Геродота племена - геллоны, а за ними исседоны, массагеты и каспии. Исседоны, по всей видимости, обитали в современном Дагестане. Аристей в VIIB. ДО Н.Э. задолго до Геродота исследовал самые дальние углы скифского востока Европы. Конечно, столь дальнее путешествие на Восточный Кавказ до земель, где не хватало кругозора даже конного скифа, в те времена относительно легко могло быть осуществимо именно эллинами (греки), корабли которых, опираясь на колонии соотечественников, бороздили все известные воды на тысячи километров от родных берегов. И здесь, видимо, пройдя один из окраинных пунктов эгейской оседлости - город Гелон (Гелда) - на стыке двух Манычей, корабль Аристея по вдохновению Аполлона прибыл к исседонам - на Каспии.

Аристей предпринял это отдалённейшее путешествие не просто из любознательности ради, а забрался к исседонам только потому, что туда можно было плыть через Маныч по водам Каспия. Безусловно, правдоподобнее допустить, что плавание Аристея было деловым, возможно торговым, и совершалось в пределах существующих эгейских колоний. Тогда его путешествие к исседонам можно рассматривать лишь как попытку достигнуть одной из дальнейших восточных земель, где побывали его предприимчивые сородичи с Эгейского моря. Город, ради которого Аристей заплыл в землю исседонов, скорее всего, находился на месте современного Дербента - стратегическом пункте перехода из Закавказья на Северный Кавказ. Поэтому прилегающая к цитадели часть Дербента у местного населения исконно называлась "греческим городом" ("Юнан-Шекри"). Таким образом, на основании вышеизложенного можно предположить, что вместе с местными народами в созданиии города (Дербент-Гелда) участвовали и древнейшие выходцы с Эгейского моря, окружившие его от беспокойных бродячих народов, подобно гелонам, высокой стеной, равной периметром стенам дербентским. Также, весьма вероятно, что этими стенами они уже тогда пытались загородить тот небольшой промежуток приморской низины, удобной для движения кочевников. В имеющемся на картах Птоломея названии "Гелда" (или "Джелда") города, отождествляемого с Дербентом, допустимо, что сохранилось ещё и название выходцев с Эгейского моря - эгейцев (греков) "Юнан-Шекри". Тогда намечающаяся близость названий Гелда и Гелон наводит на мысль о возможности бывшей принадлежности обоих городов гелонам. Гелоны, основное местожительство которых, по Геродоту, отводится на Маныч у Калауса, могли распространиться по водам и дальше вдоль каспийских берегов к югу в земли исседонов и каспиев. Об этом сообщает и Страбон: "Племена гелов и легов живут между амазонками и албанцами", то есть, примерно, в современном Дагестане.

Следует отметить, что помимо "скифских" и "киммерийских" племён в нашествиях на Мидию в VIIB. ДО Н.Э., рассматриваемых сквозь призму ассирийских клинописей, Геродотом упоминаются и каспии.

Древность этого северного по отношению к Месопотамии прикаспийского народа упоминают в вавилонской клинописи уже в VIIIв. до н.э. под именем Каспии (kassi).

У греческих авторов упоминание о геродотовских каспиях, вошедших в 515г. в состав северных сотрапий Дария и исчезнувших в IVB. ДО Н.Э как народ, сохранилось лишь в названии страны Каспианы. С именем этого древнейшего народа по ряду признаков следует связьюать и авестическое название его моря (Vouru-Kasa), как народа.

Не подлежит сомнению, что народ бывшей Каспианы должен был найти соответствующее отражение в ассирийских записях событий, начавшихся за Араксом и перекинувшихся к Арарату. С наибольшей вероятностью к каспиям можно отнести часто мелькающее в ассирийских молитвах этого периода имя Каштарии - главы города Кара-Кашиш (Kar-Kassii), где слово Каг - означает крепость, a Kassii - означает народ (каспии). Из факта владения каспиями городами или крепостями следует полагать, что они, как и мидийцы, были народом оседлым.

Каспии во второй половине 1 тыс. до н.э., по-видимому, заметно выделялись среди других народов, как численностью, так и уровнем социально- этнополитического развития. Античные авторы сообщают о них разнообразные сведения. О замечательной урожайности виноградной лозы, о многочисленных стадах лошадей и крупного рогатого скота, о замечательных местных породах коз, верблюдов и охотничьих псах, об обилии в стране птицы и рыбы. Солёной и вяленой рыбой каспии снабжали своих соседей в Мидии. Воинские контингенты каспиев, как видно из сообщений античных авторов (Геродота и Квинта Курция Руора), включались в состав армии Ахеменидов. Они участвовали в походе персидского царя Ксеркса на Грецию в 480г. до н.э. начальником их был Ариомард, брат Артифия.

По словам Геродота (VII, 67) воины-каспии были одеты в козьи шкуры, а вооружены местными луками из камыша и акинаками (т.е. короткими мечами персидского типа). Не вызывает сомнений наличие в Каспиаке ахеменидского времени развитого ремесленного производства различных видов. Изготовленная мастерами роскошная одежда из шерстяных тканей, а также мази и особый клей славились в античном мире. Каспии обладали незаурядными навыками мореходства и кораблестроения. Поэтому персидские власти привлекали их, как опытных специалистов, к работам на царских верфях. По данным арамейских папирусов, ещё в VB. ДО Н.Э., каспии находились на службе в Египте в качестве военных колонистов и кораблестроителей.

4

pro-derbent 0003Вероятно, под общим именем каспиев древние авторы объединяют различные восточно-кавказские племена, среди которых самым многочисленным являлись албаны, в последствии занявшие доминирующее положение среди прочих родственных этнических групп. На территории, занятой албанскими и другими родственными племенами, возникает древнейшее государственное объединение - Кавказская Албания. Начало формирования Албанского государства может быть отнесено к периоду походов Александра Македонского. Албанские войска принимали участие в одной из крупнейших битв 331г. до н.э. при Гавгамелах против войск Александра Македонского. Причём они стояли в центре боевого порядка войск Дария III.

К.В.Тревер пишет, что являлись албаны наиболее крупными объединениями, лучше других оснащенными вооружением и отличавшимися, быть может, высокой военной подготовкой. Ссылаясь на Аристобула, Арриан уточняет то место, которое албаны занимали в построенном для сражения войске последнего Ахеменида: "Затем албаны и сакасены, эти примыкали к середине всей фаланги" (Анабазис kh.III, гл.8,4). Страбон пишет, что "они снаряжены дротиками и луками, имеют панцири, большие щиты и шлемы из звериной кожи, сражаются пешими и конными. Их вооружение подобно вооружению армян и иберов". Также античные авторы сообщают о посылке албанским царём в подарок А.Македонскому особой породы собак - волкодавов кавказской породы.

Согласно данным античных авторов и письменных источников армянских и албанских историографов, территория Албании в 1в. до.н.э- VII. в.н.э.. простиралась от Кавказских гор на севере до реки Араке на юге, от Иберии на западе до Каспийского моря на востоке. Вся территория Албании была разделена на области (гавары) и провинции (наханги).

До объединения Албании в единое государство здесь проживало 26 различных племён и народов, каждые со своим царём. В периоды военной угрозы все эти племена объединялись под властью албанского "царя", являвшегося также военачальником.

Интересные данные о языке народов Албании сообщает Моисей Хоренский, который отмечает, что язык одного из албанских племён - гаргарейцев - богат горловыми звуками. Язык одного из потомков албанских племён - современных удин - относится к лезгинской группе языков.

Объединённое Албанское государство оказалось в состоянии организовать в 1в. до н.э. сопротивление отборным легионам Римской империи, вторгшимся на Кавказ под командованием Лукулла в 69г. до н.э., Помпея - в 66-64гг. до н.э., Красса и Антония - в 55 и 36г. до н.э.

Тогда же Кавказ становится ареной ожесточённой борьбы Рима и Парфии за владычество на Востоке. Римско-парфянские войны подняли военно-стратегическое значение Дербента, сыграв значительную роль в истории его развития. Важнейшие ворота в Северный Прикаспий и Юго-Восточную Европу стали интересовать римских полководцев, историков и географов, и сведения о них всё чаще появляются в произведениях античных авторов после походов на Кавказ римских полководцев Лукула (74-65гг. до н.э) и Помпея (66-64гг.до н.э.).

В 69 г. до н.э. римские легионы Лукулла без объявления войны и соответствующих полномочий от римского сената неожиданно вторглись в пределы Армении. На помощь Армении вместе с другими соседями выступили и албанские войска, причём они сражались на самых ответственных участках войны. Хотя Лукулл одержал победу над армянскими войсками, дальнейшая военная кампания на территории Восточного Кавказа не имела особого успеха. Поэтому в 66 г.до н.э. сенат отозвал Лукулла и назначил на его место Помпея, предоставив ему исключительно большие полномочия. Самый ранний источник, в котором описаны эти события - это труд Тита Ливия. "Преследуя Митридата, Помпей проник к самым крайним и неизвестным народам - иберам и албанам. Помпей, возможно имевший сведения о Дербентском проходе, как связующем пути из Передней Азии через Закавказье и Северный Кавказ в Восточную Европу, стремился овладеть побережьем Каспийского моря. Тит Ливий, по времени наиболее близкий к описываемым событиям историк, определённо говорит, что "албаны и иберы не хотели пропускать Помпея, но он победил их в сражениях".

Более подробное описание сообщений, имевших место на р.Кура, сохранил нам Кассий Дион. Помпей разбил своё войско на три части, расставив их на равном удалении друг от друга. Царь Оройс решил первым атаковать все три отряда, "чтобы они в случае одновременного на них нападения не смогли поспешить друг другу на помощь". Он рассчитывал застать врасплох Помпея. Но римляне, предвосхитив намерения албан, внезапно напали на них и нанёсли сокрушительное поражение. Помпею не удалось захватить Оройса, узнав о неудаче албанских отрядов, он спешно перешёл через Куру и отошёл в горы.

5

pro-derbent 0004Второй поход Помпей против албанов повёл не кратчайшим путём через временно похороненную Иберию, а пошёл круговым путём - через Армению. Таким образом, он думал выиграть время и застигнуть албанов врасплох. Перейдя Куру ниже по течению и минуя "частоколы" (защитные сооружения) Помпей "застал албанов у реки Абас (Алазань), выстроенных в боевом порядке, во главе которого стоял брат царя Косис.

Зная хитрого Помпея, Оройс со своими основными силами и прекрасно вооружённой конницей находился в горах арьергарде. У Помпея была задача, как говорит Кассий Дион, "завлечь врага в битву до того, как он узнает о количестве римлян, чтобы не дать ему отступить, заметив их многочисленность". Помпея встретили "заградительные отряды" из военных соединений горцев, которые отчаянно и мужественно сражались с врагом. Албаны потерпели неудачу. У Плутарха сохранилось описание одного из эпизодов этого боя, а именно, единоборство между албанским царевичем и Помпеем: "Когда завязался рукопашный бой, он (Косис) бросился на Помпея и ударил его копьём по шву на панцире. Но Помпей победил, собственноручно пронзив его".

В битве с римлянами участвовали и албанские женщины. Так появилась легенда об амазонках. Плутарх пишет: "Говорят, что в этом сражении со стороны варваров сражались также и амазонки". Римляне, собирая убитых на поле боя, находили щиты в виде полумесяца и высокие сапоги, какие носили амазонки. Это свидетельствует, что албанские женщины сражались наравне с мужчинами. В числе заложников и пленных были женщины, имевшие не меньше ран, чем мужчины. Албанское войско потерпело поражение, в этом бою пал и царевич Косис. Достать Оройса с основными силами Помпею не удалось. По данным Тита Ливия, Помпей "пощадил албанов и повелел царю Оройсу спуститься на равнину. Еще два автора IVb. повторяют эти сообщения: "Помпей в войне с албанами трижды победил их и примирился с ними". Такие же сведения дает нам и Евтропии Оросий. Таким образом, из этих немногих сведений о сражении на левом берегу реки Алазани можно заключить, что Помпей "встал лагерем" где-то в предгорьях Кавказа. Здесь он хотел дать отдых своим легионам для дальнейшего похода в глубь Албании и заручиться "дружбой албан". Но Оройс не спустился на равнину, а предпочёл письменные переговоры с Помпеем. В посланиях албанского царя заключалась просьба о перемирии. Письмо Оройса сопровождалось подарками. Помпей охотно принял дары Оройса и удовольствовался его письмами с заверениями о подчинении. Так, был заключён мир между Помпеем и Оройсом. Продолжил ли поход Помпей? Неизвестно! Согласиться с тем, что Помпей не повёл свои войска к Каспийскому морю из-за большого количества змей в Мильской и Муганской степях, малоубедительно.

На рубеже нашей эры Страбон писал, что Помпей "отправился в поход против албанов и иберов и доходил до обоих морей, до Каспийского и Калхидскош". Однако известный историк античного мира Плутарх утверждает, что Помпей повернул обратно, не дойдя совсем немного до берега Каспийского моря: "Помпей двинулся было к Каспийскому морю, но вследствие множеств ядовитых пресмыкающихся отказался от этого намерения, не дойдя до трёх переходов до моря".

Помпей, в руках которого был отчёт Патрокла о берегах Каспийского моря, пытался обследовать известный торговый путь, через который можно было связаться и с Индией, и с Передней Азией, и установить торговые связи с северными народами через Кавказ по Прикаспийскому пути.

Основной причиной отказа от дальнейшего похода было, несомненно, сопротивление албанов, встречаемых на пути римскими войсками, недостаток продовольствия вследствие неприязненного отношения местного населения и, быть может, беспокойства за свою воинскую славу.

Таким образом, безуспешно закончился поход Помпея против народов Закавказья: "Кавказ еще раз обнаружил свое всемирно - историческое значение: подобно персидским и греческим завоеваниям и римское нашествие нашло здесь предел". Неудачным был также поход 36г. до н.э. Антония против Парфии.

В 20г. до н.э. Октавиан - Август совершил поход против Парфии и Закавказья, вызванный восстанием против Римской империи. В это время албаны неоднократно поднимали восстания против римского гнета, из-за грабежей и непосильных поборов. С 1в. до н.э. по 63г. н.э. в Албании царствовали местные цари, а после 63г. утвердились младшие ветви династии Аркашидов.

В 55-53гг. до н.э. римские войска под командованием Красса потерпели жестокое поражение от парфян, которое привело к уничтожению римской армии и гибели его самого. Это поражение на некоторое время приостановило продвижение Рима на Кавказ. Борьба за Восточный Кавказ и Дербентский проход с новой силой вспыхнула в 1в. н.э. Стратегическая важность Дербента и проходившего вдоль Каспийского побережья международного караванного пути обусловили подготовку императором Нероном в 68г. н.э. большого похода сюда. Важное значение имеет тот факт, что Тацит, говоря о походе Нерона, называет Каспийский проход не "Porta" (что имеет только одно значение - "ворота", "дверь", "проход"), a "claustra", что, кроме бытового значения "запор", в военном отношении означает "пограничная крепость", "вал", "стена" и т.п. Таким образом, Тациту и ряду других античных авторов было известно о существовании укреплений Дербента.

6

pro-derbent 0006К походу готовились основательно. Нерон для похода на Каспий собрал множество легионов из различных провинций империи. Был создан особый легион, названный "фалангой Александра Великого", куда набирали самых рослых и здоровых солдат, и легион морской пехоты, до этого не существовавший в римской армии. Но военная кампания не состоялась. "Нерон не поплыл к Каспийским воротам" и войска, отправленные туда для войны с албанами, он вернул с дороги для подавления вспыхнувшего восстания в Галлии. Таким образом, Нерон хотел воскресить и осуществить планы А. Македонского и Ю. Цезаря о торговых путях к шелку на Восток через Дербентский проход и придавал особое значение пролегавшей здесь торговой трассе. Очевидно, планы Нерона вскоре в 83г. н.э. были осуществлены при императоре Домициане. После 64г. н.э. между Римом и Парфией установились мирные отношения и такие же отношения существовали, видимо, между Парфией, Арменией, Иберией и Атропатеной. Сложно складывались отношения с Албанией, так как она расширяла свои владения в южном направлении. Основанием такого предположения служит латинская надпись, обнаруженная в 1948г. у подножья горы Беюк-Даш (в 4 км к западу от Каспийского моря). Она высечена на скале у подошвы горы и гласит: "При императоре Домициане Цезаре Августе Германике. Люций Юлий Максим, центурион XII легиона Фульмината выполнил, сделал". Надпись, очевидно, свидетельствует о постое отряда ХП легиона в этом районе, может быть, о постройке какого- то укрепления на этой горе.

Таким образом, эта надпись-след пребывания римского отряда на территории Албании в 89-96гг.

В 115г. Армения, отторгнутая от Парфии, становится римской провинцией. Римские авторы IVB. Фест и Евтропий сообщают, что Троян "отнял от парфян Армению, уничтожил венец, лишил царя Великой Армении власти. Дал албанам царя : принял в римское подданство иберов, боспорцев и колхов".

