pro-derbent 0058Одним из центров транзитной торговли России со странами Востока в конце XVII - первой половине XVIII в., как и прежде, являлся крупнейший ремесленный центр Кавказа - Дербент. Расположившись на западном берегу Каспийского моря, на пути международной торговой трассы, Дербент издавна играл важную роль в установлении взаимовыгодных и взаимообусловленных торгово- экономических контактов стран Западной Европы и России с народами Дагестана, Азербайджана, Ирана и даже Индии.

В XVII-XVIII вв. Дербент находился под властью Сефевидского Ирана. Государство Сефевидов переживало не лучшее свое время, экономика Дербента и его округи пришли в упадок. Пришли в упадок сельское хозяйство, ремесло и торговля. И тем не менее, в планах восточной экономической политики России, в развитии русско - восточной торговли Дербент продолжает играть одну из ведущих ролей. Будучи единственным портом в Дагестане, Дербент издавна стал крупным торговым центром, куда стекались товары не только со всего Дагестана, но и из многих стран, с которыми установились и развивались торгово - экономические связи. Этому способствовало, как уже выше отмечено, удачное географическое положение города и наличие у него крупного морского порта.

Дербент был связан по "великому пути народов" с внутренним Дагестаном, по которому в город поступали предметы ремесленного производства и излишки продуктов животноводства и земледелия народов Дагестана, которые из Дербента поступали частью для местного пользования, частью в Закавказье, частью - в Россию.

С Россией торговые связи Дербента были налажены издавна. Особенно тесными и устойчивыми были торгово - экономические связи Дербента с городами Центральной России после подписания в 1667 г. при царе Алексее Михайловиче договора с Армянской торговой компанией Нор-Джуги (Новая Джульфа), которая обязывалась вывозить из Ирана и Азербайджана через Дербент и Тарки в Астрахань и другие города России и дальше в Западную Европу шелк - сырец и другие восточные товары морем или сухопутной дорогой.

Сухопутная дорога от Дербента до Тарков была довольно наезженной. Как писал А. Лопухин, дорога из Дербента на север "вся гладкая". Передвигались по ней как на колесах, так и на вьючных животных: верблюдах, лошадях, ослах. По пути, в таких населенных пунктах приморского Дагестана как Башлы, Карабудахкент, Бойнак существовали караван - сараи, где в случае необходимости можно было нанять подводы для транспортировки своих товаров. Получая от русского правительства жалование и признавая себя подданными России, феодалы Дагестана, через владения которых проходила сухопутная торговая трасса, обязывались сопровождать и оберегать как торговые караваны, так и русских послов, курьеров и т.п. Иногда купцы за определенную плату в случае необходимости нанимали проводников, как это сделал житель Кизляра, грузинский купец Е.Семенов, заплативший 4 рубля за перевозку товаров из Дербента в Кизляр. Выделяя проводников для сопровождения торговых караванов и получая за это определенную плату, правители Дагестана несли полную ответственность за сохранность товаров и безопасность купцов.

Этот путь был хорошо знаком русским купцам, что видно из росписи приказа Тайных дел, в которой сказано: "А от Астрахани до Терека сухим путем 7 дней ... ,а Ондреева деревня 1 день, до Тарков 2 дня, до усмия 1 день, до Дербени 1 день, до Шемахи 5 дней, до Баки 7 дней...". В этой росписи подробно описан маршрут и по Каспийскому морю.

Этот путь был наиболее благоустроенным для передвижения торговых караванов. Существовал и другой путь сухопутной транзитной трассы, связывающей страны Востока с Европой. Из Астрахани эта дорога вела степью в Терский городок, а затем "в находящийся в землях кумыков город Тарки", далее в Дербент. Ввиду того, что в низовьях Терека имелось множество озер; протоков, плавней, в Тарки приходилось ехать из Терского городка в обход, купцы с вьюками двигались вверх по Тереку до места впадения в него р. Сунжи. Переправившись через нее на пароме или стругах, доезжали берегом моря до

Тарков на арбах или телегах. Этот обходной путь от Терки до Тарков составлял около 240 км., уходило на него около 5 дней, и около 8 дней до Дербента.

Данная сухопутная дорога из-за значительной своей протяженности, неблагоприятных транспортно - технических условий (неоднократные перегрузки в пути, а также болотистая местность, в период разливов затапливаемая водой), представляла большие трудности даже для вьючного движения. Путь от Астрахани до Дербента через степь в обход Терки занимал не менее 18 дней.

pro-derbent 0058Одним из центров транзитной торговли России со странами Востока в конце XVII - первой половине XVIII в., как и прежде, являлся крупнейший ремесленный центр Кавказа - Дербент. Расположившись на западном берегу Каспийского моря, на пути международной торговой трассы, Дербент издавна играл важную роль в установлении взаимовыгодных и взаимообусловленных торгово- экономических контактов стран Западной Европы и России с народами Дагестана, Азербайджана, Ирана и даже Индии.

В XVII-XVIII вв. Дербент находился под властью Сефевидского Ирана. Государство Сефевидов переживало не лучшее свое время, экономика Дербента и его округи пришли в упадок. Пришли в упадок сельское хозяйство, ремесло и торговля. И тем не менее, в планах восточной экономической политики России, в развитии русско - восточной торговли Дербент продолжает играть одну из ведущих ролей. Будучи единственным портом в Дагестане, Дербент издавна стал крупным торговым центром, куда стекались товары не только со всего Дагестана, но и из многих стран, с которыми установились и развивались торгово - экономические связи. Этому способствовало, как уже выше отмечено, удачное географическое положение города и наличие у него крупного морского порта.

Дербент был связан по "великому пути народов" с внутренним Дагестаном, по которому в город поступали предметы ремесленного производства и излишки продуктов животноводства и земледелия народов Дагестана, которые из Дербента поступали частью для местного пользования, частью в Закавказье, частью - в Россию.

С Россией торговые связи Дербента были налажены издавна. Особенно тесными и устойчивыми были торгово - экономические связи Дербента с городами Центральной России после подписания в 1667 г. при царе Алексее Михайловиче договора с Армянской торговой компанией Нор-Джуги (Новая Джульфа), которая обязывалась вывозить из Ирана и Азербайджана через Дербент и Тарки в Астрахань и другие города России и дальше в Западную Европу шелк - сырец и другие восточные товары морем или сухопутной дорогой.

Сухопутная дорога от Дербента до Тарков была довольно наезженной. Как писал А. Лопухин, дорога из Дербента на север "вся гладкая". Передвигались по ней как на колесах, так и на вьючных животных: верблюдах, лошадях, ослах. По пути, в таких населенных пунктах приморского Дагестана как Башлы, Карабудахкент, Бойнак существовали караван - сараи, где в случае необходимости можно было нанять подводы для транспортировки своих товаров. Получая от русского правительства жалование и признавая себя подданными России, феодалы Дагестана, через владения которых проходила сухопутная торговая трасса, обязывались сопровождать и оберегать как торговые караваны, так и русских послов, курьеров и т.п. Иногда купцы за определенную плату в случае необходимости нанимали проводников, как это сделал житель Кизляра, грузинский купец Е.Семенов, заплативший 4 рубля за перевозку товаров из Дербента в Кизляр. Выделяя проводников для сопровождения торговых караванов и получая за это определенную плату, правители Дагестана несли полную ответственность за сохранность товаров и безопасность купцов.

Этот путь был хорошо знаком русским купцам, что видно из росписи приказа Тайных дел, в которой сказано: "А от Астрахани до Терека сухим путем 7 дней ... ,а Ондреева деревня 1 день, до Тарков 2 дня, до усмия 1 день, до Дербени 1 день, до Шемахи 5 дней, до Баки 7 дней...". В этой росписи подробно описан маршрут и по Каспийскому морю.

Этот путь был наиболее благоустроенным для передвижения торговых караванов. Существовал и другой путь сухопутной транзитной трассы, связывающей страны Востока с Европой. Из Астрахани эта дорога вела степью в Терский городок, а затем "в находящийся в землях кумыков город Тарки", далее в Дербент. Ввиду того, что в низовьях Терека имелось множество озер; протоков, плавней, в Тарки приходилось ехать из Терского городка в обход, купцы с вьюками двигались вверх по Тереку до места впадения в него р. Сунжи. Переправившись через нее на пароме или стругах, доезжали берегом моря до

Тарков на арбах или телегах. Этот обходной путь от Терки до Тарков составлял около 240 км., уходило на него около 5 дней, и около 8 дней до Дербента.

Данная сухопутная дорога из-за значительной своей протяженности, неблагоприятных транспортно - технических условий (неоднократные перегрузки в пути, а также болотистая местность, в период разливов затапливаемая водой), представляла большие трудности даже для вьючного движения. Путь от Астрахани до Дербента через степь в обход Терки занимал не менее 18 дней.

2

pro-derbent 0044Доставка товаров колесным транспортом производилась либо на больших повозках, либо на небольших телегах. На повозках и телегах доставлялись не только сельхозпродукты, но и ремесленные изделия и т.п. Единицей меры ремесленных изделий и дров могли служить повозки - арбы. Груз, который перевозился одной вьючной лошадью, также являлась единицей меры, называемой вьюк. Лошадиный вьюк был равен примерно 150 кг. Для сыпучих товаров единицей меры служили чувал, харал, сапетка, тулук и т.п.

В XVII века в связи с дальнейшим усилением и углублением процесса феодальной раздробленности, на территории Дагестана появился ряд новых независимых феодальных владений, активно включившиеся в товарообмен России со странами Востока. Они также брали с проезжавших сухопутной трассой Дербент - Тарки - Терский городок - Астрахань восточных и русских купцов пошлины. В Тарках пошлину брали шамхалы, несколько южнее ее требовал бойнакский владелец, далее, в Кайтагской земле, пошлину брал уцмий, в Дербенте ее брал хан, причем брали не только согласно договоренности, но и лишнее. Пошлина бралась обычно натурой: "со вьюка по киндяку да по бязи лощеной" или "со вьюка по 3 киндяка", благодаря чему в руках феодалов скапливались восточные товары. Посылали они своих "купчин" и на восточные рынки Закавказья для закупки товаров, чтобы отправить в Дербент и Астрахань, а то и в Москву.

Значительную роль в транзитной торговле Дербента с российскими городами играл Тарки. Он являлся крупным ремесленным центром Северо - Восточного Кавказа. Здесь, по свидетельству средневековых авторов, получили развитие различные кустарные промыслы, в городе имелось множество мелких мануфактур.

В это время Тарки являлся и крупным политическим центром - столицей шамхальства и центром внутренней торговли северного Дагестана. Сюда поставляли свои товары горцы со всех концов Дагестана, как и в Дербент. Тарки связывали разные пути с Нагорным Дагестаном. Здесь можно было приобрести как восточные товары из Дербента, так и русские товары, а через Россию и западноевропейские. Таркинские купцы, в свою очередь, для продажи своих товаров ездили в Терский городок, Дербент; Астрахань, Москву с посольствами, имея при этом таможенные льготы.

В конце XVII - начале ХУШ в. Тарки выполнял также функции торгового порта на Каспии. Следует отметить, что пристань здесь была неудобной, но, тем не менее, таркинцы имели свои суда, на которых ходили с товарами в Терки, Астрахань и Дербент. "Пристань",

- писал А.И.Лопухин, - к берегам с моря нужная, пристают суды тутошних торговых жителей и то с нуждою, место пришло не очень глубокое, к тому ж каменистое, а далее от берега якорь держать за слабым местом не может..."

Дербентские купцы принимали активное участие в торговых связях как Дербента с Тарки, так и Астрахани с Тарки. Ассортимент вывозимых ими товаров был разнообразен. Так, 15 августа 1672 г. из Астрахани в Тарки морем дербентец Ерылчаров вез товары: "40 юфтей красных кож, 7 аршин сукна, полтретья пуда пуха гусинова, на клади, где попадется". В Астрахани он был со своим товаром, который там и продал. Как видно, этот торговый человек вез довольно ценный для того времени товар и в достаточно больших количествах, что позволяет сделать вывод о том, что дербентские купцы промышляли посреднической торговлей не только в Дербенте, но и в других торговых центрах Кавказа.

В документе от 1673г. сообщается о работниках "тарковского купчины", которые везут на струге товары не только владельца судна, но и товары тех, кто нанял этот струг до Дербента. Так, в июне 1676 г. на судне таркинца Али Шабанова везет свои товары в Дербент кубачинец Гасан Магомедов. Ассортимент товаров этого кубачинца говорит о многом, но в данном случае нам важно подчеркнуть тот факт, что морское судно принадлежит таркинцу, который вероятно обслуживал торговлю на Каспии, перевозя товары дагестанских торговцев.

Все это говорит о том, что в XVIIB. в Тарках "еще может быть не большой, но дающей о себе знать купеческой прослойке". Везли таркинцы в Астрахань или Терский город и продукцию сельхозпроизводства, как изделия кустарных ремесел, так и восточные товары в широком ассортименте, которые они перекупали у проезжих купцов в Дербенте и с выгодой перепродавали на рынках Терского города, Астрахани и Москвы.

В Тарки по торговым делам приезжали из России не только восточные купцы транзитом в Дербент, страны Закавказья и Персию, но и русские, которые следовали с товаром через Тарки транзитом на Восток и жили в Тарках "для купечества". И в Тарках по предположению В.Г. Гаджиева, как и во многих торговых центрах средневековья, имелся квартал, где в основном было сосредоточено торгово-ремесленное население.

3

pro-derbent 0050В Россию из Дербента через Тарки вывозились местные изделия кустарной промышленности: паласы, ковры, сукна и продукция сельхоздеятельности: фрукты, воск, мед и сырье: шелк-сырец, хлопок-сырец. Здесь же русскими купцами приобретались и восточные товары: дорогие ткани, драгоценные камни, пряности и другие предметы роскоши, а также сырье: шелк и хлопок, часть из которых транзитом шла в Европу.

В развитии торгово-экономических взаимоотношений Дербента с Россией важное место в конце XVII - XVIII в. занимал Терский городок. В XVII в. Терки становится важным центром* политических и экономических связей России с народами Северо - Восточного Кавказа. В Терках по сообщению Е.Н.Кушева, находилось не только военно-служилое население - там жили временно или постоянно русские торговые люди, работные люди, обслуживавшие приходившие с моря бусы, стружки и рыбные промыслы".

В XVIIB. Терки и крупный торговый центр, где шла бойкая торговля между русскими, северокавказскими, закавказскими и восточными купцами. В городе, кроме официальных учреждений, имелись торговые ряды, гостиные дворы, где останавливались русские купцы, горцы и восточные купцы. По сведениям Эвлия Челеби, здесь было 9 тысяч каменных строений, 70 церквей, 3 тыс. лавок и 10 постоялых дворов. В городе имелась таможня для взимания пошлин с привозимых товаров. Здесь также были расположены караван - сарай, базары, роскошные сады, общественные бани и т.п. Два раза в неделю в базарные дни местные северокавказские жители пригоняли в Терский город лошадей и скот на продажу. Примерно в пяти верстах от города, при впадении Тюменки в море, была устроена пристань, у которой причаливали для разгрузки и погрузки морские суда, поскольку из - за мелководья в Тюменке они не могли подходить к самому городу. Связь города с гаванью производилась на лодках по реке Тюменке, а также по грунтовой дороге. Еще Э.Челеби писал, что Терская "крепость имеет также порт и пристань...Здесь имеется 40 судов, похожих на галеры и на русские чайки, есть и фрегаты"

Более крупные суда причаливали у главного устья Терека, а малые - в ближайшем Баклаковском устье. Там разгружались товары, а также присылавшиеся из Астрахани военное снаряжение, разные припасы и хлеб на жалованье служилым людям. Для этих припасов и товаров в гавани было выстроено несколько государственных и частных амбаров. На взморье строили и морские суда.

Торговые связи Русского государства с городами Прикаспия и странами Закавказья в XVII веке приобретают все более постоянный характер. Интенсивную торговлю с Россией через Терский городок в XVIIB. вели кумыкские владельцы, кайтагский уцмий и дербентские ханы.

В Терки из Дербента поступал на продажу хлеб, если он по каким - либо причинам не поступал из России (из Астрахани в навигацию делали челночные рейсы "государевы бусы", поставлявшие хлеб и другие съестные припасы для "служилого" населения Терков). В Терках на хлеб был большой спрос. Транзитом, повозками и вьюками, через Дербент в Терки как восточными купцами, а также дербентцами, так и русскими купцами, временно при постоянно обитавшими в Терках, поставлялись восточные товары: хлопок, шелк, дорогие восточные ткани, пряности, рис, нефть, ковры, сафьян и т.п. Феодальные правители владений Южного Дагестана посылали в Терки караваны торговых людей, которые привозили сюда как "восточные товары, шедшие через Дербент транзитом", так и собственные товары - продукты животноводства и сельского хозяйства, а также излишки домашних промыслов.

В архивных документах часто приводятся сведения о терских торговцах-тезиках. Отметим, что в исторической литературе существуют различные суждения по поводу того, кто же эти самые терские тезики. В Актах кавказской археографической комиссии о тезиках сказано, что они "поколение древних персов", они издавна "вышли из персидских провинций...". Дореволюционный исследователь Н. Костомаров считал тезиков подданными турецкого султана из "Азиатской Турции". По мнению Е.Н. Кушевой, это "восточные купцы из Дербента, Закавказья и Ирана", приезжие и обосновавшиеся в Терках надолго, с женами и детьми. Еще в 1629г. тезик Хозянур сообщал, что он живет в Терках уже 20 лет и торгует, "сложась с русскими людьми". Терские воеводы жаловались на то, что тезики, приехавшие "из Кызылбаш и Гиляни морем на бусах со всякими товарами", останавливаются у своих кунаков в Заречных слободах и там торгуют "тайным обычаем", не платя пошлин.