Итак, за исключением Албании, весь Кавказ был приведен в подчинение Риму. "Из числа закавказских народов албаны более других сохранили свою независимость и не примкнули окончательно к числу римских союзников".

Преемник Трояна, Адриан (117-138гг.), сообщает его биограф Элий Спартиан, имел с албанами самые дружественные отношения, что царей их щедро одаривал. Он вывел из Албании римские войска и сохранил на престоле правителей из местной династии Аршакидов, которые были поставлены Трояном, когда он подчинил себе Закавказье.

Вторая половина И-Швв. в истории Албании письменными источниками слабо освещена, археологические памятники тоже малочисленны, хотя раскопки Мингечаура и Дербента проливают некоторый свет на историю и культуру этого периода.

К.Туманов считает, что албанские Аршакиды утвердились в 1в. н.э. и продолжали править с помощью Иранских Аршакидов до VIB. М.Каланкатуйский сохранил отдельный список царей Аршакидской династии, в котором насчитывается десять царей: Вачаган Храбрый I, Ваче I, Урнайр, Вачаган И, Вачаган Благочестивый III. Из "Истории албан" М.Каланкатуйского явствует, что первым аршакидским царем Албании был Вачаган I Храбрый. Ему удалось объединить все области Албании и создать единое централизованное государство.

В 226 г. на развалинах Парфянского царства на территории современного Ирана и Ирак возникло новое государство. Во главе его стала новая династия иранских правителей - Сасаниды, с царём шахиншахом ("царь царей"). Вскоре, упрочив своё положение, став могущественным государством, Сасаниды начали обширные завоевания, что самым непосредственным образом отразилось на судьбах закавказских народов.

Римская империя, имевшая свои интересы в этом регионе, совместно с народами Закавказья начала войну против Сасанидов. Длительная борьба между Римом и Персией закончилась заключением мирного договора в 298 г. в Насибине.

Победа закавказских народов и наступивший после Насибинского договора 40-летний мирный период благотворно отразился на развитии экономики и культуры стран Закавказья. В начале IV веке правителем Албании становится Урнайр (306-371 гг.)

Внутренняя политика Урнайра характеризуется борьбой с язычеством, объявлением христианства государственной религией в 313 году, наделением церкви землями, назначением церковной десятины.

М.Каланкатуйский повествует: "Блаженный Елисей, начав апостольское возделывание щ с концов земли, просветил только северную часть нашего Востока, а не всех, и сам, совершив благую борьбу за народ свой - утрудился. Но в то время, когда Господь посетил род человеческий, озарил весь Запад через великого императора Константина. Он обратил в веру и Восток, который несколько познал уже о спасительном явлении истинного солнца. Они, жители Востока - Агваны, вторично и совершеннее были просвещены Урнайром". "Эдип в 313 году императора Константина, который взял христианскую религию под государственную защиту". Однако, христианство, воспринятое царем, двором, знатью и частью населения, не получило повсеместного распространения, хотя Урнайр преследовал и вел жестокую борьбу с язычеством.

7

pro-derbent 0007Вопрос: почему христианство не получило повсеместного распространения в северно-восточной Албании, можно связать со многими причинами. Основными из них являются: очень сложная и постоянно меняющаяся обстановка в регионе; непрекращающиеся войны и многократный отход населения в горную часть страны, где традиционно была сильна позиция языческой религии; частое изменение этнического состава в прикаспийской полосе; существование внутри христианства разных идейных течений, враждующих между собой - монооризитизма, диофизитства, несторианства. Урнайр, правивший Албанией в 306-371гг., принадлежал к парфянскому роду Аршакидов, жена же его была сестрой персидского царя Шапура П.

В политику Шапура II, начавшего подчинять себе Закавказье, входило постепенное привлечение на свою сторону сначала Албании, в прошлом союзницы Армении, а затем Иберии. В связи с этим, с середины IVB. между Персией и Римской империей вновь усиливается борьба, которая привела к войне, в которой Албания оказалась союзником Персии, а Армения на стороне Византии. Таким образом, начиная с середины IVB., традиционная дружба между Албанией и Арменией была на длительное время нарушена. Аммиан Марцелин, описывая выезд Шапура перед битвой под Амидой в 359г., сообщает, что Сасанидского царя сопровождали: слева - царь хионитов - Грумбат, справа - царь албанов - Урнайр, равный с первым по месту и почету, позади - различные военачальники, выделявшиеся авторитетом и властью".

Также Урнайр оказал помощь Шапуру II и в битве на Дзиравском поле в 371г., где он выступил против римских и армянских войск. В этом сражении Урнайр был ранен. Албанский историк, М.Каланкатуйский называет Урнайра "мужем доблестным, который наследовал славное имя в великих войнах, водрузив знамя победы внутри Армении".

В ходе борьбы Персии с Византией, после раздела в 387г. Армении между ними, албанским царям удалось присоединить к своим владениям Арцах и Утик. Таким образом, границы Албанского царства расширились.

После мужественного и доблестного воина Урнайра к власти в Албании приходит в начале Ув. царь-просветитель Арсваген, при котором путем реформации старого письма была создана новая албанская письменность.

Армянский учёный Месроб Маштоц, создавший в 406 году, по преданию, сначала армянский алфавит, а затем грузинский, придя в страну албанов, возобновил их алфавит, содействовал возрождению научных знаний, и, оставив у них наставников, вернулся в Армению (Корюн ар.пис.Ув.). Из этого сообщения Корюна можно подчеркнуть, что в стране албанов уже имелся какой-то свой старый алфавит, который Маштоц лишь "возобновил".

Корюн пишет, что до путешествия в Албанию к Маштоцу "случайно пришел некий священник, родом из Албании, по имени Вениамин. Маштоц, разузнав и обследовав чужеземный говор албанского языка, составил затем письмена по своему, дарованному свыше, мощному обыкновению. После того он, распрощавшись, отправился в Албанию и пришел в этот край. Прибью в царскую резиденцию, он увиделся со святым епископом Албании, которого звали Иеремией, и с их царем, имя которого было Арсваг. Маштоц, опрошенный ими, сообщил, ради чего он прибыл, и они вдвоем, епископ и царь, согласились подчиниться введению письменности.

Они приказали обучить искусству письма многих детей из областей и районов страны, послать их группами в школы и другие подобные места и назначить им "рочик" (довольствие) на пропитание". После принятия алфавита в Албании стали переводить религиозные книги - Священное Писание, учение апостолов с сирийского и греческого языков

Предполагается, что, создавая албанский алфавит, Месроп Маштоц положил в его основу гаргарское наречие албанского языка, богатого горловыми звуками. М.Каланкатуйский "История Албан" пишет: "...Месроп создал письмена богатого гортанными звуками, грубого, варварского и необработанного гаргаскош языка".

Многие древние авторы сообщают об изобретении Маштоцем не только армянского, но грузинского и албанского письма. С этим мнением согласится нельзя, чтобы беседовать с Маштоцем албанский царь Арсваген и архиепископ Иеремия, вынуждены были пригласить из области Сюника переводчика Вениамина. Следовательно, из этого можно сделать вывод, что Маштоц не знал албанского языка, а Арсваген и Иеремия т армянского. Мог ли Маштоц при таких условиях составить алфавит для албанского (гаргарскош) языка по слуху, если иметь в виду, что этот язык изобиловал смычно-гортанными специфическими звуками, характерными для горско-кавказских языков. Поэтому с такой задачей мог бы справиться только албанец, возможно, архиепископ Иеремия, который, по сообщению Корюна, перевел Священное Писание на местный албанский язык. По всей вероятности, Маштоц-составитель армянского алфавита, человек с опытом в таком деле, как составление албанского алфавита, принял участие консультантом.

8

pro-derbent 0008Исторические источники однозначно доказывают, что кавказские албанцы имели свою письменность еще в дохристианское время в I в. до н.э. (письма царя Кавказской Албании Оройса к Помпею). Подтверждением этому является то, что в 1937г. И.В.Абуладзе обнаружил албанский алфавит в Эчмиадзинском фонде (архиве) Ереванского "Матенадарана" рукопись №7117 (XVb.), и академик А.Г.Шанидзе установил его подлинность.

В 1996г. грузинский учёный З.М.Алексидзе обнаружил в монастыре святой Екатерины на Синайской горе (Египет) палимпсест (рукопись на пергаменте поверх смытого или соскобленного текста; палимпсесты были распространены до начала книгопечатания), подтвердивший существование Библии на албанском языке (очень похожий на удинский).

В 438г. в Персии пришел к власти Ездигерд И, прославившийся своей настойчивой и жестокой борьбой с народами Закавказья. Сасаниды, готовясь к войне против хионитов (кумалы), гуннов, безжалостно грабили и разоряли Албанию, Иберию и Армению. С населения взимались тяжелые налоги, поземельная подать "Харадж". Армянский автор Vb. пишет: "Это был настоящий грабеж, до такой степени сильный, что сами персы удивлялись и спрашивали: откуда могло прибывать столько сокровищ, и как еще могла существовать столь изнуренная страна".

Кроме того, заставляли выполнять трудовую повинность в пользу государства по возведению пяти линий оборонительных сооружений и крепостных стен на западном побережье Каспия. М.Каланкатуйский пишет: "Цари персидские изнурили страну нашу, собирая архитекторов и изыскивая разные материалы для построения великого здания, которое соорудили между горой Кавказом и великим морем Восточным".

Стремление албанских царей укрепить свою позицию и добиться независимости сильно встревожило Сасанидов и Ездигерда II. В середине VB., пользуясь тем, что Византия была занята войной с Атиллой и участившимися нашествиями кочевников, персы стремились навсегда покончить с самостоятельностью Албаник.

Чтобы ослабить Закавказские государства, Ездигерд II предпринял новую хитрую политику, мобилизуя в персидскую армию всадников из этих стран и отправлял их в далекий Закаспий под предлогом защиты восточных границ персидской империи.

Многие из этих людей обратно не возвратились, и поэтому сбор конницы происходил в траурной обстановке. Помимо этих мероприятий Сасаниды насильно насаждали в Албании зороастризм. Шах прислал сюда 700 магов, которые стали разрушать христианские церкви. В это трудное время в 444г. царём Албании становится сын албанского царя Арсвагена и дочери Сасанидского шаха Иездигерда П Ваче П. Царствование его совпало с периодом ожесточённой борьбы албанского народа за свою независимость и возможность свободно исповедовать христианскую религию.

Все эти мероприятия Ездигерда II (экономический и политический гнет) переполнило чашу терпения широких масс: крестьян, ремесленников, духовенства и знати, которые привели к антиперсидскому движению 450-451гг. В этот сложный период албанский царь Ваче II находился заложником при персидском дворе, куца был вызван Йездигердом II. Он принудил его, воспитанного в христианском духе, принять религию персов - зороастризм. Скорее всего, такой шаг он был вынужден сделать, чтобы сбавить давление персов на свою страну. Восстание в Албании возглавили каталикос и хазарет страны, которые поддерживали тесную связь с армянским князем Варданом Мамиконяном. Имея большое количество войск на территории Албании и с помощью 10-титысячной персидской конницы, которая находилась в районе Чола (Дербента), сасаниды хотели парализовать повстанческое движение. Восстание в Албании проходило в более тяжелых условиях, чем в Армении и Иберии. Во главе восстания стал армянский князь Вардан Мамиконян. В 450г. у города Халкал произошла битва между объединёнными войсками повстанцев (албаны, армяне, иберы) во главе с Маминяном и персидскими войсками.

Несмотря на численное превосходство противника, повстанцы одержали полную победу. Армянский историк Егише пишет, что от множества трупов река окрасилась кровью. Отряды восставших освободили значительную часть Албании от захватчиков. Союзные войска напали на замки и города, занятые персами, уничтожили иранский гарнизон в Дербенте и разрушили крепость, построенную Ездигердом П, и комендантом Дербента назначали князя из албанской царской патропилии - Каланкатуйского. В это время из Средней Азии в Ктесифон вернулся, проигравший войну с эфталитами, Ездигерд II. Собрав войска, он двинул против повстанцев огромную и хорошо вооруженную армию под командованием визиря Михр-Нерсеса. 2 июня 451г. на Аварайском поле (между нынешними городами Маку и Хой) произошло второе крупное сражение. Егише описал это сражение: "Когда обе стороны были готовы, полные гнева, с великим ожесточением и неимоверной яростью бросились друг на друга. Крики с обеих сторон раздавались, как раскаты грома в потемневших облаках. От страшного шума содрогались горные пещеры. От бесчисленного множества шлемов и вооружения исходили ослепительные лучи, которые кололи глаза. Битва продолжалась долго. Вечерело, близко было и наступление темноты. Многих постигла смерть. Те, которые остались в живых, рассеялись по горам и укрепились в вечных чащах, и когда встречались с врагами, продолжали 'сечу с ними". Повстанцы потерпели серьезный урон из-за плохого вооружения, хотя сражались с большим мужеством и упорством. Вернувшись ив Персии, сам албанский царь Ваче П поднял новое восстание в 457г., которое длилось до 459г.

9

pro-derbent 0009После смерти 457г. Ездигерда II к власти в Персии пришел в 459г. Пероз (459-484гг.), при котором и без того тяжелое положение подвластных народов усугубилось неурожаями и войнами. Пероз продолжил начатую Ездигердом II войну против эфталитов. В 459г. Ваче II вновь поднял восстание. Повстанцы захватили Чола (Дербент) и, пропустив войска маскутов, заключили союз с одиннадцатью "царями" Большого Кавказа, и с их помощью два года вели войну против Сасанидов. Неоднократные попытки персов начать переговоры с Ваче II оказались тщетными. Тогда Пероз за большие деньги призвал на помощь гуннов. В 462г. гунны начали длительную войну с албанами, хотя войско Ваче II с каждым днем уменьшалось, но их покорить они не смогли. Восстание, которое продолжалось в Албании в течение 6 лет с 557 до 563гг., было подавлено. Сасаниды опять укрепились в Албании, и чтобы окончательно ликвидировать самостоятельность Албанского государства Сасаниды в 463г. упразднили здесь царскую власть, превратили страну в свою провинцию, где стали править марзбаны персидские - наместники. Моисей Каганкатваци пишет об этом времени: "От Ваче до благочестивого Вачагана в продолжение 30 лет Албания оставалась без царя, потому что злобный царь персидский хотел уничтожить все царства мира". Сам Ваче II, желая смыть с себя грех отступничества, считал, что "будет лучше умереть в мучениях, чем жить в отступничестве". Поначалу он желал принять достойную воина смерть - умереть с мечом в руках, защищая родину и церковь от врага. После того, как Пероз отказался от намерений подчинить Албанию, отпустив мать и жену в Персию, Ваче решил удалиться от государственных дел. "Отрекшись от царствования, он спрашивал Пероза разрешения на оставление за ним отцовского наследства - провинции в тысячу семейств и жил там в мире с богом".

Но иранским завоевателям не удалось сломить сопротивления народов Албании, Армении и Иберии. В 481 -484гг. произошло новое антисасанидское восстание, охватившее эти страны. Непрерывно сражаясь с восставшими народами Закавказья, персы потерпели поражение от эфталитов. Пероз был убит в 484г. Это заставило персов удалиться из Закавказья и заключить соглашение на условиях предъявленных повстанцами.

По соглашению, заключённому в селении Нварсак между народами Албании, Иберии и Армении с одной стороны и Сасанидами с другой стороны, персидский правитель Валараш пошёл на значительные уступки Албании. В Албанйи была восстановлена царская власть, и в 487г. царём Албании был объявлен Вачаган III Благочестивый, племянник Ваче II.

М.Каланкатуйский сообщает: "От Ваче до Благочестивого Вачагана в продолжении 30 лет Албания оставалась без царя; теперь же, жители Албании, снова соединившись в одно царство, взяли из детей царских храброго, мудрого, рассудительного и высокого ростом Вачагана, сына Иездигерда, брата Ваче, царя албанского, возвели его на престол с помощью Валараша, даря персидского". Добившись признания независимости Албании от Сасанидов, Вачаган Ш стал укреплять царскую власть и добиваться религиозного единства в стране. Усиленно преследуя огнепоклонников и искореняя все языческие секты, он стал превращать христианство во всеобщую государственную религию. Вачаган III открыл школы, восстановил разрушенные и построил новые церкви и монастыри, восстановил церковные чины. Упрочение государственной власти способствовало оживлению хозяйства страны, сильно пострадавшего во время событий IV- VBB. Спасаясь от Сасанидской расправы, многие албанские крестьяне, оставив свои поселения на плоскости, укрылись в неприступных горах. В результате этого, поля долгое время не обрабатывались, и сельское хозяйство находилось в состоянии крайнего упадка..

Вачаган III оповестил население о том, что оно больше не будет подвергаться преследованиям, и потребовал, чтобы крестьяне и ремесленники занялись мирным трудом. Земледелие, ремесло и торговля стали постепенно возрождаться.

Феодальным владетелям, выступившим против Сасанидов, были возвращены земли и восстановлено имущественное положение, а также их права и привилегии. Были предприняты меры для политического ограничения, подрыва материального состояния, а порой и физического уничтожения той части албанской знати, которая держалась просасанидской ориентации.

Албанский царь Вачаган III желал видеть свою страну христианской, церковь сильной, а духовенство образованным. Эту же цель преследовал и созванный по инициативе царя Поместный Собор Албанской церкви, вошедший в историю под наименованием Агуэнского Собора. Поводом для созыва Собора послужили так называемые "разногласия" между клиром и мирянами. Постановления Агуэнского собора сыграли решающую роль в деле утверждения самостоятельности Албанской церкви.

Каноны Собора можно разделить на четыре группы:

  1. 1) правила, касающиеся клириков, их взаимоотношений, прав и обязанностей;
  2. 2) правила, регулирующие отношения между
  3. 3) правила, регламентирующие отношения между клириками и мирянами;
  4. 4) правила, имеющие чисто правовой характер.

10

pro-derbent 0010Вачаган созывом Агуэнского собора добился нескольких целей. С одной стороны, Собор этот способствовал утверждению самостоятельности Албанской церкви, а с другой - Вачаган с помощью соборных постановлений предпринял удачную попытку усилить государственную власть, уравнять клир со светской властью, урегулировать отношения между знатью и духовенством, добиться религиозного единения всех сословий для сохранения политической независимости страны и для борьбы с иноземными силами.

Политическую структуру Албании IV-VIBB. МОЖНО представить как феодальное централизованное государство. Царь был законодателем, верховным судьёй страны, а также главнокомандующим всеми военными силами страны.

Вачаган Щ, несомненно, явился выдающимся правителем Албанского государства. Время его правления стало самым благоприятным временем для развития христианства в Албании и расцвета Албанской церкви. Вачаган вошёл в историю с именем Благочестивого.

VIB. В истории народов Закавказья ознаменован рядом новых исторических фактов, связанных с событиями в двух соседних великих державах - Персии и Византии, продолжавших бороться за мировое господство, и с появлением нового государства - Хазарского каганата.

С середины VIB. албанские цари опять утратили власть. Албанией стали управлять иранские наместники - марзбаны, обычно ближайшие родственники шахов. Наместники владели всей административной, военной и судебной властью. Они занимались сбором налогов с местного населения, следили за настроением населения, предупреждали о возникновении антисасанидских волнений, боролись против утверждения христианства, заботились о насаждении зороастрийской религии, которая служила идеологическим оружием Сасанидов.

В это же время из-за Иберии обострилась борьба между Византией и Персией. Персы пытались присоединить не только Картлию, но и захватить Лазйку, чтобы выйти к Черному морю и оттуда угрожать Византии. Борьба эта продолжалась много десятилетий, временами прерываясь перемириями. В 532г. был заключен "Вечный мир" между Византией и Персией, который дал народам Закавказья короткую передышку, перед тем как в 542г. снова разгорелась война.

Политика, проводимая в VIB. Византией и Ираном по отношению к северокавказским народам, была двойственной. Принимая меры по укреплению кавказских проходов, Иран и

Византия использовали гуннов, савир и хазар в своих целях. Вступая в союз с кочевниками, албанские цари тоже пользовались их войсками для своей выгоды. Они пропускали их через Дербентские ворота и совместно громили завоевателей. Пользуясьсь длительной войной (571-591гг.) между Ираном и Византией, савиры и хазары часто организовывали нашествия через территорию Албании в страны Закавказья. В 552-553гг. и Албания подверглась страшному нашествию со стороны северных кочевников, причинивших страшные бедствия. Об этом в "Истории албан" М.Каланкатуйского говорится: "Страна наша подпала под власть хазар; предали огню церкви и писания, разрушали города и сёла, угоняли народ". Тогда во второй год правления Хосрова - царя царей - в начале армянского летоисчисления (552г.), перенесли престол патриарший из города Чора в столицу Партав, ввиду хищнических набегов врагов "Креста Господня". В 562г. Хосров Ануширван, вернувшись из похода против Византии, выступил против хазар и разбил их.

Двадцатилетняя война между Ираном и Византией за обладание Кавказскими воротами (Дербентский проход), возросшие налоги и усилившиеся притеснения со стороны иранских чиновников, стали причинои восстания народов Закавказья, вспыхнувшего против Сасанидов в 571-572гг. Как сообщает грузинская летопись "Картлис - Цховребя", "При армянском царе Хосрове Великом армяне, леки, грузины, осы и хзары совместно выступают против персидского царя Ануширвана и проникают в Персию". Это восстание было подавлено с большой жестокостью. Предводители восстания, принадлежавшие к Местной знати и духовенству, были сосланы в отдалённые окраины империи.

В 591г. двадцатилетняя война между Персией и Византией закончилась подписанием мирного договора. По договору 591 г. Армения подверглась очередному делению, однако Албании это не коснулось.

В 603-629гг. снова возобновились военные действия между двумя империями, длившиеся более четверти столетия. Албания оказалась вовлечённой в эту войну. Византийская армия, под командованием Ираклия (610-641гг.) вторглась в Албанию, грабя города и сёла. Моисей Каганкатваци об этом пишет: "Войско греческое (византийское) в несметном количестве пришло и расположилось в области Ути, на границе села Каганкатвац. Оно покрыло и опустошило прекрасные сады и поля, через которое проходило".

11

pro-derbent 0011В 626г. Ираклий для успешного завершения войны с персами заключил союз с хазарами. Хазарское войско под предводительством Шата, велением Ираклия, совершали набеги на Албанию и Атрапатакап. Они грабили, сжигали города и сёла, предав лезвию меча христиан и язычников, увели много пленных. В 628г. хазары снова напали на Албанию и первый удар обрушили на Дербент, затем на Партав. В этих тяжёлых условиях, неся огромные потери, народы Албании стали отступать в труднодоступные горы области Арцах. Оккупировав территорию

Албании в 628г., хазары продвигались к Тифлису вместе с войсками Ираклия, завоевывая и сжигая города. Таким образом, Албания потеряла свою независимость и оказалась под властью хазар. Хазары разорили Албанию, здесь царил голод, эпидемии, жертвами которых стало большое количество жителей, и в их числе каталикос Албании Виро (630г.).

В 630 году начавшиеся междоусобные войны привели к ослаблению Хазарии. В этот период Албания приобрела независимость. На ее престол вступил представитель новой династии Михранидов Вараз-Григор (630-642гг.). В начале VIIB. на Аравийском полуострове утвердилось новое религиозное учение и образовалось государство - Арабский Халифат, оказавшее большое влияние на историю Передней Азии, Закавказья и Восточного Кавказа. Одновременно с образованием Халифата начались его завоевательные войны. Персидский шах Иездигерд Ш для борьбы с арабами требовал от правителей подвластных ему стран вспомогательное войско. В помощь Иездигерду III великий князь Албании Вараз-Григор решил послать войско во главе со своим сыном Джеванширом.

Во время правления халифа Омара (634-644гг.) арабы повели наступление на Иран. Их нашествие угрожало и Кавказской Албании.

Албанские отряды во главе с молодым главнокомандующим Джеванширом в течение нескольких лет вместе с иранскими войсками участвовали в борьбе против арабов, проявляя большую храбрость и мужество. М.Каланкатуйский об этом пишет так: "Албанский полководец ринулся в толпу с сильными мужами, поверг наземь двух противников и получил в бою три тяжёлые раны. Лошадь его была ранена в четырёх местах. Его одежда и оружие были в крови".

За проявленную храбрость в битвах у Мёртвых вод при Кадисси против арабов он был высоко оценён персидским царём Йездигердом II , "который дал ему знамя и громкие трубы, два золотых дротика и два золочённых щита, опоясал его золотым поясом с мечом с золотой рукоятью и надел на голову прекрасный венец" (М.Каланкатуйский "История Кавказской Албании").

В 642 году под Нихивендой персы потерпели поражение и Джеванширу со своим войском пришлось вернуться в Албанию. В том же году Джеваншир становится первым великим князем - иншахом Албании. Разгромленные персидские войска со своими феодалами отступили к границам Албанского государства и стали совершать грабительские набеги, разоряя её территорию. Народы Албании во главе с новым правителем встали на защиту своей Родины. В ходе нескольких сражений Джеваншир разгромил персов, освободил страну и изгнал захватчиков со своей земли. Освободившись от персов Албания оказалась перед новой угрозой - порабощения со стороны арабских захватчиков. Арабы вторглись в Албанию и в 642 году захватили Дербент. Но первые попытки арабов утвердиться в VIIB. на Восточном Кавказе окончились провалом. Многочисленные восстания в тылу арабов распыляли их силы, и вскоре они отступили. В это вррмя в самом Халифате началась борьба за власть между представителями арабской знати. Наибольшего накала она достигла при халифе Али (656-661 гг.). Воспользовавшись этой смутой народы Албании, Армении и Иберии перестали повиноваться Халифату и не стали выплачивать ему дань. В 660г. Джеваншир заключил союз с византийским императором Константином II, направленный против Халифата. В 662г. Албания подвергается вторжению хазар. Нанеся им поражение и выдворив их за пределы страны, Джеваншир в 665г. заключает союз с хазарами, женившись на дочери хазарского хакана. Однако организовать совместную борьбу против арабов не удалось, и союз распался. Ослабление Византии, агрессивная политика арабов по отношению к странам Закавказья - всё это побудило Джеваншира пересмотреть союз с Византией. Желая спасти страну от арабского разграбления, Джеваншир в 667г. заключает союз о признании вассальной зависимости от Халифата. Это избавило население Албании на несколько лет от арабских вторжений.

В 670г. халиф Муавий принял Джеваншира в Дамаске с почестями и великолепием, каких он не оказывал ни одному из наместников страны. Муавий приказал оказывать почести восточному князю, как венчанному царю, и уполномочивает его стать посредником в дипломатических переговорах между Халифатом и Византией. Уважение и благосклонность, которые снискал себе Джеваншир, как со стороны византийского императора Константина II, так и со стороны халифа Муавия, объясняется не только значимостью Албании, но и личными качествами самого Джеваншира. Это был видный полководец, мудрый политик, тонкий дипломат середины VIIB., сумевший сохранить самостоятельность страны в один из самых тяжёлых периодов в истории народов Закавказья.

12

pro-derbent 0012Албанский автор посвящает ему такой панегирик: "Провидением Божьим Джеваншир от рождения был назначен для славы и величия, и до сегодня Господь дозволил ему быть славным... Он был уважаем и почитаем четырьмя завоевательными государствами, и был не ниже этих властителей." (Каланкатуйский М.)

Стремясь к упрочению государственной власти в Албании, Джеваншир вёл войну против непокорной знати. Этой политикой была крайне недовольна определённая часть крупных феодалов. В 681 г. Джеваншир был убит в результате политического заговора. В первой половине VII в. на Аравийском полуострове завершился сложный процесс объединения отдельных скотоводческих племен - бедуинов и мелких княжеств в единое государство с сильной централизованной властью и религией - "ислам", которое оказало большое влияние на исторические судьбы народов Кавказа. Раздираемый внутренними междоусобицами и противоречиями, разрухой и неудачными войнами с Византией Сасанидский Иран не смог оказать сопротивления арабам и пал в 642г.

Новый этап в развитии Дербента как феодального города начался после арабского завоевания его в УШ-Хвв. В арабском названии города - "Ворота ворот" - было подчёркнуто особое политическое и географическое значение Дербента в Халифате. Включение Дербента в сферу военно-политического и торгово- экономического влияния Арабского Халифата оказало значительное воздействие на дальнейшее развитие города.

Первые отряды арабских пожоводцев появляются у стен Дербента в 22г. хиджры (642-643гг.) при халифе Омаре под руководством Сурака ибн Гамра.

Несмотря на разгром Сасанидской державы, арабы застают Дербент хорошо укреплённым городом. Наместник Дербента Шахрбараз заключил с арабами мир, а полководец Сурака ибн Амир от имени халифа Омара пожаловал горожанам грамоту, на которой они соглашались вести военную повинность. Но укрепиться здесь арабам сразу не удалось. Только с 22 по 31 годы хиджры по приказу халифов Омара и Османа было организовано не менее пяти походов на Восточный Кавказ. Одной из главных стратегических целей арабских пожоводцев было овладение Дербентом. Во время первых походов у стен Дербента погиб в битве с хазарами один из братьев Абдурахман ибн Рабиа вместе со своими соратниками. С ними народная традиция связывает самую почитаемую мусульманскую святыню Дербента - кладбище "Сороковнйк" (тюрк. "Кырхляр", перс. "Чэхэл танап"). Оно расположено близ ворот Кырхляр-капы, которые арабы называли Баб-ал-Джихад ("Ворота Священной войны"). А другой брат Салман ибн Рабиа в 33г. хиджры (654-655гг.) упоминается как наместник Дербента.

В результате длительных войн во второй половине VII века Дербент неоднократно переходил то к хазарам, то к арабам, что неблагоприятно отразилось на развитии города. Окончательно арабы укрепились в Дербенте - Баб-ал-Абвабе после походов ал-Джарраха и Маслама Абд ал-Мелика, сына халифа Абд ал-Мелика и брата халифа Хашима. Масламе долго не удавалось взять Дербент, который защищало местное население. Овладеть же Дербентом помогло Масламе предательство. Табари описывает захват Дербента Масламой ,таким образом: "Когда цитадель успешно противостояла осаде войск Масламы, то нашёлся человек (предатель), который предложил свои "услуги" завоевателю. Этот человек отправился к источнику (Чашмэ-и аб), сооружённому ещё Ануширваном, сыном Кубада, и сказал мусульманам: "Копайте это место". Те сделали так и дошли до воды. Потом человек сказал: "Приведите баранов и овец, заколите их на том месте". Так и было сделано. Кровь протекла в воду, а потом в бассейны (хоуз) и водохранилище (жей). Когда этот человек узнал, что испорченная вода с кровью дошла до хоузов, он приказал отвести воду и направить её в реку. Таким образом, дербентцы оказались в безвыходном положении без воды, без провианта. С 732г. Маслама превращает Баб-ал-Абваб в административно-политический и религиозно-идеологический центр Арабского Халифата на Северовосточном Кавказе. При Масламе в Дербенте проводятся большие строительные работы. Сюда было переселено 24 тыс. воинов с семьями. Город был разделён на кварталы - "магалы", в каждом из которых возведены мечети: Хазарская, Палестинская, Дамасская, Химская, Джазирская и Масульская. Кроме них была построена ещё и центральная мечеть Масджид Джами - "Джума- мечеть", внутренние размеры основного помещения мечети - 67x17м, ширина среднего - 6,3м, боковых - 4м. Внутри арочной ниши главного портала над дверным проёмом в кладке имеются камни с высеченными на них арабскими и персидскими надписями, в которых приведена дата сооружения мечети -115г. хиджры (733-734гг.). Интерес к Джума-мечети вызывается ещё и тем, что существует предание, согласно которому под мечеть был перестроен более древний христианский храм. Среди других старинных мечетей города следует упомянуть Минарет-мечеть (XIII -XVBB.) (Виртуальный тур по Минарет мечети) близ ворот Джарчи-капы ("Ворота вестника", араб Баб ал-Мухаджир) и Кырхляр-мечеть рядом с одноимёнными воротами, которая была возведена по повелению шаха Аббаса 1036г. хиджры (1626г.)

Замечательными архитектурными памятниками города являются и сохранившиеся средневековые бани, которые наряду с мечетями, караван-сараями, базарами являлись центрами общественной жизни Дербента.

13

pro-derbent 0013Городские ворота также представляют собой яркие памятники средневековой архитектуры. Они имели не только оборонное значение, но и являлись украшением города. Своим архитектурным обликом, убранством они должны были говорить въезжающим в город о мощи и богатстве Дербента. Из восьми ворот, сохранившихся до наших дней, своим нарядным видом особо выделяются Орта-капы и Кырхляр-капы, являющиеся центральными в северной и южной городских стенах.

Отдельные легенды приписывают А. Македонскому возведение не только стен Дербента, но и каких-то сооружений в море: "Александр по прибытии своем в Армению, жители которой огнепоклонники, отправился в Дербент. Александр посредством вала с металлическими столбами так запрудил море Калпиас (Каспий), что не одному кораблю нельзя было войти в море, а по сухому пути - он заградил проход из Таракунты (Дербент) до неба гору".

Многие древние авторы, описывая Дербент, говорят о морских стенах, не только как о препятствии для обхода города со стороны моря, но и как о моле, создающим искусственную гавань для судов. Ибн аль-Факих пишет об устройстве Дербентского порта. По ним "Укрепленный мол в море у Дербента персы построили во времена X.Ануширвана (531 - 579 году), продолжив крепостную стену города в море". Персидские сведения о наличии укрепленного мола в Дербенте ибн аль-Факих подтвердил сообщением некоего Ахмеда ибн-Варых Испаганца, служившего секретарем при дворах многих правителей Закавказья и, очевид но, посещавшего Дербент. Он свидетельствовал что "один конец ее (крепостной стены) впадает в море". Некоторые авторы пишут о способах строительства морских стен.