По мнению Н.Б.Голиковой, национальный состав терских тезиков был очень пестрым. Среди них были армяне, грузины, азербайджанцы, таты, индийцы, персы, дагестанцы и др.

Постоянным местопребыванием терских тезиков в XVII- XVIII вв. был Терки. Позднее они переселились в крепость Святого Креста, а затем - в Кизляр. Количество их было довольно значительно. Основной базой закупок для них русских и западноевропейских товаров, а также центром, где имелся большой спрос на дагестанские товары, была Астрахань.

4

pro-derbent 0053После того, как Терки пришел в состояние упадка, ее преемницей стала крепость Святого Креста. 22 сентября 1724 г. Петр I подписал указ, в котором предписывалось перевести в крепость Святого Креста гарнизон и жителей кр. Терки. "От крепости Святой Крест по Сулаку до морского устья... да от крепости ж Святой Крест до Аграхани" было поселено 1000 семейств донских казаков. К стенам крепости и на Аграханскую косу были перенесены и терские казаки.

По сведениям Иоганна Гербера можно судить о том, что у крепости горцы завели свое хозяйство. Занимались они скотоводством, различного рода промыслами и торговлей. Особого внимания заслуживает свидетельство из Иоганна Густава Гербера о том, что у горцев, живущих близ крепости Святого Креста, одно из ведущих мест занимала торговля. Это свидетельство тем более важно, что когда речь идет о торговле у крепости Святого Креста, обычно полагают, что ею занимались только русские, армянские, грузинские и дербентские купцы. В посад крепости стало заселяться много армян, грузин, которым власти, заинтересованные в развитии ремесла и торговли, предоставляли большие льготы.

Строительство на Сулаке плотины, благодаря которой стало возможным проводить средние суда по Аграхани до самой крепости, позволило установить более регулярное морское сообщение с Дербентом, Астраханью и др. портами на Каспии, способствовало развитию торговли, увеличению товарооборота и росту рынка крепости Святого Креста. Развитию торговли Дербента с крепостью Святого Креста способствовало и решение правительствующего Сената от 28 марта 1724г. о беспошлинном "провозе и свободной продаже вина, табака и всяких хлебных и мясных припасов и скота в Дербенте, Баку и в крепости Святого Креста". На рынок посада крепости собирались, как прежде в Терском городке, представители всех народов Дагестана и Северного Кавказа. Здесь собирался крупнейший конский базар, где счет шел на сотни голов, здесь же торговали как крупно-, так и мелкорогатым скотом. Крепость Святого Креста служила и крупным узловым пунктом транзитной торговли России со странами Кавказа и Закавказья.

Здесь постоянно жили и местные купцы, и торговцы, покупавшие у горцев излишки продуктов, ремесленные изделия. За внешними стенами крепости шла торговля с приезжающими дербентскими, татарскими, армянскими и русскими купцами.

В крепости Святого Креста существовала гражданская канцелярия и таможня, строго следившие за ввозимыми и вывозимыми из крепости товарами, регистрировавшие приезд и отъезд торговых людей, выдававшие им письменные разрешения на выезд в другие города и государства. По справочным данным Гражданской канцелярии крепости Святого Креста, только за 1729г. подали прошение о разрешении выехать в Дербент водным путем 32 человека, а в

Гилян, Шемаху, Баку и Решт-26 человек. Приезжих купцов обслуживали и работные люди из числа местного населения, занимавшиеся погрузкой и разгрузкой товаров, а также их перевозкой, сопровождая товар в место назначения. В крепости существовал Деловой двор, где работали плотники, бондари, столяры, 23 слесаря, 10 кузнецов, 8 пильщиков, 40 седельников, 23 коновала, 39 извозчиков и др.

Как и ее предшественница, крепость Святого Креста занималась реэкспортом восточных товаров из Дербента и стран Закавказья в Россию. По данным Астраханской таможни, привоз товаров морем из крепости Святого Креста очень уступал привозу из Дербента. Например, в 1735 году из Дербента привезли товар 37 торговцев на сумму 9819 рублей, а из крепости Святого Креста только 9 на 572 рубля.

В крепость Святого Креста, как и в Дербент кроме традиционного ассортимента товаров: железа, железных и деревянных изделий, канцелярской бумаги, русских и европейских тканей и кож и изделий из кожи из Астрахани поступало продовольствие. Так, в 1732 году было отправлено 24 партии продовольствия на сумму 9304 рубля, в 1735 году сюда же и в Дербент - 30 партий на 9384 рубля. Поставщиками выступали астраханские посадские люди. В крепость Святого Креста приезжали с товарами и индийские купцы из Астрахани и Дербента. Так, в 1733 году они поставили, по неполным данным, 6 партий товаров на крупную по тем временам сумму, а именно на 2145 рублей.

Архивные данные записи в журнале регистрации Дербентской гражданской .канцелярии 1735 года дают нам возможность воссоздать картину активного русско- дербентского экономического взаимодействия, которое осуществлялось в крепости и через крепость Святого Креста.

Как сообщается в документе, 21 января 1735 года "явил паспорт прибывший из крепости Святого Креста прикащик астраханского купца Федора Кобякова, при нем работники из россиян и из аульных и оченских татар 30 человек", которые следовали в Дербент с "продажною рыбою". 20 февраля паспорт был выдан дербентскому жителю Исмаилу Дедееву и двум его работникам до крепости Святого Креста "для торгу". 23 февраля паспорт выдан дербентцам "Маматю Шарферляеву, Шабан Шербет Алиеву и четырем их работникам, следующим в крепость "для торгу". Тогда же был выдан паспорт десяти музурам астраханского купца Андрея Ильина, следовавшим из Дербента в крепость Святого Креста. 3 апреля из Дербента в крепость отправлялись "для торгу" 25 дербентских армян.

5

pro-derbent 0055Интересно отметить, что Дербент с этой крепостью был связан как сухим, так и водным путем. Так в мае 1735 года был выдан паспорт приказчику астраханского купца Андрея Ильина с десятью работниками, следовавшим из Дербента в крепость Святого Креста на судне астраханского купца Кобякова "для торгу". В этом архивном деле содержатся многочисленные сведения о "рыбных ловцах" происхождением из различных городов Центральной России, отправлявшихся в крепость на заработки. Здесь же приводятся сведения о прогоне через "город Сулак" в Дербент большого количества лошадей (гнали лошадей ногайцы, казанские татары, армяне - жители Сулака). Имеются архивные сведения о доставке в Дербент "ис крепости Святого Креста" астраханским юртовским татарином -с двумя работниками 57 верблюдов на продажу.

Как было сказано выше, Петр I поощрял поселение армян и грузин у крепости Святого Креста, которых велено было "содержать в крепком охранении и поступать с ними таким образом, дабы отнюдь от них никакие жалобы произойти не могли". Всего в 1735г. здесь армян и грузин насчитывалось 450 семей. Делалось это с целью наладить торговлю важным для России сырьем шелком-сырцом, хлопком, "чтобы они (армянские купцы) к размножению коммерции с российскими купцами имели старание, и для того шелк и другие персидские товары, которые от них прежде сего отпускать в европейские государства, привозили б в Россию...".

Прибывшие в регион армяне и грузины принимали активное участие в экономических контактах крепости Святого Креста с Дербентом, о чем свидетельствуют архивные данные. Так, 28 апреля 1729г. "армянин Артемий Абуев" просит в канцелярии гражданского суда "пашпорт для поездки сухим путем в Дербент для торгового промыслу". "Желаю я нижеименованный ехать ис крепости Святого Креста сухим путем в Дербент для своих нужд, да при мне работников грузинцов...5 человек." По тому же адресу обращается 29 сентября 1729г. другой "армянин Мартын Папов", с 160 работниками с просьбой дать разрешение на поездку "сухим путем для торгу".

Во второй четверти XVIII в. в силу известных политических обстоятельств, сложившихся на Кавказе и в соответствии Гянджинскому мирному договору 27 октября 1735г. крепость Святого Креста была упразднена. По Рештскому и Гянджинскому договорам Россия перенесла свою границу из Северного Азербайджана на реку Терек. Города Баку и Дербент перешли под власть Сефевидского Ирана. Перевозя тяжелую артиллерию, запасы и имущество жителей, огромные обозы потянулись из крепости Святого Креста к Кизляру. Кизлярское урочище и одноименное селение стали одним из центров торговых связей между народами региона задолго до появления крепости Кизляр. Селение, а затем городок Кизляр находился у самого Кизлярского перевоза, игравшего важную роль в транзитных передвижениях по Кавказу и в страны Востока.