Масуди (Хв.) описывает способ возведения стен в море с помощью надутых воздухом бурдюков. На эти бурдюки постепенно укладывались каменные блоки до тех пор, пока они не достигали морского дна и не поднимались выше уровня воды. Затем ньфяльщики, вооруженные ножами, прорезали бурдюки, и стена прочно становилась на морское дно под тяжестью собственного веса.

Вот как об этом пишет Ибн Кудом: "Затем он (Хосрой Ануширван) приказал возить камни на судах и бросать их в море, пока не подымется насыпью под поверхностью воды; на этой насыпи он продолжал постройку стены, продолжив ее в море на три мили".

Ал - Истархи (Хв.) отмечает: "Город Баб-ул-Абваб лежит в при море, а в центре его рейд для судов. Между рейдом и морем выстроены параллельно берегам моря две стены: проход для судов тесен, а вход сделан извилистым, а в устье порта протянута цепь так, что не может судно ни войти, ни выйти, иначе как с разрешения. Эти две стены из камня и свинца".

Интересно сообщение Табари (Хв.): "Завоевав Дербент, арабы устроили в гавани цепь, замыкавшую вход, и продолжили выстроенный Ануширваном мол на 105 локтей в море".

Развитие торговли привело к развитию товарно-денежных отношений в Дербенте в VIII в., чеканке здесь монеты, в начале Омейадами, а затем Аббасидами. На сегодняшний день известно более 50 экземпляров дирхемов и фальсов, отчеканенных в Дербенте в VIII в. Самая ранняя из куфических монет дербентской чеканки датирована 733-734гг., самая поздняя- 794-795гг. Чеканка в Дербенте Омейадских монет даёт все основания говорить о денежном обращении в городе и его округе уже в этот период. Находки Сасанидских и арабских монет подтверждают наличие экономических связей в этом регионе посредством перевальных путей с Грузией, где зафиксировано большое количество подобных монет. Монетная чеканка существовала в городе на протяжении всего средневековья. Таким образом, Дербент был включён в систему товарно-денежных отношений Арабского Халифата и выступал крупнейшим торговым центром на Восточном Кавказе.

Возросшее торговое значение Прикаспийского пути, небывалый расцвет морской торговли на Каспии и бурное развитие ремесленного производства оказали огромное влияние на рост и возвышение города. Дербент в VIII-Xвв. - крупнейший культурный центр Кавказа с высокоразвитым ремеслом и обширными связями.

Он превосходит такие центры, как Тифлис и Ардебиль. Одним из важнейших показателей обширных торговых связей Дербента является описание торговой трассы от Берда до Баб-ал- абваба и дальше на Семендер и Итиль с точной фиксацией переходов в днях и фарсажах, что служит ярким свидетельством регулярного и интенсивного движения по ней. Дербентские купцы имели налаженные контакты с причерноморскими степями, где вели не только торговую деятельность, но и антивизантийскую пропаганду.

Важнейшими статьями экспорта Дербента были льняное полотно, полотняные одежды, марена, шафран. Дербентское полотно славилось по всему средневековому Востоку, а марену вывозили вплоть до Индии. О том, насколько обширны эти торговые связи дает нам сообщение автора Хв. Балами - он писал, что в Баб-ал-абвабе производят ткани, называемые "масхури", которые вывозят в Азербайджан, Иран, Фарс, Керман, Табаристан, Хорасан. Лен прорастал только в Дербенте.

14

pro-derbent 0014Подтверждением обширных торговых связей Дербента в VIII-Х вв. являются археологические исследования, проводимые в 70-80гг. XX в. Были найдены прекрасные поливные чаши с пышной росписью из крупнейших ближневосточных центров, таких как Самара, Рей, Багдад, высокохудожественные изделия из слоновой кости. В большом количестве встречаются изделия из тончайшего сирийского стекла, прекрасная фаянсовая и фарфоровая китайская посуда, сосуды для благовоний, перстни, подвески и бусы из ценных камней, стеклянные браслеты, кольца.

Несмотря на довольно значительное число находок импортных предметов они составляют лишь незначительный процент среди огромного количества керамической посуды, изделий из стекла и металла, украшений и других поделок, обнаруженных в слоях Дербента VIII-Xbb. В это время Дербент являлся не только крупным торговым городом, но и крупным ремесленным центром. Дальнейшее широкое развитие получило керамическое производство, стеклоизделие, металлообработка, резьба по камню, кости, ювелирное дело.

В этот период (VIII-Хвв.) В городе был налажен широкий выпуск самой разнообразной посуды кухонного, хозяйственного и столового назначения. Здесь производили большемерные, массивные тарные сосуды и миниатюрные котлы, изящные светильники и кровельную черепицу, затейливые детские игрушки и трубы водоводов, строительные кирпичи, тончайшую посуду и предметы украшения. Продолжала усовершенствоваться и технология производства. Хотя уже не наблюдалось того резкого скачка, каким был отмечен Сасанидский период.

Наряду с уже известной красноглиняной посудой в Дербенте получает развитие новый вид керамических изделий, качественно отличающийся от изделий Сасанидского периода. Это поливная керамика, которая благодаря своим замечательным художественным достоинствам и водонепроницаемости получает широкое распространение и становится основным видом столовой посуды.

Со второй половины VIII века Дербент становится крупным центром производства поливной керамики, не выпускаемой в это время ни на Восточном, ни на Северном Кавказе. Прекрасное качество поливы, разнообразные приемы орнаментации, изготовление полихромных изделий с богатой цветовой гаммой, широкое применение штампа и сплошной гравировки, высокое качество теста и обжига керамики служат показателем высокого уровня развития керамического производства. Об уровне мастерства дербентских керамистов свидетельствуют и находки фрагментов скульптурных изображений, покрытых прекрасной глазурью.

В XI-XIIIBB. В керамическом производстве наметился ряд важных сдвигов. Осваивался выпуск штампованных и гравированных изделий, появляется своеобразная белоглиняная и сероглиняная керамика, подражавшая фарфоровым и металлическим сосудам. Особого расцвета достигает гравировка неполивной посуды. Высокохудожественные неполивные сосуды Дербента ХIIIIвв., сплошь покрытые сложной гравировкой, не имеют себе аналогии ни среди подобной посуды Кавказа, ни Переднего и Среднего Востока. Осваивается техника подглазурной гравировки.

Керамические изделия производились не только для собственных нужд, но и для продажи. В большом количестве в культурных наслоениях Дербента VIII-Хвв. встречаются изделия из стекла. Это и тонкостенные чаши, флаконы, стаканы и массивные бутыли и сосуды. Особый вид стеклянных изделий - украшения и оконное стекло. Изготовление стекла, как отрасль ремесленного производства, характерно только для городов, т.к. требуется сырьевая база, профессиональные навыки и печи специальной конструкции, способные создавать высокие температуры.

Расцвет стеклоизделия относится к VIII-XIII векам, что было связано с распространением поливной керамики. Производилось не только прозрачное, но и цветное стекло. Количество стеклянных изделий в XI-XIIIвека превосходит в 10 раз в сравнении с VI-VII веков. Основная масса продукции этого ремесла изготавливалась на рынок. Найденные браслеты с росписью золотом представляют собой импортные ближневосточные украшения.

Среди археологических находок Дербента VIII-XIII векам. В большом количестве встречаются изделия из металла, свидетельствующие о том, что металлические оружие и орудия труда самого различного назначения широко использовались в быту средневекового города. Письменные источники не донесли до нас никаких конкретных данных о металлообрабатывающем производстве (только археологические находки). В VIII-XIII векам находки сосредоточены у южной стены в районе, лежащем выше ворот Орта-капы и Джума-мечети, а в VIII-XIII векам - являются нижние районы города. Со временем меняется и соотношение предметов вооружения и предметов быта, так в слоях более поздних находки оружия составляют только 20% от общего количества обнаруженных металлических изделий, основная часть которых представлена орудиями труда.

15

pro-derbent 0016Поделки из металла многочисленны: предметы вооружения, разнообразный инвентарь (гвозди, крюки, петли), орудия труда. Найдены остатки шлаков, горнов, литейных форм. Дербентские ремесленники владели всеми основными приемами обработки металла: литьем, ковкой, пайкой, клейкой, волочением, резкой.

Очень много образцов высокохудожественных изделий средневекового периода находятся в музеях России - коллекция дагестанских произведений торевтики - самая значительная в эрмитажном собрании художественного металла Востока.

Высокого уровня развития достигли строительное дело и камнеобработка. Главной особенностью развития этих видов ремесла было преобладание военно-фортификационного направления работ в Сасанидское время, а в период VIII-Xвека и XI-XIIIвека - гражданского строительства. Специализированным видом городского ремесла была резьба по алебастровой штукатурке.

Дербентские сочинения XIвека упоминают такие профессии, как дубильщик кожи, валяльщик шерсти, портной, шорник, бумагоделатель, продавец книг, продавцы хлопка, дров, рыбы, купец, зеленщик, мыловар. Ремесленники были объединены в торгово-ремесленные корпорации - гильдии, во главе которых стояли Раисы - (начальники).

В VIII-XIIBB. начинается новый этап экономического подъема в развитии текстильного производства. Город выступает как один из крупнейших центров ткацкого производства на Кавказе, специализировавшийся на изготовлении полотняной одежды и льняных тканей ("масхури-ткани"). С XIвека начинается освоение выпуска шелковых тканей, парчи, золотканых изделий; об этом пишут арабские писатели X-XIIIвека ал-Истархи, Ибн Хаунл, Йакут. Венецианец Марко Поло, посетивший Дербент в конце ХЗПв., сообщает о генуэзских купеческих кораблях на Каспии, на которых перевозили шелк-"жел". "Много тут шелку : возделывают здесь шелковые и золотые ткани, таких красивых тканей нигде не увидишь." Неизвестный автор сочинения "Аджа иб ад-дунйа" ("Диковинки мира") в начале XIII в. отмечает о продаже в городе мехов бобра, соболя, белки. Через город на юг поставлялись мед, воск, шерсть, ртуть, лен, марена, шафран. Дербент был в этот период крупнейшим на Кавказе центром работорговли.

Как отметил профессор А.А. Кудрявцев, бурное развитие торговли в Дербенте было определено расцветом со второй половины VIIIB. арабской торговли в Прикаспии, когда Прикаспийский путь стал столь же известен, как и знаменитый шелковый путь. Если Великий Шелковый путь, имевший широтное направление, тянулся с Запада на Восток, от Китая и тихоокеанского побережья до Западной Европы и Атлантики, то Волжско-Каспийский путь имел меридиональное направление, соединяя север и юг, страны и народы от Аравии и Индийского океана до Балтики и Скандинавии. И здесь, на западном побережье Каспия, в Дербенте, перекрещивались эти важнейшие международные магистрали Евразии, здесь располагался "перекресток цивилизации". По этим трассам не только шел обмен товарами, заморскими изделиями, но происходило широкое заимствование культурных, хозяйственно-технических достижений, знаний, идей, ценностей, традиций, осуществлялось познание окружающего мира, общение и взаимопонимание. Эти магистрали были важнейшими каналами передачи и обмена информацией.

VIII - XIII вв. положили начало развитию и распространению арабской письменности и языка, книжной культуры и научной мысли. Историческая хроника "Тарих Баб-ал- абваб", написанная в конце ХЗв. неизвестным автором, является замечательным памятником истории и культуры той эпохи. Отмечая большое значение "Тарих Баб ал-абваб", мы не должны забывать другие источники, обогатившие наши знания о Дербенте. Другим широко известным историческим сочинением является "Дарбанд-наме". Первый известный экземпляр "Дарбанд-наме" был преподнесен Петру I правителем Дербента Имам-Кули при вступлении в город в 1722г., а в 1851г. известный востоковед, уроженец Дербента, профессор Казанского университета и декан Санкт-Петербургского университета Казем-бек Мирза Мухаммед Али Хаджи-Касым-оглы издал английский перевод этого труда об истории своего города. К этому времени относится сочинение "суфийского шейха" - Абу Бакр ад -Дарбанди. "Райхан ал-хака ин ва бустан ад-дака ин". (Базилик истин и сад тонкостей.) Родился он в Дербенте в ХЗв. Вопрос об этнической или родоплеменной принадлежности ад-Дарбанди еще остается открытым, хотя в одном из фрагментов "Райхан ал хака ин" он не двусмысленно называет себя жителем гор: "Когда мне позволили пройти в город, нас было несколько горцев" (ахл ал-джабал). Среди его друзей и наставников было много выходцев из Лакза, Табасарана, Зирихгерана. Его уникальный труд - это капитальный религиозный трактат, представляющий собой суфийскую энциклопедию. Ал-Дарбанди получил образование в Дербенте, а затем много странствовал по Халифату, обучаясь у знаменитых ученых. Вернувшись в город, основал здесь Суфийский маджалис.

Маммус ад-Дербенди (1040-1112гг.) родился в Дербенте. Отец его историк и Мухаддис Абул Валид ал-Хасан Бен Мухаммад ад-Дербенди дал прекрасное образование своему сыну, также он получил знания от "имама мухаддистов Мавераннарха" и автора "Истории Бухары" Абу Абдаллаха Мухамада Бен Ахмада ал- Гунджара. Маммус ад-Дербенди был придворным историографом правителей Дербента - династии Хашимидов. Он является автором известной хроники "Тарих Баб ал-Абваб ва-Ширван" (история Дарбанда и Ширвана). Скорее всего и историческая хроника "Тарих Баб ал -Абваб" тоже в XIвека была написана Маммусом ал-Лакзи ад-Дарбанди.

16

pro-derbent 0017В конце IX - начале X в.в. значительно ослабевает зависимость Дербента от Багдада.

При Омайадах и первых Аббасидах ( правящие династии Арабского халифата) управление городом осуществлялось через наместников халифов, власть была в определенной мере ограничена феодальной знатью Дербента. В 869 году в Дербенте к власти пришла местная династия Хашимидов, происходившая из знаменитого арабского племени Суллами. Первый представитель династии Хашим бен Сурка был избран в отличие от всех своих предшественников местной феодальной верхушкой, что ставило династию в зависимости от городской знати, считавшей дербентских эмиров лишь "первыми среди равных". Арабский халиф Мухтади, правивший в это время в Багдаде, был занят борьбой с мятежными тюркскими эмирами и не смог восстановить власть центрального правительства в Дербенте. С этого времени Дербент перестал быть главным оплотом государства Ближнего и Среднего Востока в борьбе с кочевниками и превратился в крупное феодальное владение Кавказа.

Одновременно с этими событиями произошли очень важные перемены и в Юго-Восточной Европе, где Древнерусское государство разгромило Хазарский каганат. Теперь многовековая угроза с севера значительно ослабла и на первый план выдвигается борьба Дербента и Ширвана - двух самых крупных феодальных государств Восточного Кавказа - за гегемонию в регионе.

В этой борьбе активное участие принимали феодальная верхушка и торгово-ремесленная знать города, соседние феодальные владения Дагестана и русы. Стремление ограничить власть правителей Дербента и антиправительственные тенденции городской аристократии, обладавшей большой политической и экономической силой, активно поддерживались шахами соседнего государства - Ширвана.

В борьбе с ширваншахами и местной знатью дербентские эмиры вынуждены опираться на телохранителей-русов.

ВIX - ХП в.в. русы неоднократно совершали опустошающие морские походы на Каспий. Спустившись на судах по Волге, военные отряды, состоявшие из славян и норманов, нападали на западное и южное побережье Каспийского моря, но ни раЗу не был ограблен Дербент. И главной причиной этого были не столько мощные укрепления городской гавани, сколько союзнические отношения, которые сложились у дербентских эмиров с русами. Первые видели в русских дружинах опору в борьбе с мятежной знатью и Ширваном, а последним, в их длительных рейдах на Каспии, нужна была надежная гавань и база, где можно было переждать сезон осенне-зимних штормов, починить оснастку кораблей, пополнить запасы продовольствия и оружия.

Как это не парадоксально, эмир - правитель одного из крупнейших исламских центров Кавказа и глава мусульман - в борьбе со своими "правоверными" подданными и "братьями по вере" опирался на "неверных" - русов. Но таковы уж были реалии жесточайшей политической борьбы в средневековом Дербенте, определенным отражением которых в фортификационной архитектуре города стало появление в цитадели Нарын-Кала пяти новых округлых башен на восточной и южной стенах. Расположение этих башен не оставляет сомнений в том, что они были направлены, в первую очередь, против обитателей города и южного соседа Ширвана. С появлением новых башен цитадель еще больше отгородилась от города и стала больше походить на неприступный феодальный замок, защищенный от врагов со всех сторон.

Завершая краткий обзор развития Дербента домонгольской поры, надо отметить, что период VIE - начала XIII в. был для города наиболее важным. В это время он достиг своего наивысшего расцвета и превратился в один из значительных городов средневекового Кавказа, стал крупнейшим торговым и ремесленным центром.