Данные из журнала регистрации таможенных сборов на Каргинском карантине за март 1731 г., который впоследствии обслуживал Кизлярскую крепость, говорят о том, что движение товаров по этой трассе было довольно оживленным. В документе названы и товары: парча, ковры, хлопчатобумажные нитки, кожа, пенька, всего 75 тай, шелку-39,5 верблюжьих вьюков, 11 вьюков муки, 6 вьюков пшеницы, парчи-14 лошадиных тай, чихиря-3 лошадиных тай, шелку-8тай, пшена- 2 лошадиных вьюка, 20 пар башмаков, один тулук сыра, 460 штук рыб осетров, сомов и т.п. К сожалению, в регистрационной записи не зафиксированы ни место назначения товаров, ни принадлежность товаров. Однако, исходя из названий товаров, можно судить о том, что данные товары шли из Дербента или через Дербент из стран Закавказья. Кизляр возник на древней сухопутной международной транзитной торговой трассе, связывающей Европу со странами Востока и, естественно, стал выполнять функции важного транзитного узла в торговле России с государствами Северного Кавказа и Закавказья. С другой стороны, Кизляр, подхватив эстафету своих предшественников, крепости Терки и Святого Креста, к середине XVIIIB. становится средоточием русско- кавказских, в том числе и русско-дагестанских экономических связей. Позже здесь образовались 3 больших рынка: армянский, татарский и русский, для приезжих купцов были обустроены караван-сараи. На рынки Кизляра съезжались представители всех народов Северо-Восточного Кавказа, привозя продукты сельского хозяйства, изделия ремесел, а также пригоняя скот.

Для сообщения Кизляра с морем был возведен Долобинский фельдшанец в устье самого южного рукава Терека в 50 верстах от крепости, ставший складочным пунктом товаров, поступавших в Кизляр морем. Отметим, что в то время в результате консгрессии Каспийского моря и благодаря высокому уровню Каспия, Аграханский залив и впадающий в него южный рукав Терека были достаточно глубоки для свободного подхода к фельдшанцу больших морских судов, а более мелкие поднимались вверх по Тереку до Кизляра. По свидетельству архивных документов, в ноябре 1739г. к фельдшанцу прибыл из Дербента "шхербот Санкт Гавриил", принадлежавший компании астраханских купцов.

6

pro-derbent 0056На побережье Каспия существовало несколько пристаней, которые в разное время обслуживали Кизляр. Товары, прибывшие морем из Дербента, доставлялись в Кизляр на арбах и повозках. Здесь была задействована масса "работных людей" из местного населения, занимавшихся погрузкой, выгрузкой и перевозкой товаров.

Выгодное положение Кизляра сразу же привлекло сюда купечество, специализировавшееся на восточной торговле. Анализируя состав купцов, следует отметить, что наряду с армянами, грузинами, тезиками, индийцами и "кизлярскими жителями" в первой половине XVIIIB., В вывозе товаров из Кизляра и через Кизляр участвуют также астраханские и русские купцы. Транзитом через Дербент и Кизляр в Астрахань из Азербайджана и Ирана шли шелк, хлопок, восточные ткани, медь - лом. Из Астрахани через Кизляр в Дербент шли главным образом промышленные товары широкого потребления русского производства.

Особое значение в конце XVII-XVIII в. для Дербента имела морская торговля по Каспию, хотя Дербент в это время несколько утратил свое былое значение основного торгового порта на западном побережье Каспийского моря. Пристань Дербента оставляла желать лучшего, она была мелководной, открытой всем ветрам, необорудованной для приема крупных судов: последние садились на мель, и купцы свои плоскодонные суденышки "с великою нуждою по песку тягивали". Поэтому посланник Петра I Артемий Волынский в своих "Пунктах Персидской капитуляции" (неравноправный договор, в силу которого подданным иностранных государств предоставляются известные преимущества и привилегии) наряду с требованиями не досматривать товары российских купцов, "не чинить в продаже никаких препятствий", "рахтарных денег (дорожная подать) и пошлин не имать", продавать товары "вольною ценою" и т.п., выдвинул также пожелание из-за того, что пристани в Дербенте мелководны и труднодоступны, "того ради иное место для пристани оных судов чтобы отыскать (ибо от того им, купцам, великие изъяны чинятся), и дабы было повелено морскую иную пристань и караван-сарай построить и торг учинить, чтоб их судам приставать было свободно и купечеству бы их изъяны и убытков не было...".

И, тем не менее, Дербент в XVII-XVIII веках оставался одним из крупных торговых портов на западном побережье Каспия. От устья Волги суда продолжали свой путь вдоль западного побережья моря: от острова Четырех Бугров плыли к устью реки Терек, затем, обойдя остров Чечень с востока (проход между последним и Аграханским полуостровом был затруднителен из-за множества имеющихся здесь островков), мимо тарковского шамхальства, подходил к Дербенту. Путь на морском судне от Астрахани до Дербента, расстоянием около 600 км., занимал 5-6 дней.

Итак, основной коммерческой артерией, связующей Дербент с Россией на рубеже XVII-XVIII в. служил морской путь вдоль западного побережья Каспия. Водный путь имел то преимущество перед сухопутным, что благодаря более быстрой и сохранной доставке товаров (при каждодневном перевьючивании неизбежно происходила порча товаров), перевозка купеческой клади водой стоила меньше, размеры же клади были больше, чем при перевозке по суше. "А степью ездить им (купцам)... с товарами своими в Астрахань, а из Астрахани в Кызылбаш (Персию) становитца проторно, потому что емлют в горах кумьщкие и кабардинские и черкасские князи и мурзы с товаров их пошлину десятую, а верблюды и телеги наймут они под себя и под товары свои "дорогою ценою".

Вместе с тем водный путь являлся для купеческих караванов менее опасным от нападений. Хотя не следует забывать и тот факт, что остров Чечень снискал себе печальную славу пиратской базы казачьей вольницы на Каспии.

Связующим звеном Дербента с рынками городов Центральной России являлась Астрахань, стоящая при выходе Волжского торгового пути и ставшая "средоточием персидской торговли" на Каспии. Астрахань после присоединения к России стала главными воротами России в страны Прикаспия и Востока, и очень быстро превратилась в важный торгово- промысловый и военно-административный центр. Благодаря своему положению в устье Волги, по которой издавна проходил путь из Европы в Китай, Среднюю Азию, Индию и Иран, Астрахань славилась и в древности "своей обширностью и богатством".

Посетившие в XVIIB. Астрахань Адам Олеарий и в начале XVIIIB. - Корнелий де Бруин, отмечали, что этот крупный торговый город с оживленной речной гаванью, несколькими базарами, множеством ремесленных заведений, окруженный обширными садами.

7

pro-derbent 0059По сообщению М.Чулкова, Астрахань имела 175 больших и малых предприятий - шелковых, бумажных, кожевенных и прочих мануфактур и мастерских. В Белом городе, примыкавшем к астраханскому кремлю, находились таможня и государственные учреждения: Посольский, Табачной продажи, Питейный, где хранили и продавали казенное вино, Кружечный, где шла торговля медом и пивом, Житни, где хранились запасы зерна. В центре города стояли каменные гостиные дворы: Русский, Индийский, Армянский и др. Помимо гостиных дворов в Белом городе располагалось множество лавок, которых в 1707 г. насчитывалось 303. К астраханскому кремлю примыкал так называемый Земляной город, в который входило не менее 11 слобод, среди которых: Татарская, Армянскоая и др. Это был шумный и многонациональный город. По регламенту главного магистрата, составленному в 1721 г., Астрахань была отнесена к городам первого разряда вместе с Москвой, Петербургом, Ярославлем, Нижним Новгородом, Казанью, Архангельском, Ригой и Ревелем.

К числу наиболее крупных купцов в Астрахани, ведущих торговлю с городами Прикаспия, относился "посадский человек" Тихон Демидович Лошкарев. Основными статьями его торговли были рыба и восточные товары, причем рыбу он добывал на собственных промыслах, а восточные товары закупал в Дербенте, Баку и других каспийских портах. Товары он возил на собственных морских и речных судах. В 1724 г. этот торговец истратил только на наем работных людей 2934 руб. Всего же Лошкарев нанял 229 человек на различные струги, шедшие в Саратов, Нижний Новгород и на Макарьевскую ярмарку, а также 29 человек ра дербентскую бусу и 76 человек на рыбные промыслы. О разнообразии коммерческой деятельности данного купца свидетельствуют данные только о семи явках его товаров всего за 6 месяцев 1724г. Он отправил из Астрахани в Москву шелк, в Нижний Новгород - рыбу, шелк, восточные ткани, в Ярославль - овчины, на Макарьевскую ярмарку - рыбу и лисьи шкуры, в Дербент - холст, подошвенную кожу, предметы галантереи и хмель.

Не менее был известен своими торговыми операциями другой посадский человек в Астрахани В.И. Хомутский, имевший "купечество хлебное, калмыцкий торг и соляной промысел". Он, владея морским судном, занимался поставкой в Прикаспийские города, в частности Дербент, холста, крашенины и других русских и европейских тканей, а также муки, пеньки, пряжи и т.п.

Третий астраханский посадский человек Г.М. Толмачев бывал по торговым делам в Дербенте очень часто, имел "стружок", на котором возил как свои, так и чужие товары. У него имелось несколько наемных работников и четыре крепостных. Посадские люди Т.Чечкин и Ф.Хлебников совместно владели стругом, на который нанимали 6-7 работников. Они ходили не только в Дербент, а позднее в крепость Святого Креста, но и в Тарки по торговым делам. Отметим здесь, что позже, судя по документам Кизлярского комендантского архива, коммерческая деятельность Ф.Хлебникова на Каспии пошла в гору.

По утверждению Н.Б.Голиковой, из занятий, которые получили довольно широкое распространение среди жителей Астрахани, можно назвать "струговой промысел", т.е. перевозка товаров на стругах и лодках, а также на морских судах. Морские суда из Астрахани ходили в Дербент, Терский городок и другие пристани и порты на Каспии, а также вверх по Волге, занимаясь реэкспортом как восточных, так и европейских товаров. Когда астраханский порт замерзал, движение через него закрывалось с ноября по март. В это время русские торговые суда стояли на зимовке в незамерзающих портах Прикаспия, в частности в Дербенте, Низовой и др., и занимались внутренней перевозкой по прибыльным ценам. Причем, зачастую астраханские судовладельцы отправляли свои суда на юг, отдавая их дербентским купцам на откуп на разные сроки и по разной цене. Значительную роль в развитии торгово-экономических связей на рубеже XVII-XVIII в. играло жившее в Астрахани постоянно или временно население так называемых восточных колоний. Изучая русско-восточную торговлю XVI в., М.В.Фехнер писал, что уже тогда в Астрахани можно было встретить много купцов из Средней Азии, Персии, Турции и Закавказья, которые регулярно вели здесь свои коммерческие дела.

Главным занятием восточных колоний в Астрахани была посредническая торговля между Европой, Россией и странами Востока, в том числе и с народами Кавказа.

Исследуя роль астраханских восточных колоний в развитии торговых связей, Н.Б. Голикова, опираясь на архивные материалы, приходит к выводу, что в 1724-1725 годах основная масса товаров, вывозимых восточными купцами из Астрахани по Каспию, приходилась на кавказские порты (177 явок из 254). А именно: в 1725г. индийцы сделали 97 явок товаров "за моря", из них 12 явок приходится в Гилян, а остальные - в Дербент и в Баку; армяне - 110 явок: 63 в Гилян, остальные в Дербент и в Баку; жители Гилянского двора - 41 явку только в Дербент; татары - 6 явок: 2 - в Гилян, 4 - в Дербент. Отъезд из Астрахани "за моря" шел летом, купцы отправлялись и морем, и сухим путем. Причем непрерывно двигались два встречных потока товаров.

Данные о торговле купцов астраханских колоний и их торговых оборотах показывают, что они проявляли в торговой области большую активность. Они были одновременно поставщиками восточных товаров и крупными потребителями русского ремесла, стимулируя тем самым его развитие и укрепление связи с рынком. В то же время они являлись посредниками в торговле народов Дагестана, Азербайджана и Северного Кавказа с Россией. Деятельность купцов астраханских восточных колоний способствовала развитию и процветанию в конце XVII-XVIII в. таких крупных центров внутренней и внешней торговли, каковыми являлись Дербент, Терский город и особенно Астрахань, привлекая туда множество русских купцов из различных районов России.

8

pro-derbent 0060Итак, вышеприведенный материал рисует активную роль городов Прикаспия на рубеже XVII-XVIII в. в развитии торгово- экономических связей Дербента с городами Центральной России, как весьма сложный социально - экономический организм, сложившийся в специфических геополитических условиях. Русско-дербентская торговля в XVII-XVIII веках поддерживалась как через Каспий, так и по сухопутной караванной трассе, пролегавшей по побережью Каспия.

Значительную роль в этой торговле играли такие крупные торгово-экономические центры юга России, как Астрахань, Терский городок, крепость Святого Креста, Кизляр. Важная роль в процессе развития экономических контактов по этой торговой трассе принадлежала древнему торговому центру Дагестана - Тарки.

Торгово-экономические взаимоотношения Дербента с Россией, налаженные еще с давних времен, в XVII-XVIIIBB. продолжали развиваться и укрепляться на взаимовыгодных условиях. Кроме того, Дербент по -прежнему занимал особое место в развитии экономических связей России с Дагестаном, странами Закавказья и Персий. Он был одним из центров транзитной торговли России со странами Востока в конце XVII - первой половине XVIII в. На развитие торговых связей Дербента с Россией, народами Северного Кавказа, странами Закавказья и Персией способствовало и то важное обстоятельство, что, как уже было выше отмечено, при царе Алексее Михайловиче (в 1667 г.) и еще при Петре I (в 1710- 1720 гг.) были заключены договоры с армянской торговой компанией. Она обязывалась вывозить из Ирана и Прикаспийских государств через Дербент, Тарки, Терский городок и Астрахань в Россию и далее в Западную Европу шелк- сырец и другие восточные товары как морем, так и сухопутным путем под охраной русского конвоя от Астрахани до Москвы.

Экономические связи Дербента с Россией в конце XVII - первой половине XVIIIBB.' ГОД ОТ года росли, увеличивался не только объем, но и ассортимент товаров с обеих сторон. В конце XVII в., судя по архивным данным, собственно дербентцами из Астрахани в Дербент было вывезено 36 партий товаров.

Среди них были довольно крупные партии, как например, "торговый человек" Фуручка Эселбеков "в своих двух струшках" в Дербент везет товар: "103 юфти кож красного товару, 4 половинки сукна кипного, 7 аршин сукна полукармазину черного, полтретья пуда пуху гусиного, 18 пуд проволоки, 4 пуда котловой зеленой меди, 4 тыс. булавок, 4 тыс. игол, 10 зеркал, 4 топы стамеду, половинка сукна аглитского, 6 аршин сукна аглитсогож , 100 овчинок курпечатых, мех куней большой, 6 тарелок оловянных... 30 коробок порожих, 6 ведер смолы. Да на тех стругах работных людей татар 24 чел". Вероятно, этот дербентский купец, имея собственные два, а возможно и более морских судов и большое количество работников, занимался в конце XVII в. на Каспии профессиональной коммерческой деятельностью.

9 ноября 1675г. дербентец "Асачко Азизбеков в струшку с товаром, а товару у него: 50 коробок порожних, 12 ларчиков, обитых железом, 10 зеркал больших и средних, 20 тазов зеленой меди, 15 котлов медных, 40 блюд деревянных, 10 сит и 5 решет, 5 тыс. иголок, 10 ящиков небольших красных, 10 фунт белил... Вместе с ним работников 10 человек". Судя по количеству товаров, их ассортименту, а также по количеству работников на стружке, считается возможным предположить, что этот дербентский купец ездил в Астрахань с большим количеством товаров, где, распродав его, приобрел необходимый в Дагестане русский товар.

18 июня следующего года из Астрахани в Дербент кубачинец Гасан Магомедов "на клади" у тарковца Али Шабанова везет товар: "7 пуд меди красной в котлах, два пуда меди зеленой котловой, 18 зеркал малой руки, 3 кож красных телятинных, 6 аршин сукна кармазину, 35 овчинок, 5 тыс. игол, 100 булавок, 4 гривенки краски, 6 зеркал, 5 блюд деревянных: достаточного товару, которой не продан в Астрахани, десять епанеч черкасских малой руки, три сабли... С ним же работник его кубачинец Али Амзаев...". Этот документ говорит нам о том, что традиционно народы Дагестана приобретали металл из Русского государства через Дербент. В Россию металлы в основном поступали из Европы именно в изделиях, в данном случае - в котлах. Перечень же товара, который не был продан в Астрахани и возвращался кубачинцем назад, иллюстрирует и подтверждает тот факт, что в конце XVII в., так же как и на протяжении всего XVII в., из ремесленных центров Дагестана, а значит и из Кубачей в Русское государство шли дагестанские бурки - епанчи, а также знаменитое дагестанское оружие, а именно - сабли тоже через Дербент. Тот же купец из Кубачи Гасан Магомедов фигурирует еще в записях Астраханской таможни в 1687 г. Исходя из этого можно сделать вывод, что данный купец отправляется в путь по морю именно с коммерческой целью, а не "для собственных нужд". Вполне возможно, что он этим занимается время от времени, но тот факт, что его сопровождал вооруженный работник, говорит о том, что это довольно самостоятельный и хорошо осведомленный в торговле человек.

В 1688 г. 26 апреля из Астрахани в Дербент " на своем струшку" возвращается дербентец "Агабичка Мурзаев", который купил в Астрахани 80 тулуков масла коровья, с ним 15 человек "музурей" (работники на морских судах Каспия).В июле того же года дербентец "Азис Мамеделиев" на своем струшку следует из Астрахани в Дербент с товарами: "50 юфтей красного товару, 50 юфтей шуб бельих, 20 топ стамедов, 5 половинок аршинного сукна красного, 10 пуд пуху лебежья, 800 савров, две коропки, 50 топ бумаги, два мевраша, 5 тыс. игол, 5 тыс. булавок, 100 мерлушек, две дюжины наперстков, две шубы мерлушечьих, 3 пуд сахара. А тот товар в 10 таях".