В начале XIII века в степях Центральной Азии произошли события, имевшие катастрофические последствия для народов средневекового Востока и Европы, - монголы объединились под властью Чингисхана и началась эпоха невиданного по жестокости нашествия.

Отборные монгольские войска под предводительством двух самых способных пожоводцев Чингисхана Субудая и Джебе, разграбив многие области Азербайджана, Армении, Грузии, в 1222 году появились под стенами Дербента.

Величие и мощь дербентских укреплений произвели на Субудая и Джебе очень сильное впечатление и, не предприняв попытки штурма, монголы решают обойти Дербент по внутренним коммуникациям Дагестана. Они выманили из города посольство из 10 вельмож (акабир), "одного из них монголы убили, а другим сказали: "Если вы покажете нам путь через Дербент (в обход ), мы вас пощадим, в противном случае, мы вас тоже убьем !". Они из страха за свою жизнь указали путь, и те прошли".. Но этот путь был очень труден и потребовал от монгольского войска больших усилий. Средневековый историк Гадзакеци писал, что "татары по местам неприступным перешли Кавказские горы, заваливая крепости деревом, камнями, бросая туда свой багаж, даже лошадей и военные снаряды". Как ни труден был путь через горы Дагестана, монголы не имели другого выхода. Они торопились успеть к битве на Калке (1223 г.), и возвращение обратно через Закавказье, Иран, Среднюю Азию было для них не приемлемо.

17

pro-derbent 0018В 1231 году монголы вновь вторглись в Закавказье и разрушили несколько городов, а в 1239 году взяли Дербент, который, однако, не был разрушен. В 1255г. отправившийся с визитом к монгольскому хану и проездом посетивший г.Дербент, посол французского короля Людовика IX монах Гильом де Рубрук сообщал, что город был полностью цел, а монголы лишь "разрушили верхушки башен и бойницы стен, сравняв башни со стеною".

Тот факт, что Дербент не был подвергнут варварскому разрушению, являлось не следствием гуманного отношения монголов к жителям города, а вынужденной мерой сохранения здесь своего господства. Однако, хотя Дербент не пережил все ужасы двух первых монгольских походов, оправиться от них он уже не смог. Монголы разорили всю его округу, и Рубрук писал с сожалением, что "внизу этого города земля считалась прежде за настоящий рай земной". Экономика города была подорвана и пришла в упадок, резко сократились сбыт и изготовление ремесленной продукции; торговые связи с ремесленными центрами Закавказья, Ближнего Востока, Северного Кавказа и Дагестана оказались нарушенными. Бедственное положение Дербента было усугублено ожесточенной борьбой между монгольскими правителями Ирана и Золотой Орды за обладание

Кавказом, в котором городу отводилась ключевая роль.

Во второй половине XIV века в Средней Азии появилась новая угроза в лице Тимура, создавшего сильное централизованное государство на основе захиревших монгольских улусов. Обширные завоевательные планы Тимура столкнулись с интересами Золотой Орды и наиболее остро эти противоречия проявились на Восточном Кавказе, где пролегала граница их владений.

В 1385 году правитель Золотой Орды Тохтамыш во главе 90-тысячной армии совершил через Дербент поход в Закавказье, разрушил ряд городов. В ответ на этот поход Тимур в 1395-1396 гг. вторгся в Ширван и Дагестан, подошел к Дербенту и разгромил Тохтамыша на Тереке. Зная жестокий и беспощадный нрав Тимура, Дербентский эмир Ибрахим I Дербенди, гибкий и дальновидный политик, стремясь сохранить свой народ и владения от разорения, решил выразить ему покорность. Он отправился в ставку Тимура и преподнес ему богатые дары, причем каждого по девять, как это было принято у монгольских владык. Но рабов Ибрахим подарил лишь восемь и удивленному завоевателю заявил: "Девятый раб - я сам". Такой ответ очень понравился Тимуру - "властелину мира", любившему повторять: "Как существует один бог на небе, так должен быть один царь на земле". В 1395г. Тимур прошел через Дербент, не нанеся урона и разрушения Дербенту, к реке Терек, где и произошла битва с войсками Тохтамыша. В этой битве Тимур разгромил войско Тохтамыша и выдворил его из Северного Кавказа. Политика Тимура в Ширване, Дагестане и особенно в Дербенте была гибкой и дальновидной. Выступившего на его стороне правителя Дербента Ибрахима I ад-Дербенди (1382-1417 гт.) Тимур поставил правителем Ширвана и Дербента, не тронув эти области во время своего похода. Благодаря усилиям Ибрахима Дербенди город был в значительной мере отстроен, оживилась его экономическая жизнь. Ибрахим-хан стал основателем новой династии шахов Ширвана - династии Дербенди. В правление Ибрахима, его сына Халил-уллаха и внука Фаррух-Иакара в Дербенте, как и во всём государстве, начинается подъем экономики, ремесла и торговли. Ширваншахи начали восстанавливать повреждённые места оборонительных сооружений, украшать городские ворота, возводить новые мечети и медресе. Также отмечается подъём городской жизни. В эти же годы он построил в Баку дворцовый комплекс, ставший новой резиденцией ширван шахов.

В конце XVB. ВОЗНИКЛО государство Сефевидов. После гибели Хайдара в захватнической войне в Табасаране во главе шиитов в Персии стал его сын Исмаил. Провозгласив себя в 1509г. в Тебризе шахом, Исмаил I подчинил своей власти значительную часть Ирана, завоевал Ирак и ряд других областей Передней Азии. Государственной религией был объявлен шиизм. Желая привлечь на свою сторону широкие массы, сефевиды выступали под знаменем уничтожения тяжелых налогов и повинностей, не предусмотренных шариатом, а будто введенных суннитами. За что и следовало, по их мнению, покончить с господством суннитских правителей, стоящих у власти. Свою завоевательную политику шах Исмаил начал с подчинения своей власти Ширвана. Летом 1509г. шах, захватив Ширван, направился на Дербент. Правители Дербента Яр - Ахмед - ага и Мухаммед - бег отказались подчиниться. Горожане защищались упорно, но после длительного и ожесточенного сражения вынуждены были сдаться. Эмиром города был назначен Мансур, и в целях укрепления своих позиций- в Дербенте шах Исмаил переселил в город 500 семейств из Тавриза, исповедующих шиизм.

Образование Сефевидского государства и рост его могущества очень встревожили султанскую Турцию. В связи с чем Турция в целях захвата Кавказа объявила сефевидов врагами мусульманской религии. Начала жестоко преследовать шиитов и призвала суннитов к борьбе с ними. В 1514г. огромная армия султана Селима I под флагом "защиты ислама" на Чалдыринской равнине близ Маху вступила в сражение, в котором Сефевиды потерпели поражение. Сам шах Исмаил I был ранен и отступил вглубь страны.

Воспользовавшись поражением сефевидов, дербентцы расправились со сторонниками шаха Исмаила и перестали вносить им подати. Вскоре, оправившись, шах в 1519г. вновь овладел Дербентом и, расправившись с непокорными жителями города, назначил правителем своего зятя - Мюзафар - султана. В 1524г. шах Исмаил I умер. На престол вступил его сын Тахмосиб I (1524- 1576гг.). Между тем, начиная с 30-х годов XVIB., борьба сефевидов с Турцией продолжается до 1555г. В 1554г. войска Османов под командованием Сенен - паши, не встретив особого сопротивления в Дагестане, подошли к Дербенту и овладели городом. Из Дербента они начали свое наступление на сефевидиов, подвергая жесточайшему разорению и истреблению мирное население, принявшее шиизм. Поход этот для турков был неудачным, они были разбиты в битве у Калеу - Букода. Народы Дагестана не раз поднимались с оружием в руках против Турецких завоевателей.

18

pro-derbent 0020В начале XVIIB. Сефевидский престол захватил Аббас (1587-1629гг.). Шах Аббас I, восстановив и укрепив центральную власть, а также реорганизовав с помощью английских военных инструкторов армию, снова начал военные действия против турок, за захват Кавказа. Воспользовавшись этим, в 1606г. восстали горожане Дербента. Турки, опасаясь народного гнева, укрылись в цитадели Нарын - кала. Тогда восставшие стали расправляться со сторонниками Турции из среды представителей дербентской знати. Восставшие отряды Рустем - хана, которые прибыли из Шемахи, вместе с персидским войсками, окружили крепость Нарын - кала. После штурма турки были вынуждены сдаться.

Таким образом, захватив г.Дербент, шах Аббас I начал укреплять город, с целью улучшить его оборону. Он выгнал из города суннитов и поставил в нём сильный гарнизон из кызылбашев, чтобы они держали в повиновении население, которое жило в окрестностях Дербента.- Этим самым Аббас I хотел превратить Дербент в один из оплотов своего государства в борьбе против народов Восточного Кавказа и взять под контроль торговые пути по берегу Каспийского моря. Для этого он поручил Канбер- беку Селих-дарбаши Бийуклу соорудить на берегу моря большую башню и соединить её с городскими стенами, чтобы сделать невозможным проход торговых людей и караванов по берегу моря. Восстановив разрушенные городские стены местами, шах Аббас I построил в городе две поперечные стены: одну в середине, а другую в нижней части города. По распоряжению Аббаса была также проведена из горных источников в город вода. Кроме того, Аббас переселил в Дербент400 семей Баятскош племени из Персии во главе с Фархад- беком. Таким образом, шах Аббас I хотел прочно укрепить свою власть в Дербенте и прибрежном Дагестане.

Шах Аббас I всячески старался привлечь дагестанских владетелей на свою сторону. Задаривая феодальных владетелей Дагестана, шах Аббас вместе с тем вовсе не собирался проводить политику невмешательства в дела Дагестана. С этой целью здесь было размещено большое количество переселенцев, которые должны были нести военную службу и подавлять вооруженные выступления народов Дагестана.

В конце XVII начале XVIII веков. Дербентское ханство находилось под властью Сефевидскош Ирана, который вступил в период экономического упадка, одной из причин этого было перемещение главных путей европейско-азиатской торговли в результате освоения в XVIIB. европейцами морского пути вокруг Африки. Из-за чего сухопутные караванные пути, пролегающие через страны Передней Азии, приморский Дагестан в юго- восточную Европу, утратили прежнее значение и роль городов, расположенных на западном 'берегу Каспийского моря вообще, Дербента в частности, а посредническая торговля сильно сократилась.

Начавшийся в начале XVIIB. экономический упадок

Сефевидской монархии приобрёл к нач. XVIII веке крайнюю остроту. Падали земледелие, ремёсла, внешняя торговля, сократились поступления военной добычи и контрибуции. Всё это вызвало сокращение доходов иранской государственной казны и феодальной знати, приведшее к подрыву прочности Сефевидского государства. Усиливается междоусобная борьба феодальных группировок, коррупция и разложение шахского двора. В связи с общим упадком снижалось и влияние Сефевидской державы на народы Восточного Кавказа, которые всё ещё находились под её властью, ощущали рост податного бремени сефевидов, старавшихся увеличением налогов предотвратить своё падение.

Подушная подать на захваченных территориях была увеличена втрое. Введены новые подати: "ихражат" и "шахзаде" - сбор на содержание шахских сыновей, "меш динар" - сбор в 6 динаров. Налогом облагались не только крестьяне, но ремесленники и купцы. При взимании налогов принимались в расчёт размеры земель, количество воды, сады, пастбища, стада, табуны разных животных и всё то, что необходимо человеку. Всю тяжесть иранского гнёта испытывало на себе и население Дербента, Дербентского ханства и других мест Южного Дагестана. "В Дербенте", - писал Иоганн Густав Гербер, - "всегда имелися султаны или губернаторы, также наипы или горододержавцы. Султаны всегда присылались от шаха из Испогани, великую власть имели над всеми к Дербенту подлежащими уездами". Гербер указывал также, что "городу Дербенту ещё следующие уезды подчинены: Мушкур, Шабран, Рустау и Бермек, доходы из оных собирал- султан дербентский" и "понеже он, султан, сам из сих доходов великое жалование от шаха, уволен был 5000 тумена, или 50000 рублями, ежегодно употреблял в подарки, кого же по всей воле жаловать хотел".

Наместники шаха в Дербенте неоднократно делали попытки подчинить своей власти союзы сельских общин Самурской долины.

"Султаны Дербентские, ~ сообщает Иоганн Гербер, - Их яко поданные к Персии почесть хотели и к тому принуждать трудились, и для того часто великая команда из Дербента посыпалась, чтобы их силою под владение привести..."

Такой произвол и насилие со стороны шахских и местных властей привели к возникновению сильного антииранского движения в первой пол. ХУШ в. в Дербентском ханстве, Мушкуре и Ширване.

19

pro-derbent 0021В нач. XVIII в. Сефевидский Иран представлял дня народов Дагестана угрозу их политической независимости. Кроме того, горцы Дагестана, являвшиеся суннитами, подвергались религиозным гонениям со стороны шиитов, что вызвало также недовольство народных масс. Одно из первых крупных антииранских восстаний произошло в 1707г. в Джаро-Белоканских вольных обществах. К ним присоединилось и Цахурское общество. Восставшие напали на резиденцию Ширванского беглербека - Шемаху. Правитель Ширвана - Гасан-Алихан был убит, восставшие ворвались в город и, разграбив персидский лагерь вернулись домой. Восстание вызвало в Иране большую тревогу. Против повстанцев шах направил своего наместника в Кахетии Имам-Кули-хана. В 1709г. произошло вооружённое столкновение между войсками Ширванского бешербекаи повстанческими отрядами, в котором повстанцы потерпели поражение. В 1710-1711 годах восстание охватило Табасаран, Кайтаг, Самурские территории, Ширван и Шеки. Надо отметить то, что в восстание включилась и часть феодалов и местное мусульманское духовенство, "используя разногласия шиитов и суннитов для укрепления своей власти, преумножения богатства, расширения границ своих владений", как писал А.Ниверовский.

В 1711 году восстания против иранских властей снова начались в Джаро-Белоканских обществах, Шеки, Ширване и во всём Южном Дагестане. Во главе повстанцев стоял уроженец селения Дедели Мюшкюрскош уезда Хаджи-Давуц. Он был простого происхождения, но обучился грамоте. Совершив паломничество в Мекку, он стал называться Хаджи-Давуд, сумел выдвинуться в духовные руководители Мюшкюрского суннитского медресе. Хаджи-Давуда поддержал уцмий Кайтага, отправивший к нему отряд под предводительством Муртузали. В 1711г. повстанцы во главе с Хаджи-Давудом взяли Шабран, затем Дербент и Худат. После взятия Худата к повстанцам прибыли уцмий Кайтага и правитель Казикумуха Сурхай-хан со своими войсками.

Осенью 1711г. Хаджи-Давуд, Сурхай-хан и Ахмед-хан осадили город Шемаху. Встретив упорное сопротивление они вынуждены были снять осаду, но не оставили намерений захватить Шемаху. В 1712г. повстанцы штурмом взяли г.Шемаха. П.Г. Бутков писал: "Дауд-бек и Сурхай взбунтовались против шаха, вместе производили грабежи в 1712 г., соединённые с лезгинами и другими разных наций мятежными людьми, причинили великое опустошение городу Шемаха, отправляющему знатную торговлю с европейцами и азиатами jgg £: превосходным своим шёлком и другими вещами.

Давуд-бек и Сурхай со всеми своими войсками и частью войск Ахмед-хана пошли на Шемаху и с помощью тамошних суннитов, после пятнадцатидневной осады в 1124г. (1712г.) взяли её и совершенно ограбили шиитов".

В Шемахе Хаджи-Давуд и Сурхай оставались недолго из-за противоречий в лагере горцев. В 1719г. шахские войска, воспользовавшись протиюречиямивлалфеповстанцев и уходом основных сил восставших дагестанцев к себе в горы, захватили Хаджи-Давуда и заключили его в Дербентскую крепость. Но ему удалось бежать, и он стал готовить новое выступление против Ирана.

В июне 1720г. повстанцы осадили город Шабран - один из главных центров Ширвана, и штурмом взяли его. После Шабрана повстанцы освободили город Худат. Однако Хаджи-Давуд вновь встретился с Сурхаем Казикумухским с целью договориться о продолжении борьбы с сёфевидами вплоть до их полного изгнания. Договорившись о дальнейших совместных действиях Хаджи-Давуд и Сурхай-хан повели свои войска к Дербенту, намереваясь захватить его.