9

pro-derbent 006120 июля то же года дербентец Аджизаматка Магометов из Астрахани в Дербент везет "в своем стружку 24 стамеда, 40стоп бумаги пищей, 2 пуда зеленой меди, пуд белил, 100 мерлушек, 20 тыс. булавок, 1 тыс. игол, полпуда сахару, 9 тулуков масла коровьего. Для обережи ружья, пищаль, фунт пороху, свинцу тож".

23 июля 1688г. "дербентец Агамаметов на стружку у дербентца ж Мамажитки" в Дербент везет товар "50 юфтей красного товару, 75 юфтей шуб бельих, 40 стоп бумаги писчей, 1500 савров, 3 коробки, в коих 4 пуда сахару, 3 тыс. игол, 2 тыс. булавок, 10 зеркал малой руки, 5 гривенок гвоздики, 5 портищ стамеду, 5 шуб мерлущатых, 50 овчинок, всего 13 тай".

Архивными документами зафиксированы и мелкие торговцы, которые везли небольшие партии товаров, "на клади, где попадетца" и не имеющих работных людей.

Очень часто встречаются крупные партии товаров, которые транспортируются дербентскими купцами также "на клади, где попадетца", и что подтверждает тот факт, что суда астраханского торгового флота обслуживали торговлю по Каспию. Вполне вероятно также, что товары перевозились попутно судами дербентцев и очень редко азербайджанскими и иранскими судами за определенную плату, все же более надежными были русские. Все это подтверждает тот факт, что торговые рейсы в Дербент из Астрахани и обратно были довольно обычным явлением.

Дербентские и другие купцы вывозили из России также табак, порох, селитру и другие "заповедные товары". В "Указе Великого государя 1676 г. в новоуставных статьях о торговом деле" в 7-й ст. написано следующее: "Будет иноземцы табак в Астрахань привезут и в Астрахани у них сыщетца и тот табак велено имать на великого государя бесповоротно и о табаке учинить наказ крепкой, чтоб они отнюдь из-за моря табаку в Астрахань и из Астрахани вверх не возили и тайно не привозили, потому что наперед сего они, иноземцы, на табаке в Астрахани и во всех русских городах збирали многие серебряные деньги и вывозили из Московского государства в свои земли... да и впредь они о том будут помышлять всячески, чтоб им табак тайно провозить и над ним велено с великим остерегательством смотреть и беречь накрепко... А Тарковского Сурхай-Шевкала у узденей у Абекханка да у Аличка сколько пуд взял письмянной голова и где тот табак нынче... в скаске написано: у тарковца Алимурзы Желебиева объявилось в тае мешочек, а в нем табаку с полпуда. А тот табак у него... взят и запечатан по указу в лавку...".

В 1687г. 15 февраля дербентский Исак-султан обращался к астраханскому воеводе с просьбой о возвращении принадлежащего ему большого количества табака, который его подвластные, не зная о запрете, привезли в Астрахань.

Кроме собственно коренных дербентских купцов большое участие в торговых связях Дербента принимали индийские купцы, которые реэкспортировали восточные товары через Дербент в Астрахань, а оттуда в центральные районы России и далее в Европу. Индийцы, жившие в Дербенте и Астрахани, держали в своих руках в рассматриваемое время, пожалуй, всю восточную торговлю. "Насколько тонка их вера, - писал об индусах Я. Стрейс конце XVII в.- настолько они тонки, изворотливы и лукавы в торговых делах...". По сведениям архивных документов конца XVII в. индийскими купцами было вывезено из Астрахани в Дербент 29 партий товаров. Они везли обычно большие партии товаров, имели работных людей, но в отличие от дербентских купцов, имевших собственные суда, индийские купцы перебрасывали свои товары на наемных дербентских или российских судах.

Исходя из количества вывозимых в отдельно взятой одной партии товаров и качества их можно сделать вывод, что данные индийцы- крупные профессиональные купцы, подолгу живущие в Дербенте и обслуживающие транзитную торговлю по Волжско-Каспийской международной торговой трассе. Товары они доставляли как из глубин России: Москвы, Казани, Сибири через Астрахань и Дербент дальше на восток, так и в обратном направлении. Часть этих товаров, естественно, через Дербент оседала в Дагестане.

Для освещения роли индийцев в торговых связях Дербента приведем следующие данные. В августе 1676г. по Каспию из Астрахани в Дербент следовал караван на "струшках" и "государевых полубусьях", которым отправлялся товар 10 индийских купцов. Так, торговые люди из индийцев Тирятка Багриев и Ражарамка Сидоров вывезли из Астрахани в Дербент на "дербентском струшку" товар "50 топ гарусов стамеду, 50 юфтей кож красного товару, 25 шуб хорьковых, 38 пуд перцу русского, 75 юфтей кож красного товару казанского, 20 пуд чилиму, 7 половинок сукон красных, 6 половинок сукон кипных малой руки, 20 топ белок, 370 савров, 14 топ пищей бумаги, 4 топы стамеду аглицкого, 10 фунт струи бобровой. А тот товар в 4 коробках...".

10

pro-derbent 0062В том же году в этот же месяц торговый человек Муллачко посылал свой товар "с дербентцем с Сафаром на струшку... А товару его: 100 половинок сукон кармазину, 165 юфтейкрасного товару. А тот его товар в 20 и 5 таях, да 8 коробок с иглами и наперстками и с зеркалами и со всякою мелкою рухлядью, да полторы половинки сукна чернаго, да 10 кож красных... Да за тем ево товаром 5 человек индийцев да 6-ой кашевар".

Торговый человек Лал Манш 19 июня 1687г. "на дербентском струшку" вез в Дербент: "17 половинок сукна кармазину, 69 косяков гарусов стамедов, 20 стамедов аглинских, 146 юфтей кож красного товару, 8 половинок сукна аглицкого, 10 бочек белого железа, 4 пуда пуху и т.п.".

В выписи Астраханской таможни об отпуске из Астрахани в Дербент индийских купцов Бхагата и Ганга Рама перечисляются следующие товары: "75 юфтей красного товару казанского дела, 16 половинок сукна аршинного, 16 половинок сукна кипного, 50 косяков стамедов гарусных, 10 половинок сукна кармазинного, 25 косяков стамедов аглицких средней руки, две половинки сукна кипного, 57 шапок индийских с овчинками, 9 овчинок ногайских, 50 топ белки чистой, 50 тыс. булавок, 60 тыс. игол, 300 литров мишуры".

Даже при поверхностном изучении приведенных сведений заметна большая разница между ассортиментом, а главное объемом, товаров индийских купцов и купцов из Дагестана.

С начала XVIII в. значение Дербента в торгово- экономических контактах народов Дагестана и стран Закавказья с Россией, несмотря на нестабильную внешнеполитическую обстановку на Кавказе, нисколько не уменьшается, наоборот, увеличивается. Это прекрасно иллюстрирует тот факт, что за 10 лет с 1710 по 1720 г.г. в торговле между Астраханью и Дербентом участвовало 82 купца, которые вывезли из Астрахани в Дербент морем 90 партий товаров. При этом следует учитывать и тот факт, что существовала еще и контрабандная торговля, которая не подвергалась учету. Она достигла огромных размеров.

В начале XVIIIB. РОССИЯ завязывала широкие торгово- экономические связи со странами Востока, что было обусловлено глубокими внутренними процессами, происходившими в стране.

Экономическая политика Петра I способствовала расширению внешней торговли с Востоком, увеличению торгового оборота, а также изменению структуры экспорта и импорта России, в частности увеличению вывоза изделий мануфактурного и ремесленного производства. Внешнюю торговлю Петр I рассматривал как один из важнейших источников государственных доходов; таможенные пошлины составляли не малую часть бюджета страны. Вместе с тем внешняя торговая подчинялась решению общей задачи подъема производительных сил страны, в частности в области промышленности.

Для России вопросы восточной торговли, в том числе с Дагестаном, в петровское время приобрели особое значение. Если в допетровское время русская торговля с Ираном носила потребительный характер, то с начала XVIII в. иранское сырье (шелк-сырец, хлопок) уже вывозится для удовлетворения промышленных нужд.

В связи с развитием в России текстильной промышленности все большее значение приобретал вопрос о сырьевой базе и в правительствующих кругах России Дагестан, в частности Дербент стал рассматриваться как возможный источник снабжения нарождавшейся текстильной промышленности России хлопком и шелком-сырцом, мареной и другим сырьем. С другой стороны, Россия нуждалась в новых рынках сбыта своей продукции. В этом отношении Дербент, считавшийся "ключом" в восточные страны, имел большое значение.

Кроме того, предполагалось устранить засилье турецких купцов на шелковом рынке Ирана, установить транзитную торговлю Востока с Западной Европой через Россию, учредив в устье Куры новый центр кавказско- русской торговли. Все это, в свою очередь, должно было повысить значение Дербента как торгового центра на Каспии, перевалочной базы и партнера русско-иранской торговли.

Политика Петра 1, как указывал Ф.И. Соймонов, в данном регионе преследовала ту цель, чтобы весь вывозимый из Персии шелк доставался России и "российские фабрики... имели бы от того пользу". И с этой целью, в 1711 и 1713гг. русское правительство заключило соглашение с компанией джульфинских купцов о торговле иранским шелком только через Россию, а не через Турцию. Однако, армянская торговая компания не выполняла взятых на себя обязательств и поэтому была лишена предоставленных ей льгот.

В последующее время в Иране находилось посольство А.П. Волынского, который 30 июля 1717г. заключил с шахом Хусейном торговый договор, имевший чрезвычайно выгодные условия для русского купечества. Согласно договору последние получили право свободной и беспошлинной закупки шелка в городах Ирана, а пошлина на другие товары была снижена в два раза.

11

pro-derbent 0063Развивающаяся суконная промышленность России в XVIIIB. В ОСНОВНОМ была обеспечена отечественным сырьем, однако увеличение спроса на высококачественное тонкое сукно, что диктовало повышенные требования к сырью. В том же году А.П. Волынский получил указ осведомиться о возможности покупки "испанской шерсти в Персии, что заставило его и сопровождавшего его А. Лопухина серьезно ознакомиться с шерстяным рынком кавказских владений Персии", в частности Дербентского владения. Другой современник утверждал, что "в Дербентском уезде, а особливо к горам, имеются многочисленные овечьи заводы, шерсть оных весьма хороша..., а сие и было одним из главнейших и нашего Ироя (Петра 1) попечений, то есть, чтобы употребить оную в пользу своих суконных и шерстяных мануфактур".

Из года в год нараждавшаяся текстильная промышленность России нуждалась также и в красителях. Из стран Востока сюда шли многие красящие вещества, которые широко применялись в текстильной промышленности. Очень распространенными предметами восточной торговли были краски лавра, сандал и чернильные орешки, вывозившиеся через Дербент из Индии и Персии. Ещё Петр I дал указ вести поиски различных красящих веществ в Дагестане.

Русское правительство хорошо понимало и осознавало выгодность Волжско-Каспийского пути как удобной торговой магистрали, по которой можно оыло направить всю восточную торговлю в Западную Европу через Россию, перехватив огромные доходы от шелкового транзита у Турции.

Как отмечала Е.Н. Кушева, "на восточной торговле складывались крупные купеческие капиталы, которые впоследствии способствовали промышленному развитию" Русского государства. Касаясь значения Вожско-Каспийского торгового пути, еще в XVII в. Я. Стрейс писал, что из Голландии можно будет возить через Каспийское море олово, цинк, сукно, атлас и другие товары, "которые можно хорошо и с большой выгодой продать в Дербенте и Шемахе. Поэтому следовало бы всю торговлю шелком направить в Голландию через Дербент Каспийским морем, Волгой и через Архангельск, чем предпринимать далекий путь с большим и дорогостоящим конвоем... со многими опасностями, сначала сухим путем в Смирну, а оттуда с большими потерями от берберских разбойников через Гиспанское море, не говоря уже о невероятной пошлине, взимаемой турками...".

Отметим, что Волжско-Каспийский торговый путь был известен русским купцам еще с глубокой древности. В эпоху средневековья данная коммерческая артерия была хорошо ими освоена, о чем писал Эвлия Челеби, "Московский флот идет в Каспийское море по реке Волга, а оттуда на кораблях Дагестан...". Однако подлинное экономическое значение она приобрела лишь в начале XVIII в. благодаря интенсивному развитию русского мореходства на Каспии. В интересах развития торговых отношений с Прикаспийскими городами, в том числе и Дербентом русскоё правительство стало заботиться об организации более регулярного сообщения между Астраханью и портами Каспийского моря, объявив Каспийское мореходство делом государственным. Петр I, уделяя огромное внимание расширению судоходства на Каспии, сам лично руководил строительством судов. Так, с 1701 по 1725г. для судоходства на Каспии всего было выстроено 117 судов.

Связующим звеном России с восточными, в том числе и дагестанскими рынками являлся Дербент, обладающий крупным морским портом на Каспии. Из пристаней на дагестанском побережье Каспия видное место принадлежало также Низовой, возле которой на берегу моря шла "беспрерывная ярмарка между российскими и восточными купцами".

Однако состояние пристаней Дербента и Низовой не отвечало требованиям мореплавания и морской торговли. "Пристань, - писал А.И. Лопухин, - к берегам с моря нуждою, пристают суды тутошних торговых жителей и то с нуждою, место пришло не очень глубокое, к тому ж каменистое, а далее от берега якорь держать за слабым местом не может..."

У Петра I были грандиозные планы по реконструкции дербентского порта. Он высоко оценил значение Дербента, как центра транзитной торговли с восточными странами и его порта. С этой целью от в 1722г. "вызволил ездить по берегу морскому для осмотрения места, где строить гавань". Перед отъездом из Дербента Петр I приказал Матюшкину "делать" в Дербенте "гавань по чертежу", придавая этому делу важное значение. Работы по реконструкции производились в 1723- 1724 г.г. Принятые меры, как и следовало ожидать, незамедлительно сказались на росте торговли в Дербенте.

Еще в начале в XVIII в. была отправлена экспедиция на Каспий для его исследования. Данная экспедиция в составе поручика Кожина, Травина, Фон Вардана и Ф. Соймонова составила первую подробную карту Каспийского моря, прибрежных городов и торговых путей. Ф. Соймонов отметил, что полученная ими инструкция "состояла в том, чтобы от Астрахани по западному берегу до Астрабада положение берега и форвастер осмотреть и описать для пользы купечества". Составлением навигационной карты предусматривалось удовлетворение нужд "коммерции" и торгового мореплавания, а также военно-морских сил, выступавших в поход на Каспийское море.

12

pro-derbent 0065Столь усиленное внимание Петра I к Дербенту можно объяснить тем, что Россия вывозила из персидских провинций "сырец-шелк также вареной, хлопчатую бумагу, парчи шелковые и бумажные овчинки, пшено и фрукты" только через Дербент. "А из России потребны в Персию товары, сукна галанские, стамеды, штофы, кружевы серебряные, позумент, кружевы нитевые, полотна, крашенина, иглы, бумага писчая, кожи телятинные, красные и черные, так же и сирые кожи, мехи бельи и горностаевы соболи, корольки красные, янтарь хрустальной, заповедные товары- сталь, железо тазовое и протчая, медь, олово, свинец... Хотя оные и заказано провозить, однако же оных вещей провозят мало". Чтобы вывозить все эти товары на больших морских судах, которые не могли подходить к Дербенту из-за мелководья берега, Русское государство хотело создать здесь удобную пристань. Посол Петра 1 А. Волынский выдвинул пожелание построить в Дербенте новую пристань для больших морских судов.

Петр I в это время наметил конкретные меры по развитию торговли с Кавказом и Закавказьем, а через них и со странами Ближнего Востока. Немалое значение в расширении торговли придавалось Дербенту. Указом Сената от 28 марта 1724г. было разрешено вывозить из России в Дербент железо, свинец и порох, а также был открыт беспошлинный провоз и свободная продажа вина, табака и всяких хлебных припасов и скота в Дербенте. "По приговору правительствующего Сената... велено отправленное из Астрахани в Дербент казенное вино, которое астраханский губернатор Волынский велел продавать по 5 рублей по 20 копеек ведро продавать по 4 рубли ведро, а которое привезено будет вновь выше трех рублей не продавать... Сенату известно, что от дороговизны в продаже вина происходит обретающимся в тамошних местах войскам нужда... того ради Сенат приказал прибыли сверх того не накладывать, и для той продажи, как в Дербент вино отпускать с довольством, дабы нигде ни малые в продаже остановки не было; также позволить черкасам и казакам, которые там обретаются, вино и табак привозить и продавать свободно повольною ценою... объявить, чтоб они брали с собою вино и табак для продажи ж в тех новозавоеванных провинциях без всякого опасения..." .

Развитию торговых отношений Дербента с Россией способствовало также то обстоятельство, что с 1723 года дербентские торговцы были уравнены в правах с русскими купцами, Дербент был признан с этого времени российским городом, а его жители- поданными России. В сенатском указе от 17 декабря 1723г. говорится "О взимании таможенной пошлины с купцов дербентских жителей с привозных их товаров и торгов в Астрахани пошлину брать против русских, понеже оные купцы стали быть его величества поданными".

Кроме того, жалованной грамотой Петра 1 было предоставлено дербентским жителям право свободной торговли в Русском государстве: "Петр Первый повелел дать жалованную грамоту всем жителям города Дербента за показанные их нашему императорскому величеству доброжелательные поступки и верные услуги, обнадеживая их, что они всегда содержаны будут в нашей императорского величества милости и от всех их неприятелей в защищении и обороне твердой...

также позволяетца им пребывание свое и купечество иметь, и отправлять свободно...".

Для торговли в России местным торговым людям, в том числе и дербентским купцам, обычно предоставлялись льготы, к их услугам были и русские купеческие суда. Следует здесь сказать, что по просьбе шамхала Адиль-Гирея ему также были предоставлены "две бусы для посылки за товарами в Дербент и другие места".