Но овладеть хорошо укреплённым Дербентом им не удалось. Неудачи в Дербенте убедили Хаджи-Давуда о заключении союза с более сильным государством, чем Иран. Зная об интересах России на Кавказе, он решил обратиться за помощью к Российскому императору. Хаджи-Давуд 22 апреля 1721г. отправил письмо Астраханскому воеводе И.В. Кикину, где говорилось: "Преж сего от кызылбаш многие обиды были и покою нам от них не стало, для того, что сделали обиду через силу и за то стали мы с ними, кызылбаш, в неприятельстве и за свою кровь им отомстим, и Дербент, и Шемаху, Баку осадили, а я ныне для дружелюбия просветлейшему и державнейшему великому государю под руку оттить также, и юрты свои отдать и его государю верно служить готов, а ныне присланному от вас в одном судне чепаром мы сказали и по своей вере единым богом и по Кураху и по шириети, и по Муртузалиевской голове, чтоб приезжали к нам торговые люди, а мы и волоса их не тронем, а я ныне чаю, что у нас будет всё под моей рукой. И чтоб они, торговые люди, ни в чём не опасались..."

В другом письме представителям России Хаджи-Давуд заявил, что ведёт войну "не для властолюбия и богатства и не для чего иного, кроме того, чтоб освободить суннитов от кызылбаш". Ещё Давуд-бек писал И.Кикину, прося разрешить русским купцам привозить в его владение свинец и железо в обмен на шёлк-сырец. Тем временем бывший посланник, недавно назначенный губернатором Астраханской области, А.П.Волынский по поручению правительства обратился письмом к Хаджи-Давуду, в котором спрашивал его, имеет ли он желание стать подданным Русского государства.

Разобравшись во всех пороках Хаджи-Давуда, А.П.Волынский писал Петру I: "Кажется мне, Дауд-бек ни к чему не потребен: посылал я к нему отсюда поручика, через которого ответствует ко мне, что конечно желает служить в ... , однакож, чтобы вы изволили прислать к нему свои войска и довольное число пушек, а он, конечно, отберет шроды от персиян, и которые ему удобны, те себе оставит (а именно Дербент и Шемаху), а также уступит, как по той стороне Куры реки до самой Испогани, чего в руках никогда не будет, и только хочет, чтоб ваших был труд, а его польза".

20

pro-derbent 0022Несмотря на неудачные попытки заручиться поддержкой России, Хаджи-Давуд продолжал готовиться к штурму Шемахи. Пока Хаджи-Давуд был занят подготовкой к штурму Шемахи, Сурхай-хан готовился оказать помощь иранскому шаху Султан- Хусейну в войне против авганцев. Однако собранное им и Тарковским шамхалом Адиль-Гереем войско, Хаджи-Давуд склонил на свою сторону. Войска Давуд-бека постоянно пополнялись новыми силами, которые приходили к нему со всех окраин Дагестана. Примкнул к нему, видя его целеустремлённость, правоту и непоколебимость, уцмий Кайтагский и Кутшекентский Мелик-Махмуд, его брат Ахмед, их сыновья.

Собрав достаточные силы, Хаджи-Давуд с другими предводителями повстанцев начали поход на Шемаху, главный оплот Ирана в Ширване. 10 августа 1721г. состоялось кровопролитное сражение повстанцев с иранскими войсками Махмуд-хана, несмотря на троекратное превосходство в силе, сефевиды потерпели сокрушительное поражение. Захват Шемахи повстанцами в 1721 г. назван был "Шемахинской трагедией". Отряд повстанцев численностью 1000 человек обратил в бегство противника и буквально на его плечах проник в город. Однако, из-за отсутствия пространства для манёвров конный авангард повстанцев отступил назад. Тем временем приблизилось основное войско Хаджи-Давуда. Начался настоящий штурм города, продолжавшийся в течение 12 дней. Шемаха была взята повстанцами. Иранский наместник Хусейн-хан казнён, сефевиды перебиты или изгнаны. При этом пострадали и русские купцы. По этому поводу Петр I издал Манифест, в частности там отмечено :

"Попоже от Рождества Бога нашего Иисуса Христа 1721г. просветлейшего и величайшего, и старейшего великого друга, и соседа ближнего высокостепенного государств и земель персидского шаха под ногою его бывшей лезгинской земли владелец Давуд-бек и Казикумухского уезду правитель, называемый Сурхай, которые из трёх сторон, от разных народов многих возмутителей и бунтовщиков собрав против вышеописанного шаха, нашего друга, объявили бунт поднять, его владения государство Ширванское обретающим город Шемаху штурмом и боем взять, неточию нашего друга, его шаха, многих людей побили, но от нашей высокой стороны Российских народов, которые по нашей, по древнему обычаю в вышеупомянутый город для купечества ездили, безвинно и немилостливо побив, пожитков и товаров и ценой всего около 4 миллионов рублей погреба, взяли..."

Что же случилось с русскими купцами после захвата Шемахи повстанцами? Вот, что об этом пишет консул России в Персии С.Аврамов: "Если бы ... персияне неволею не заставили наших русских драться и стрелять, то б наших людей не побивали, и товар не разграбили, а ныне оный пожиток на ком оттискивать, кроме персиян, потому что от их неволи наши пропали". Таким образом, можно сказать, что русских купцов персы вынудили взяться за оружие, и "отчего они ни в чём невинные, торговые люди пострадали".

Весть о взятии Шемахи донеслась до шаха. Но шах в создавшейся обстановке всё более усиливающихся антисефевидских народных выступлений, хозяйственного упадка и роста феодального сепаратизма не смог предпринять против действия Хаджи-Давуда каких-либо мер.

Укрепление позиций Хаджи-Давуда в Ширване вызвало тревогу и озабоченность правящих кругов России. Будучи уверенный, что в случае столкновения с Россией он не устоит, Хаджи-Давуд решил обратиться за поддержкой к турецкому султану через крымского хана, чтоб он их принял под свою протекцию. Турецкий султан с большой охотой откликнулся на просьбу и пригласил его в Стамбул.

Вскоре после Персидского похода 1722 года обострились отношения между Россией и Турцией. Когда Петр I покинул пределы Кавказа, турецкий султан отправил грамоту Хаджи- Давуду, обещая покровительства Турции. Ему пожаловали ханский титул и власть над Ширваном и Дагестаном, хотя Дербент и провинции Прикаспия были заняты русскими войсками. К завоеванию Закавказья Турцию подстрекали западноевропейские государства, прежде всего Англия и Франция. Однако, войну между Турцией и Россией, казавшуюся неизбежной, всё же удалось отвести, благодаря заключённому в Стамбуле в июле 1724г. договору между ними. Русское правительство признало Ширван как самостоятельное государство. Мир длился недолго. В 1725г. Турция нарушила договор и после захвата Гянджи вторглась в пределы Ширвана. Хаджи-Давуд дал решительный отпор турецкой армии. Зная настроение народа, он не прекращал попыток наладить контакты с русскими.

Русская ориентация среди народа складывалась в процессе торгово-экономических взаимосвязей, а также в борьбе против иранского и турецкого владычества. Положение турецких властей осложнялось с каждым днём.

Хаджи-Давуд почти не считался с Турцией и проявлял попустительство в отношении антитурецких выступлений, шёл на сближение с Россией, "обращался к русскому правительству с просьбою о принятии его в подданство со всеми владениями".

Турецкий султан перестал доверять Хаджи-Давуду, разработав коварный план, в мае 1728г. предложил ему с семьёй и братьями приехать в Гянджу с визитом вежливости. Здесь Хаджи- Давуд был арестован и отослан на Кипр, где и скончался.

21

pro-derbent 0023В этих условиях дагестанские народы и их правители стали обращаться к русскому государству с просьбой о помощи и покровительстве.

С усилением Русского государства и выходом к Каспийскому морю - значительно возрос интерес к Восточному Кавказу и Дербенту, который являлся "окном" России на Восток, открывавшим ей доступ на восточные рынки. Усиление России в Прикаспии было положительно встречено народами Дагестана, уставшими от агрессивной политики Турции и Ирана, стремившихся утвердить свое господство на Кавказе.

Экономические и политические интересы на Кавказе и в Прикаспии заставили Петра I вплотную заняться "восточным вопросом" и начать подготовку к Персидскому походу. Победоносно завершив Северную войну, Петр I сосредоточил свое внимание на кавказских делах, и к маю 1722г. подготовка похода на Каспий была закончена.

Причин для совершения этого похода было несколько. Во- первых, правительство России стремилось укрепить своё влияние на Кавказе, в частности в Дагестане, и на первый план выдвигались экономические и дипломатические средства. Во-вторых, это был стратегический регион во внешней политике России. Закавказье в течение нескольких столетий являлось объектом борьбы между Османской империей и Ираном, принося народам неисчислимые бедствия. К XVIII веку положение соперничающих сторон изменилось. Иран был ослаблен, а утверждение Османской империи на Закавказье было не выгодно для России, так как увеличилась бы протяжённость границы с Турцией, отношения с которой не были миролюбивыми. Кроме того, России пришлось бы расстаться с мечтой о прохождении караванных троп из Ирана в Западную Европу через Россию. К ХУШ столетию позиции соперничающих за Дагестан держав выглядели следующим образом: Дагестан, Азербайджан, Восточная Грузия и Восточная Армения находились под властью Ирана. Западная Грузия, Западная Армения, Абхазия, Адыгея и кочевавшие в Крыму ногайцы - под властью Турции. Позиция России на Кавказе была крайне слабая - небольшой прикаспийский район с крепостью Терки и несколько укреплённых казачьих городков на левом берегу Терека.

Да и сама политическая карта Дагестана на рубеже XVII- XVIII веков выглядела весьма пёстрой: здесь сохранились десятки феодальных владений и союзов сельских общин, не имевших постоянных чётких границ между собой и соседними странами. Предводители союзов сельских общин были практически самостоятельны, хотя и получали жалование из иранской казны. Укреплению экономических и политических позиций России в Дагестане в этот период помогала русская ориентация многих её народов, феодальный произвол и национально-религиозный гнёт Сасанидского Ирана. Народы Закавказья выражали желание перейти в подданство России. В Южном Дагестане Дербент был превращён в опорную базу иранцев. Здесь был посажен султан, подчинявшийся Шемахинскому Бегл ар-беку, который сосредоточив у себя всю полноту власти, чинил суд и расправу, по своему произволу налагал штрафы и подати, причём сборщиков налогов сопровождали военные отряды.

Первыми на Восточном Кавказе восстали против Ирана в 1707 г. джалобелоканцы, и это восстание было жестоко подавлено.

В 1710 г. восстали уже кайтагцы во главе с уцмием Ахмед-ханом, к которому примкнул Сурхай-хан Казикумухский. Подготовка к походу велась уже давно. В 1714 г. царь подписал указ Сенату "О горных народах, каким образом их в нашу сторону склонить". Одновременно в Дагестане собирались сведения политического, экономического и военного характера. В 1715 г. царь направил в Иран послом дипломата Артемия Волынского и в особой инструкции поставил перед ним задачу добиться восстановления торговых связей и льгот русским купцам, торгующим в Иране и на подвластных территориях, а также выведать политическое влияние Ирана и Турции в Дагестане. Весной того же года царь направил для описания берегов Каспия и выявления удобных гаваней лейтенанта Фёдора Саймонова, а осенью гвардии капитана Алексея Баскакова, которому было дано конкретное указание: "Ехать от Терки сухим путём до Шемахи для осмотрения пути, удобен ли для прохода войсками, водами, кормами конскими и прочим". К этому моменту царь располагал подробной картой Каспийского моря и дал специальные указания астраханскому и терскому начальству поощрять связи с Дагестаном и его феодалами, чтобы "стараться и трудиться тот народ в ласке содержать и к стороне его царского величества склонить".

Поводом, ускорившим поход Петра I на юг, были грабительские набеги Давуд-бека и Сурхай-хана Казикумухскош. Жертвами их разбоя стали не только местные жители, но и русские купцы, многие из которых были убиты. Накануне похода царь обратился к жителям Дагестана и Закавказья с Манифестом, в котором мотивировал свой поход тем, что ".. .Сурхай-хан и Давуд- бек взбунтовались против его Шахова величества, нашего друга. Они взяли приступом город Шемахи, лежащий в Ширванской области, и не только убили в оном многих подданных его величества шаха, нашего друга, но и лишили жизни многих наших российских подданных, которые в силу трактатов и древних обычаев приехали туда для торговли, и ограбили пожитки их и товары ценою на четыре миллиона рублей. Таковым поведением, вредным для выгод нашего государства, они нарушили существующие трактаты и общее спокойствие".

22

pro-derbent 0024Для распространения этого Манифеста, в котором дагестанцам предписывалось не чинить русской армии препятствий, из Терки был послан Андрей Лопухин и с ним 30 представителей народов Дагестана.

Пётр с пехотой 27 июня высадился в Аграханском заливе, где ему пришлось ожидать прибытия кавалерии, испытавшей немало трудностей от недостатка воды и травы. 5 августа царь двинулся к Таркам, а 6 августа за Сулакской переправой "его встречали с подарками горские владельцы, первым Адиль-Герей шевкал (который первым поспешил заверить Россию в своей благонадёжности и прислал в подарок Петру I богатый шёлковый шатёр), да аксайский владелец Султан Мамут".

К середине августа из Дербента было получено известие от наиба Имам-Кули, что и там Манифест царя принят и "жители ждут русского царя, проявляя покорность и повиновение". 18 августа 1722г. армия Петра выступила из Тарков в Дербент. Разгромив по дороге султана Утамышского и превратив для устрашения в пепел Утамыш, 23 августа войска подошли к Дербенту.

За версту от города его встретили наиб Имам-Кули с большим числом знатнейших людей Дербента и поднёс государю два серебряных ключа на серебряном блюде, покрытом богатой персидской парчой и произнёс речь: "Чрезвычайно радостно всем жителям Дербента, что Его Величество Великий Император Всероссийский пришёл для принятия их в своё покровительство. Город, хотя и построен, по нынешнему состоянию персидскими царями, но он имеет своё начало от Александра Великого, потому что ещё многие находятся остатки, кои такое бесспорно доказывают. Для того есть пристойное и справедливое дело, что город предаётся во власть не меньше великому монарху, который обещался защитить оный от всех грабительских нападений бунтовщиков. Того ради, почитая себя за честь быть верноподданным Великого Императора, тоже с преклонением засвидетельствуют через поднесение ключей от города: причём они всеподданнейшее себя препоручают милости и покровительству Его Императорского Величества". Кроме ключей в дар Петру I была преподнесена первая в Европе рукопись местной исторической хроники "Дербенд-наме".

Козубский Евгений Иванович сообщает, что дербентцы создали легенду о встрече Петра не только с народом, но и самой природою: 80- летний старец, отец которого был свидетелем вступления Петра I в Дербент, в 1849г. рассказывал что, когда Петр I после поднесения ему ключей, въезжал в городские ворота, то едва только его лошадь передним ногами вступила на улицу, как сделалось сильное землетрясение, и тогда народ, встречавший Петра I не совсем доброжелательно как гяура, пал в ужасе перед ними ниц. Но Петр I милостливо ударил по воротам три раза нагайкою, землетрясение прекратилось, и он, призвав к себе всех неимущих, обделил их деньгами".

Историк Визиров отмечает; что коща случилось землетрясение при подъезде Петра I к воротам, он сказал выехавшим ему навстречу жителям: "Природа хочет сделать мне торжественный приём, поколебав стены города пред моим могуществом". Слова-бахвальства едва ли соответствуют характеру Петра, которому приписывают и другое высказывание: "Теперь я поставил ногу в краях Кавказа и получил крепкое основание на водах Каспия".

По поводу встречи, организованной дербентцами русской армии, Петр I в письме Сенату сообщал 28 сентября, что дербентцы "неизмерною любовью приняли и так нам рады, как бы своих из осады выручили".

Пребывая в Дербенте, царь обратил внимание на его исторические памятники и дал указание известным учёным Кантемиру, Иоганну Герберу, Саймонову, находившимся в его свите, "сделать описание города".

Император, посетив древнюю цитадель, осмотрел её, побывал во дворце султана. Петр I осматривал город и его окрестности, был в Джалгане, где табасаранские беки угощали его в роще, носящей с тех пор название рощи Петра Великого, пил воду из протекающего здесь родника, названного Урусь-булаг (русский ключ).

Наиб Имам-Кули за преданность получил чин генерал- майора, с денежным довольствием за счёт казны. Комендантом крепости с 29 августа был назначен полковник Юнгер.

Петр I не упускал ни одного случая, чтобы почерпнуть сведения о народах и краях, неизвестных ему. В Дербенте он с особенным любопытством расспрашивал бывших там персиян, грузин, армян и индийцев обо всём, что касалось их стран, и бсобенно интересовался торговыми делами.

Осматривая в Дербенте фруктовые сады, царь нашёл здесь превосходный виноград и сожалел при этом, что жители не умеют делать из него хорошие вина. Из Венгрии был выписан майор Туркул, организовавший уже после смерти Петра, при императрице Екатерине производство красного и белого вина. По указанию царя в Дербенте было налажено выращивание шафрана. Кроме того, он имел большие планы по разведению шелкопряда, а также наметил программу "использования дагестанской шерсти на русских суконных и шерстяных фабриках". Дербентскому коменданту Юнгеру было поручено выявить в Дагестане естественные красящие вещества, необходимые для русской промышленности.

В Дубарах, нижней части города, было начато строительство казарм для 2 полков. Сам император ежедневно устраивал смотр прибывших с ним и расположившихся в Дубарах сухопутных войск; построены окопы для провианта. Для самого Петра сооружён домик в этой же части города, примерно в 100 м к западу от берега моря и в 50 м к югу от Северной крепостной стены. Домик (сакля) состоял из двух комнат, балкона и прилегающего к нему сада. Перед входом по обеим сторонам на каменных постаментах стояли пушки.

23

pro-derbent 0025В 1848 г. вокруг домика была устроена каменная ограда. На столбах которой висели цепи и надписи: на одной "1722 год", а на другой "Первое отдохновение Великого Петра I".

Домик Петра первое время считался своеобразной святыней. Позже над домиком был сооружён монументальный павильон из каменных квадратных колонн под шатровой железной кровлей. Вокруг дома был разбит сквер и обустроен двор.

Побывавший в Дербенте в 1858 г., Александр Дюма так описывает домик Петра: "Первый предмет, поразивший нас - сооружение необычайной конструкции; оно было защищено двумя пушками, окружено решётками, на двух каменных столбах виднелись две даты: 1722 г. и 1848 г. и надпись "Первое отдохновение Великого Петра".

Не удивительно, что эта своеобразная конструкция и до сих пор пользуется большим интересом и почитанием как у жителей, так и у гостей города.

Занятием Дербента первоочередная цель кампании 1722 г. была завершена. 30 августа Петр I выступил из Дербента к реке Малукенти и расположился здесь лагерем. Дальнейшее продвижение русских войск задержалось, так как громадная русская армия, имевшая растянутые коммуникации, из-за неожиданного шторма оказалась без продовольствия и фуража, мука на судах подмокла. В армии Петра начался массовый падёж лошадей. Сохранившегося продовольствия и фуража хватило едва на месяц.

Петр I решил приостановить поход и возвратиться в Астрахань. Поручив командование дербентским гарнизоном Юнгеру, Петр I 7 сентября выступил в обратный путь.

Поход свой в Дагестан Петр I считал лишь началом борьбы за овладение берегами Каспия и установление протектората над Закавказьем.

В результате Персидского похода Дагестан был включён в состав Российской империи. Шахское правительство уступило России "на вечное пользование город Дербент, Баку со всеми к ним принад лежащими и по Каспийскому морю лежащими землями и местами, татакошде и провинции Гилян, Мазондран и Астробат". Утверждение русского влияния в прикаспийских областях имело важное значение для укрепления внешнеполитического положения и экономической мощи Российской империи.

Петр I заложил основу экономическому сотрудничеству Дагестана с Россией. В Дагестан стали завозиться русские промышленные изделия, железо, медь и продовольствие, в котором горцы испытывали нужду. Когда Пётру I стало известно о голоде в Дербенте, он приказал астраханскому губернатору отправить в Дербент необходимую помощь. Россия поощряла местных торговых людей. Указом от 17 декабря 1723 г. были установлены таможенные пошлины, равные с российскими. А 4 августа 1725 г. был принят другой указ Сената - о бесплатном перевозе и свободной торговле вином, табаком и всякими хлебными и мясными припасами и скотом в Дербенте и крепости Св. Крест, через которые Дагестан вёл торговлю с Россией. Во многих городах, в частности в Дербенте, возникли торговые лавки русских купцов.

Пребывание Дагестана в составе России имело важные последствия в истории дагестанских народов.

Прогрессивная роль России по отношению к Дагестану сказалась не только на экономическом сотрудничестве и политических связях, но и в развитии культуры. Благодаря Персидскому походу началось изучение российскими учёными производительных сил Дагестана, его истории, языков, этнографии и быта.

В начале 30-х гг. XVIIIB. В Иране стал выдвигаться своей антитурецкой деятельностью один из военачальников шаха Тахмаспу II Надир-Кули, который решил воспользоваться в целях личного возвышения распадом Сефевидской империи.

Обострение отношений России с Турцией и ухудшение ее внутреннего и международного положения после смерти Петра I, привели к заключению ряда русско-иранских договоров, направленных против Турции, одним из главных условий которых была уступка Ирану Дербента и Прикаспия.

24

pro-derbent 0026В 1735 году Надир заключил мир с Россией, по которому она вывела свои войска из прикаспийских земель. Признание Россией власти Надир-шаха над Дербентом и Дагестаном принесло местному населению новые тяготы. Дербент оказался во власти Ирана. Воспользовавшись этим, Надир заключил выгодный для себя мирный договор с Турцией в Эрзеруме 1736 году Согласно условиям договора Турция обязалась возвратить все территории, принадлежащие Ирану до 1722 году Добившись этого от Турции, он в этом же 1736 году созвал в Муганской степи всеобщий "Курултай" (собрание) всех феодальных владетелей Ирана и подчинённых ханств с заранее подобранным составом, где объявил себя шахом Ирана.

После этого он начал военные действия на Западе, в частности Джаро-Белоканах, а потом и в Дагестане, принесшие огромные бедствия и страдания народам Дагестана в целом, в особенности Южного Дагестана и Дербента, которые оказали иранским полчищам героическое сопративление.

В 1736г. резидент И.Кулашкин сообщал своему правительству: "Как и в Дербенте учинилось, что обыватели, не вытерпя намедни присланного туда испаханского беглярбега, не токмо ему учинились непослушные, по ево самого великим бесчестием, таскали по улицам и били смертным боем. И дербентскому командиру правления отказали". Спустя некоторое время восстание в Дербенте было жестоко подавлено. Мурад-Али хан по приказу Надир-шаха был казнён, а на его место назначил Наджеф-султана. Отзвуком этих событий служит легенда о жестокости Надир-шаха, при взятии города велевшего вырвать защитникам Дербента по одному глазу, которые якобы были захоронены под каменным столбом во дворе Джума-мечети.

Иранские власти не ограничились казнью Мурад-Али хана и зверствами, учинёнными ими в Дербенте, а в наказание и в целях предупреждения новых волнений из Дербента насильственно переселили 100 семейств в глубь империи Надир- шаха в Хамадан. Он хотел выслать даже всех дербентцев в Хоросан и переселить в Дербент население из глубинных областей Ирана. Об этом доносил в центр русский консул 23 мая 1737г. Положение населения, которое было под властью иранских чиновников, всё больше ухудшалось. "Поборы, - говорится в одном из документов того времени, - с обывателей по прежнему, с крайним изнурением, продолжаются и деньги непрестанно в лагерь отправляет, отчего все подданные день ото дня в разорение приходят".

Голод, дороговизна и произвол шахских властей поднимали население Дербента и ханств в целом на борьбу, которая была тесно связана с общей борьбой народов Дагестана и Закавказья против иранского господства. Надир-шах вновь решил послать карательные отряды в области, охваченные народными волнениями. Один из карательных отрядов он отправил в Дербент под командованием своего брата Ибрагим-хана, где население никак не хотело примириться с иранским господством. Вся территория, подвластная Ирану, бурлила восстаниям народных масс. Они раз за разом громили в сражениях иранские войска. В одной из битв между повстанцами и войсками Ибргим-хана, брата Надир-шаха, шахские войска потерпели сокрушительное поражение. Поражение шахских войск в Южном Дагестане весьма дорого обошлось Ирану, поскольку вместе с Ибрагим-ханом в битве погибли и многие военачальники "до двенадцати персон", знатные ханы, султаны, а из 32-тысячной иранской армии спаслось бегством до 8000 человек. Персы потеряли свою всю артиллерию, состоящую из 30 пушек. Летом 1741 г. со 100-тысячной армией Надир-шах вторгся в Дагестан. На своём пути завоеватели встречали упорное сопротивление горцев, на что Надир отвечал зверствами. Озлобленный упорством дагестанцев Надир уничтожил первые попавшиеся 14 аулов. Но чем больше враг свирепствовал, тем больше возрастало сопротивление горцев. Осенью 1741г. Надир-шах потерпел страшное поражение в Андалаке, потерял более 20 000 воинов и бежал. Кампания 1741-1743гг. против повстанцев Южного Дагестана дорого обошлась иранскому государству. Характеризуя состояние Ирана 1741-1743гг., Братищев в письме к канцлеру А.М.Черкасскому указывал, что в продолжении двух лет шах не мог справиться с местным населением, которое "к защищению своему имело только ружьё и саблю, но лишь вконец разорил своё государство, подорвал свои сбродные силы. Благодаря его суровости и жестокости, народ обнищал".

Из-за жестокой эксплуатации населения, увеличения размера налогов, насильственной мобилизации в армии, почти во всех уголках государства Надир-шаха вспыхивали всё новые и новые вооружённые восстания в Дербентском ханстве и в Ширване.

Бои с завоевателями происходили и в районе Самура, при Дарвахе, в Кайтаге, Кумыки, Мехтулинском ханстве. Оказывая завоевателям отпор, перед лицом опасности иноземного порабощения дагестанские горцы стали объединяться, чтобы дать отпор армии Надир-шаха, который отступил к Дербенту. Однако, отступив к Дербенту, Надир-шах не оставлял мысли покорить Дагестан. Для этого он занялся возведением укреплений и сторожевых башен, создал в районе Дербента военный лагерь, который получил название "Иран хараб" или "Гибель Ирана". Дербент он превратил в свою резиденцию, где и построил дворец. Отсюда он посылал карательные отряды в Табасаран, Кайтаг, Аварию и другие места Дагестана. В1745г. дагестанские повстанцы во главе с уцмием Кайтага Ахмед-ханом разбили шахские войска под Дербентом. Надир-шах стал собирать новые силы для похода на Дагестан, но в результате заговора он был убит в 1747г. Дербентское ханство добилось независимости от центрального шахского правительства.

25

pro-derbent 0027Захватнические войны со стороны Ирана очень неблагоприятно отразились на состоянии экономики всего Дагестана и особенно Дербентского ханства. Пострадало не только земледелие в сельской местности, но и ремесленное производство и торговля в городах.

Политическое положение Дербентского ханства во 2-й пол. XVIIIB. определялось начавшимися после смерти Надир-шаха в 1747г. процессом распада его империи и образованием на её окраинах целого ряда новых феодальных государств - ханств, претендовавших на самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику.

Видное место среди правителей того времени занимал Фатали-хан, сын кубинского хана Гусейн-Али-хана, родившийся в 1736 году. Человек он был даровитый и энергичный. Ещё при жизни отца он в 1757г. присоединил к Кубинскому ханству Сальянский округ. После смерти отца в 1758г. власть в Кубинском ханстве переходит в руки Фатали-хана. В1759г. Фатали-хан в союзе с лезгинами, шамхалом Муртузали, уцмием Эмир-Гамзой и кадием Табасаранским задумал овладеть Дербентом, где ханом был Магомед-Гасан-хан, не пользовавшийся расположением народа, особенно беков. Фатали- хан вступил в тайные переговоры с беками, подарил им подарки и приобрел значительное количество сторонников себе.

Что же касается южнодагестанских феодалов, то они хорошо понимали значение Дербента, знали о положении дел внутри Дербентского ханства и отношениях дербентцев с кубинским правителем. Знали они о стремлении Фатали-хана овладеть Дербентом. Это не входило в политические расчёты южнодагестанских феодалов, так как захват Дербента привёл бы к усилению Кубинского ханства. К осаде Дербента Фатали-хан приступил в заранее установленное время. Тем временем взбунтовались жители Дербента, недовольные правлением братьев Мухаммед-Хусейн и Тарих-Бек. Союзным войскам помогло городское население, открывшее ворота Дербента. Ремесленники и мелкие торговцы сыграли решающую роль в сдаче города. Овладев Дербентом, Фатали-хан одарил своих союзников деревнями, населёнными крестьянами, и доходами с торговых пошлин в городе Дербенте.

Казна и все имения дербентского Гусейн-хана были захвачены ими. После присоединения Дербента значение Кубинского ханства в политической жизни региона ещё более возросло. Фатали-хан и его приемники "всегда смотрели на Дербент, как на самое важное владение, которое стало их обычной резиденцией".

После присоединения Дербентского ханства кубинский правитель переключился на Бакинское ханство, которое являлось связующим звеном между Ширваном и Россией. Бакинское ханство было экономически наиболее богатым, его столица Баку - лучшим портом Каспийского моря. Чтобы подчинить себе Бакинское ханство, Фатали-хан выдал свою сестру Хадижу-бике за Бакинского хана Мухаммеда, отказав в этом кайтагскому уцмию Эмир-Гамзе, брату своей жены Тути-бике. Перед свадьбой было заключено соглашение о том, что отныне Бакинское ханство будет подчиняться Фатали-хану.

Таким образом, значительная территория Дагестана, лежащая на западном побережье Каспийского моря, была включена в состав Дербентско-Кубинского ханства, которое к концу 60-х гг. значительно укрепилось и расширилось, стало играть большую политическую роль в регионе.

Видя, как Фатали-хан расширяет и укрепляет ханство, владетели соседних ханств оказывали яростное сопротивление объединительной политике Дербентского ханства. Понимая неизбежное столкновение с ними, в 1764г. Фатали-хан заключил союз с Шекинским Гусейн-ханом и двинул войска на Шемаху, где занял расположенную неподалёку от города крепость Мюнджи. Одновременно с ними в Шемахинское ханство вторглись войска Шекинского Гусейн-хана. Увидев огромное количество войск, правители Шемахинского ханства, братья Магомед Сеид-хан и Агаси-хан, после переговоров с Фатали-ханом признали власть кубинского хана и стали его данниками.

Но это продолжалось недолго. Шемахинские правители постоянно уклонялись от налогов, установленных Фатали-ханом. Тогда Фатали-хан направил в Шемаху 12-тысячное войско из Дербента. В 1768г. Фатали-хан вновь покорил Шемаху и присоединил всю территорию Шемахинского ханства с его старой столицей Шемахой. Взяв з плен Мухаммеда Сеид-хана и Агаси-хана, Фатали-хан велел заключить первого в темницу, а второго - Гусейн-хан ослепил.В этом же году Фатали-хан присоединил к своему государству Асху, Джаское и Муганское владения. Чтобы удержать власть над завоёванными территориями, которые всячески стремились к самостоятельности, Фатали-хану нужен был могущественный покровитель. И он, как и многие другие владетели Восточного Кавказа, обратил взоры на Россию. Фатали-хан позволил русским купцам свободно торговать на подвластных территориях, пропускал русских купцов беспошлинно на юг и обратно. В одном из секретных консульских донесений в Россию сообщалось, "что купцам, направляющимся из Кизляра в Южный Дагестан, Дербент, Кубу и Шемаху, а оттуда на юг обеспечил безопасный проезд".

26

pro-derbent 0030В другом документе говорилось о поручении дербентским правителям, двум его чиновникам Кубат-беку и Ага-беку "иметь наикрепчайшие старания построить для купцов без замедления постоялые дворы".

Тем временем крепли оппозиционные силы. Возникла коалиция мекинцев и грузин, опасавшихся большого усиления Кубинского ханства. Кроме того, уцмия Кайтагского Эмир-Гамзы, Шемахинского Агаси-хана и центральное шахское правительство Ирана в лице Керим-хана Зенда не устраивало усиление позиций Фатали-хана. В 1774 г. уцмий кайтагский со своими союзниками напал на Кубу в то время, когда Фатали-хан находился в Дербенте. Узнав об этом, он переправился через Самур с войском, но близ Худата, на Кевдушанской равнине, был разбит и с малым числом приближённых скрылся в Сальяне. Летом 1774 г. уцмий разорил Кубу и после этого пошёл на Дербент, распространяя слух, что Фатали-хан убит. Обороной Дербента руководила его жена Тути-Бике.

Тути-Бике - мудрая легендарная правительница Дербента второй половины XVIII веке. Однажды Фатали-хан устроил состязание стрелков. В нём участвовали достойнейшие джигиты Дербента и окрестных мест. Победителем оказался претендент в маске. Когда он снял маску, все ахнули от удивления: перед ними стояла прекрасная девушка, оказавшаяся сестрой кайтагского уцмия Эмир-Гамзы - Тути-Бике.

Тути-Бике понравилась правителю города Фатали-хану. Он женился на ней и сделал её правительницей города. Конечно же всё это красивая легенда, в реальности всё обстояло иначе.

Тути-Бике - сестра кайтагского уцмия Эмир-Гамзы. В 1766 г. правитель Кубы и Дербента Фатали-хан женился на Тути-Бике. Шесть месяцев в году Фатали-хан жил в Кубе, 6 месяцев в Дербенте, а в его отсутствие Дербентом правила Тути-Бике.

По договорённости, выдав сестру за Фатали-хана, уцмий должен был стать мужем его сестры. Однако Фатали-хан, женившись сам, передумал выдать свою сестру за Эмир-Гамзу, что послужило причиной долгой вражды между ними. Несколько раз, пользуясь отсутствием в городе Фатали-хана, Эмир-Гамза нападал на Дербент, но каждый раз Тути-Бике удавалось отражать атаки брата.

Народная память свидетельствует, что правительница Дербента Тути-Бике в период наивысшей угрозы над городом в 1774г. со стороны кайтагского уцмия Эмир-Гамзы (родного брата Тути-Бике) проявила стойкость и мужество. Девять месяцев длилась осада города. В городе закончились запасы продовольствия, начались болезни и голод. Эмир-Гамза, известив сестру о ложной смерти Фатали-хана, потребовал сдачи города. Однако она отвергла предложение брата и, переодевшись в мужскую одежду, возглавила оборону города. Когда многие влиятельные вельможи оставили город на произвол судьбы, жители Дербента увидели Тути-Бике на городских стенах среди защитников, где она распоряжалась действиями городского гарнизона и огнём крепостных орудий. О её храбрости и решительности свидетельствует тот факт, что в момент осады города она не прервала молитвы и по её завершении, выйдя во двор Джума-мечети, куда ворвался вражеский отряд, не растерявшись, ударом кинжала убила их предводителя. Изумлённые мужеством женщины враги разбежались. Она своей неустрашимостью вселяла уверенность в защитников города. Во многом, благодаря её мужеству и умелому руководству, город и на этот раз выстоял. Дербентские войска под командованием Хаджи- бека разбили уцмия и принудили его отступить в Мюшкюр. Между тем Фатали-хан с отрядом вернулся в Дербент. Тем временем уцмий не оставлял мысли о взятии Дербента. Собрав новые силы и подкрепив своё войско конницей, Эмир-Гамза вновь подошёл к Дербенту и осадил его с южной стороны, изнуряя его защитников голодом и разоряя окрестности. Оказавшись в таком положении, Фатали-хан стал просить помощи у русского командования в Кизляре. Генерал Медем решил наказать уцмия за пленение академика Гмелина. В начале марта 1775г. выступил из Кизляра с 5000 войском и 28 марта достиг урочища Иран-харап, где расположился на месте бывшего лагеря Надир-шаха. Уцмий бросил осаду города и напал наМедем, но был разбит и с большими потерями обратился в бегство. Фатали-хан явился к Медему и преподнёс ему ключи от города вместе с письмом на имя Екатерины П. Ключи и письмо Фагали-ханана имя государыни были отосланы в Петербург с дербентским наибом Мирза-беком с просьбой о помощи и выражением согласия войти в подданство России. 7 октября 1775 г. Фатали-хан получил ответ на своё письмо от Екатерины II: "Её Императорское Величество удостаивает его своего благоволения за усердие к империи Российской, без предосуждения, однако, настоящему положению дел России с Персией: так как Дербент находится в составе Персии, то наше правительство не может не только удовлетворить его желания, но и вообще вмешиваться в его дела". Таким образом, Фатали-хану оставалось надеяться на самого себя и самому устраивать свои дела со своими неприятелями.

В 1775 г. Фатали-хан двинул свои войска в Кюрю, разбил Машмед-хана Казикумухского и заставил его уйти в Казикумух. В 1781г. объединённые войска южнодагестанских правителей, Фатали-хана, войска шамхала Тарковского и уцмия кайтагского вступили в борьбу против шахского Ирана за свою независимость. Общее командование войсками союзников осуществлял военачальнк Фатали-хана Мирзабек Баят.

27

pro-derbent 0031В 1782 году вся Гилянская провинция была очищена от войск Ага-Мухаммед-хана Каджара. После победы в Гиляне, Фатали- хан весной 1784г. организовал поход на Ардибиль, овладел городом, затем Мешкином и продолжал двигаться на юго-запад. "В 1784 г. - пишет Абас-Кули-Ага Бакиханов, - Фатали-хан овладел Ардибилем, и шехсиванские ханы покорились ему. Тогда то окончательно утвердилась власть и влияние Фатали-хана в восточной части Кавказа. Ему давно уже были преданы Гасан-хан Муганский, Мир-Мустафа-хан Талыжский. Шамхал, уцмий и хан Казикумухский находились под его влиянием. Аварский хан и мехтулинский владетель принуждены были поддерживать с ним мирные отношения. Майсум и кадий табасаранские зависели от него. Все кадии и почётные лица вольных дагестанских обществ объявили ему преданность. Сверх наследственного своего удела Кубы, Сальяна и Дербента он полностью овладел Ширваном. Несовершеннолетний его племянник, хан Бакинский, находился под его опекой. Только Ибрагим хан Карабагский, надеясь на сильные укрепления, не хотел подчиняться его влиянию, за что Фатали-хан совершенно опустошил всю южную часть его ханства".

Во второй половине 80-х гг. на шахскую корону в Иране стал претендовать Ага-Мухаммед-хан Каджар. Наглость его дошла до того, что не будучи ещё шахом, он требовал от Фатали-хана и Ираклия Щцаря Грузии) признания свой власти, и прекращения всех отношений с Россией. В связи с этим Фатали-хан и Ираклий II, соперничавшие почти 30 лет и враждовавшие между собой, в 1787г. заключили договор, направленный на совместную защиту от угроз со стороны как Ирана, так и Турции. В этом же году Ага- Мухаммед-хан Каджар начал военные действия, вторгся в Гилян, захватил его и поручил управление им Сулейман хану. Правитель Гиляна обратился за помощью к Фатали-хану. В 1788г. войска Фатали-хана одержали победу над персами, овладели городом Рештом и выгнали из Гиляна войска Ага-Мухаммед-хана Каджара.

В 1789г. Фатали-хан отправил в помощь Ираклию 4000 воинов для защиты города, Энзили от возможного нападения каджарских войск.

Умер Фатали-хан 29 марта 1789 г. в зените своей славы и могущества. Фатали -хан - выдающийся государственный деятель в истории Кавказа, возвысился благодаря своему благоразумию, щедрости и предприимчивому характеру. Его выделяло, среди других правителей высокое качество ума деятельного правителя, особенный дар привязывать к себе всех окружающих, усыплять врагов и выпутываться из самых затруднительных обстоятельств.

Характеризуя политическую деятельность Фатали-хана следует подчеркнуть три линии его политики на Кавказе. Во- первых, это бескомпромиссная борьба за отделение Ширвана, Гянджи, Дербента и южного Дагестана от Ирана и создание единого государства; во-вторых, четкое отмежевание от султанской Турции и, наконец, в-третьих, неизменная верность союзу и дружбе с Россией.

Наиболее дальновидные представители российского правительства, например, И.А. Панин высоко ценили заслуги Фатали-хана перед Россией. В одном из источников того времени особо подчеркивается, что в отношении России дербентский хан и шамхал тарковский "были из первых, которые оказывали отличные знаки усердия и верности". Однако Россия так и не решилась принять Фатали-хана дербентского под свое покровительство.

После смерти Фатали-хана правителем дербентского ханства становится его старший сын Ахмед-хан. Он не долго правил ханством, т.к. вскоре внезапно умер в мае 1791 года, не оставив наследников. Поэтому управление взял в свои руки его брат Шейх-Али-хан (Шихали-хан). Он не стал придерживаться пророссийской ориентации, а попытался расширить и укрепить свою власть в Ширване. Этому помешало вторжение в страны Закавказья и Южного Дагестана войск Ага-Магомед-хана. В это же время к Дербенту подошли русские войска во главе с графом В. Зубовым и расположились в лагере. Здесь В.Зубов получил известие о том, что Шихали-хан решил сопротивляться до конца. Он собрал в Дербенте около 10000 воинов, в числе которых было много горцев, и еще ожидал подкрепления из Кубы и от Бакинского и Казикумухского ханов. В донесении к Екатерине II от 23 апреля Зубов писал: "Сейчас дошло до меня известие, что казикумыки подали сильную помощь дербенцам и вместе умышляют сделать отважное нападение на отряд Г.-М.Савельева". В этих условиях Зубов приказал Савельеву отступить от Дербента и ждать под хода основных сил.

План осады Российскими императорскими войсками под командою генерал-поручика графа Валериана Зубова. Мая от 2 по 10 числа 1796 года"

В.И.Бакунина, которая участвовала в походе 1796г. на Дербент пишет: "Что посланный сначала к Дербенту небольшой отряд не смог взять город, хотя вёл осаду и построил батареи. Отряд отозвали, а Шихали-хан воспользовался уходом отряда для укрепления города. На месте одной из батарей построили башню, которая стоила нам нескольких сот человек".

28

pro-derbent 0029Евгений Иванович отмечает: "Прежде на высотах, господствовавших с северной стороны Дербента, существовали только две каменные башни. Шихали-хан построил ещё третью из дикого камня под ружейными из крепости выстрелами, на важнейшей высоте против цитадели обеспечивала выход крепости к колодцу". Таким образом, оборона Дербентской крепости была организована так: все 10 больших башен имели гарнизоны до 100 человек, 10 средних - от 50 до 60, малых - от 15 до 20 человек, а остальные защитники располагались в городе близ стен.

Защитники старались укрепить слабейшую часть города, строили оборонительные укрепления со стороны моря "где к входящим в море крепостным стенам, по отмели устанавливали туры, насыпанные диким камнем", чтобы не дать российской кавалерии обойти стену и ворваться с юга со стороны Дубары. Поэтому город был эффективно подготовлен к обороне, использовав оборонительные возможности Дербентской крепости.

Основные силы шли к Дербенту через Тарки. Отсюда Зубов отправил отряд под командованием Булгакова, чтобы он, обойдя Дербент с южной стороны, не дал возможности Шихали-хану получить помощь от Бакинского и Казикумухского ханов. Хану он отправил письмо с предложением покровительства, личной и имущественной безопасности. Шихали-хан отказался от предложения Зубова. Тогда 8 мая 1796г. Зубов начал бомбардирование осаждённого Дербента. Командовал артиллерией молодой капитан Ермолов. В это время среди жителей Дербента разгорелся спор, одни из них предлагали сдать город без боя, а другие возражали. Опасаясь восстания, Шихали- хан прислал своего приближенного к Булгакову, чтобы сообщить о желании сдаться русским. Таким образом, 10 мая 1796г. русские войска заняли Дербент без боя. После взятия Дербента и пленения Шихали-хана правительницей города была назначена Периджи- ханум, дочь Фатали-хана.

Периджи-ханум, по словам Бакуниной, "была всегда на стороне русских; она употребила все усилия к тому, чтобы склонить брата принять Савельева и открыть ворота города во время осады. Она не раз присылала в лагерь графу своих посланников с изъявлением своей преданности и дала ему несколько весьма важных советов". Императрица в письме от 3 июля писала Зубову: "Управительнице Дербентской Хараджи-ханум посылаю я перо, серьги и перстень в подарок. Прошу к ней доставить, буде ты её поведением по делам доволен. Сказывают, что то девица умная и хорошая собою. Мне кажется, что в её поведении есть нечто рыцарственное, что мне понравилось. Вы также отнеслись к ней, как рыцарь без упрёка, что я весьма одобряю".

В Дербенте был оставлен гарнизон под командованием Савельева, а армия, покинув город, двинулась к Кубе.

С декабря 1796г. по июнь 1797г. русские войска покинули завоёваный край. Прекращение столь успешно протекавшего похода было, несомненно, "необдуманным шагом". Обрадованный уходом русских войск, Ага-Мухаммед-хан писал, обращаясь к шамхалу Тарковскому и ко всем дагестанцам, что русские, "убоясь могущего им последовать одоления, принуждены были возвратиться в снять, будучи не в малой радости и расстройке". Смерть Ага-Мухамеда вынудила персов освободить захваченные ими районы Закавказья. После того, как была приостановлена иранская агрессия в 1797г., многие дагестанские правители обратились к России с просьбой о принятии их в подданство. Уцмий кайтагский просил вернуть ему деревни вблизи Дербента, ранее принадлежавшие ему, и право сбора пошлины в Дербентских воротах, которым когда-то пользовался уцмий Эмир-Гамза.

Баммат, шамхал Тарковский, просил признать шамхалом своего сына Мехти из-за своей старости. Просьбы эти были удовлетворены.

Таким образом, в конце XVIIIB. сложилась весьма благоприятная обстановка для присоединения Восточного Кавказа к России. Шахское правительство не хотело просто так уступать России эти земли. Иранцы прилагали все силы для этого, наметили план совместного выступления отрядов шемахинского, шекинского, дербенсткого и казикмухского владетелей против России. В 1804г. началась русско-иранская война (1804-1813гг.). Военные действия успешно развернулись для России. Ханские планы поднять народы Дагестана против России провалились. Жители Дербента ещё раньше выгнали враждебного для России Шихали-хана в 1804г. вышли из города навртречу русским войскам. Но в феврале 1806 г. командующий царскими войсками П.Д .Цицианов был убит в Баку, что вызвало замешательство среди царского командования. В Дербентское ханство были двинуты войска во главе с генерал-лейтенантом ГлазёНапом. Постоянно пьянствуя и развратничая, Шихали-хан не обращал внимания на неудовольствие народа, убивал людей, решившихся говорить ему правду; деньги и подарки, получаемые от шаха на наём войск, расточал на пиршества и на своих любимцев - всё это усиливало недовольство жителей Дербента Шихали-ханом. С приближением русских войск к Дербенту в городе усиливалась борьба сторонников и противников Шихали-хана. Жители Дербента послали к русскому командованию своих посланников, "передавая себя в совершенное подданство России". 21 июня 1806г. русские войска вступили в Дербент, Шихали-хан покинул город. Жители города были приведены к присяге "на вечную верность и подданство России". За оказанную верность русское командование объявило дербентцам благодарность и освободило их от подводной повинности.

29

pro-derbent 0033Присоединение Дербента и Дербентского ханства к России мирным путём, без кровопролития имело важное значение для обеих сторон. Для России Дербент явился опорной базой в борьбе за распространение её власти в Закавказье, а также сулило большие экономические выгоды. Присоединение Дербента к России освободило жителей от гнёта иранских чиновников, приобщило их к экономической жизни России.

В феврале 1812 года были образованы Дербентская и Кубинская провинции, во главе которых стояли военно-окружные начальники, осуществлявшие и высшие административные функции. Для внутреннего управления был учрежден городской суд (диван). В 1840 году провинции были преобразованы в уезды, управление которыми осуществлялось по тому же принципу, что и во внутренних губерниях России, то есть без учета местных, национальных условий.

С 1820 года началась активная застройка нижней приморской части города, где по приказу генерала Ермолова снесли часть южной стены. Верхняя часть - магалы, где проживало 11-12 тысяч жителей, в основном осталась без изменений, а нижняя приобрела европейскую планировку прямыми широкими улицами, правильной квартальной застройкой.

Заметный след в культурной жизни Дербента оставили выдающиеся личности, побьюавшие в городе в разное время.

Недалеко от южной городской стены, между воротами Баят-капы и Орта-капы, и сегодня стоит домик, который почти не выделяется среди остальных домов магала, разве что бросаются в глаза следы недавней реставрации. Мемориальная доска сообщает, что здесь в 1830-1834гг. проживал известный писатель- декабрист Александр Александрович Бестужев Марлинский (Марлинский - фамилия матери, использованная в качестве литературного псевдонима).

В 1847 году Дербент посетил великий русский хирург Н.И.Пирогов, визит которого оказал значительное влияние на развитие местной медицины.

В числе знаменитых людей, посетивших город, был и Александр Дюма - отец, оставивший свои восторженные впечатления о древностях Дербента в путевых заметках "Кавказ от Прометея до Шамиля".

Социальные и культурные условия жизни горожан развивались медленно. В 1838 году открылось первое русское уездное училище, которое ежегодно оканчивали от двух до пяти человек. В 1841 году появилось медицинское учреждение - воинский госпиталь на 60 коек, а первая аптека была открыта на частные пожертвования только в 1860 году.

В 1846 году для управления Дагестаном была введена должность военного губернатора с резиденцией в Дербенте, которая находилась здесь до 1860 года, когда в связи с организацией Дагестанской области в городе введено гражданское управление.

Во второй половине XIX века экономика города переживала упадок. Более века Дербент был центром разведения и торговли мареной, из которой изготавливалась натуральная устойчивая красная краска разных оттенков для текстильной промышленности. После изобретения дешевых анилиновых красителей спрос на марену резко упал, потеря доходов от торговли привела к бедственному экономическому положению города.

Особую роль в дальнейшем развитии Дербента сыграло строительство в конце XIX века Владикавказской железной дороги, связавшей Баку с Россией (официально движение через Дербент до Баку было открыто 1 апреля 1900 года). Теперь Дербент был связан с развитыми областями России и с крупнейшим центром Кавказа-Баку. Город превратился в важный железнодорожный узел, что благоприятно отразилось на его экономике и росте.

video baner 1 min

Отпуск дикарём !

Отпуск дикарём !

Для получения ни с чем несравнимых, незабываемых впечатлений многие люди выбирают отпуск дикарем, ко...

Особенности поездки в отпуск с детьми

Особенности поездки в отпуск с детьми

Появление в семье маленького ребенка - не повод отложить долгожданную поездку. Многие не рискуют бра...

Контакты