Судя по архивным данным, Дербент и в первой половине XVIII в. являлся узловым центром в торговле России со странами Востока. В Дербент и через Дербент следовали шемахинские, джульфинские, а также ганджинские, ереванские, нахичеванские, тифлисские, ширванские торговцы шелком. Ассортимент товаров, ввозимых этими торговцами, обширен и показывает значительный размах торговли в Дербенте. Главными из этих товаров являлись шелк-сырец, шелк готовый, шелковые и полушелковые ткани и изделия из них. Из Персии через Дербент в Россию вывозили шелк, известные в России купцы. Так, например, по книге записей Дербентской таможни 31 июля 1729г. приказчик московского купца Андрея Евреинова из Решта в Дербент привез 15 тай чистого шелка "в оных весу 315 батманов рященской покупки". По данным Московской таможни, за 1740г. тот же Андрей Евреинов "из-за моря" через Астрахань сам привез три партии шелка-сырца. Кстати, его отец Матвей Евреинов тоже известный московский фабрикант в то время. В июле 1721г. во время известных шемахинских событий были разграблены товары русских купцов, среди которых были и товары Матвея Евреинова на сумму, огромную по тем временам, 170 ООО руб. "персидской монетой". В 20-х годах XVIII в. Евреиновы стали крупнейшими поставщиками восточных товаров на Макарьевскую ярмарку. Они же в 1721г. вошли в компанию заведенной в 1717г. П.П. Шафировым и П. А. Толстым " Московской мануфактуры". К середине XVIII в. - они крупные российские промышленники. Один из сыновей Матвея Евреинова, Яков Матвеевич, сделал блестящую карьеру от советника Мануфактур-коллегии (1742 г.) до вице- (с 1745 г.), а затем и президента Коммерц-коллегии (1753г.).

В этой же таможенной записи значится и товар другого московского фабриканта "сосковитина" Федора Мыльникова "шелку 18 тай, в оных весу 378 батманов рященской покупки".

13

pro-derbent 0067По данным Астраханской таможни, в 1733г. из Дербента в Астрахань было доставлено 17-ю торговцами 19 партий товаров на сумму 3228 руб. Большое место среди товаров, поступавших в 30-е гг. XVIII в. в Астрахань из Дербента, занимали местные продукты сельхозпроизводства, а именно сорочинское пшено, чихирь, грецкие орехи, сушеные фрукты. По неполным данным за период с 1733 по 1735год этих товаров из Дербента в Астрахань поступило на сумму более 6 тыс. рублей. Так, например , в начале 30-х годов XVIIIB. три дербентских торговца- грузина вывезли из Дербента в Кизляр в общей сложности 28 бочек "дербентского чихиря". 24 октября 1738 г. из Дербента ушло судно астраханского купца Т. Лошкарева, на котором было погружено "покупного чихирю 100 бочек, одна тая орехов грецких, гороху дербентского (нохут), пшеницы дербентской одна тая", а 5 сентября 1739 г. судно того же купца вывезло из Дербента в Астрахань " марену-550 пудов, сала бараньего - 64 пуда, коровьего масла - 104 пуда".

Очень интересны данные о привозе из Дербента в Астрахань в эти годы дагестанских ремесленных изделий: бурметей и пестряди дербентских, сукна кубачинского, паласов и т.п.

Значительную роль в экономике Дербента, а именно в экспорте восточных товаров в Россию в XVIII в. наряду собственно дербентскими купцами, продолжали играть иноземные купцы, которые жили здесь со своими семьями, наладив тесные связи с местными купцами и населением. Как сообщал хронограф Петра I,"... находилось в Дербенте тогда и многое число персидских, грузинских, армянских и индийских купцов и художников (ремесленников). Любопытство Великого монарха (Петра1) не оставило также рассмотреть всех их состояние и узнать все обстоятельства, до торговли их касающиеся... торговля оыла из первеиших предметов сего его в Персию походу...". По этому же поводу Иоганн Гербер писал: "Кроме воинских людей, обретаются в Дербенте много купецких людей из персиянов, армянов, грузинцов и индийцов".

Аналогичная картина наблюдалась и в Астрахани, где восточные купцы нередко становились поданными русского царя. Видя в восточной торговле один из важных источников дохода, русское правительство активно поощряло приезды восточных купцов в Россию и проводило в отношении их покровительственную политику. Значительное влияние на развитие астраханских колоний в первой половине XVIII в. оказывала политика Петра I в отношении приезжих восточных купцов. Особенно она благоприятствовала армянской колонии. Поощряя приток армян в Россию, Петр I в 1711 г. при создании Сената особо выделил, что новый орган должен "персидский торг умножить и армян, как возможно, приласкать и облегчить, в чем пристойно, дабы тем подать охоту для большего их приезда". Все они пользовались свободой торговли с уплатой "обыкновенных пошлин", правом "суда по своим законам", правом свободного вероисповедания. Было запрещено записывать их в посад и определять, в какие бы то ни было службы. Представители местной власти обязаны были по отношению к восточным купцам "держать ласку и привет доброй... оберегать, чтобы им ни от кого никаких обид не было".

В то же время русское правительство стремилось создать благоприятные условия для заселения Прикаспия христианами армянского, грузинского и русского происхождения, с целью иметь в Прикаспии социальную опору, жизненные интересы которой совпали бы с политическими интересами России. Генерал-лейтенанту Матюшкину было предписано принимать армянских купцов, ремесленников и крестьян и отводить им земли для поселения у крепости Святого Креста, Дербента и Баку, "дабы они имели купечество".

В результате этой политики уже в 1725г. в Дербенте были созданы "слободы" армян и грузин со своими церквями, самоуправлением. На карте Дербента в это время указано, что в "третьем городе" живут "обитатели армянские и индийские купцы, евреи и прочие". Там же близ моря была расположена церковь грузинская, а вокруг нее "слобода грузинская".

На долю иноземных купцов, живущих в Дербенте и других городах Прикаспия, приходилась большая часть торговли Дербента по сравнению собственно дербентскими купцами. Так, судя по неполным данным Астраханской таможни, в 1725 г. с апреля по октябрь, т.е за навигацию, из Астрахани в Дербент было вывезено 98 партий товаров. Из них 28 партий было вывезено собственно дербентскими купцами, 24-армянскими и 46 - индийскими купцами. А в 1733 г. по тем же данным из Дербента в Астрахань было доставлено 17-ю торговцами 19 партий товаров на сумму 3228руб. Как считает Р.К. Киласов, наиболее активное участие в этом привозе принимали купцы Дербента и закавказские армяне. В 1734 г. из Дербента в Астрахань семью дербентскими, шемахинскими и гилянскими "бусурманами", 18 армянами, тремя грузинами и др. было привезено 43 партии товара на сумму 5721 руб.

В нашем распоряжении имеются ряд документов дербентской таможни, свидетельствующих об участии грузинских купцов в дербентской торговле. Так, из 263 явок на вывоз или провоз товаров через Дербент 28 случаев шелка приходится на грузинских купцов. По неполным данным, в 1726г. было вывезено из Дербента "рященской" или "шемахинской" покупки шелка 2764,5 пуда. Из них грузинские купцы вывезли 655,6 пуда. Помимо этого, ими произведено было еще 7 тай весом 36,8 пуда".

14

pro-derbent 0066Архивные данные свидетельствуют о привозе товаров в Дербент купцами из других национальностей. Московский купец А. Евремов и его приказчик привезли в Дербент для вывоза в Россию "шелку чистого 15 тай весом 315 батманов", а другой москвич И. Аврамов привез в город "шелку чистого 18 тай весом 378 батманов, его ж шелку 1 тай весом 21 батман". Там же сказано о привозе шелка в Дербент жителем Киева Ф. Сергеевым.

Особый интерес для нас представляет вопрос об участии в дербентской торговле индийских купцов, на долю которых приходилась значительная часть доставлявшихся из Астрахани в Дербент товаров. Как полагает Н.Б. Голикова, "индийские купцы предпочитали пестроте ассортимента вывоз основных, находивших широкий спрос товаров, и не распыляли средств на второстепенные предметы и мелкие изделия. Дербентцы, неимевшие крупных капиталов, - подчеркивает она, - старались покупать ходкие и дешевые товары, а армяне отдавали предпочтение широте ассортимента".

Индийские купцы, обосновавшиеся в Прикаспии, владели значительными денежными средствами и наряду с отправлением посреднической торговли между Россией и народами Кавказа выступали в роли банкиров - ростовщиков, ссужая крупные суммы денег под большие проценты местным феодалам и торговцам, в частности Дербента. По архивным данным, в 1724-1725 годах индийские купцы только гилянцам и дербентцам выдали 27 ссуд. В астраханской индийской колонии насчитывалось 19 человек, ведущих широкую ростовщическую деятельность. Астраханский индиец Жадумов Перу, имевший постоянные торговые связи с Дербентом, в 1724 г. дал 22 ссуды на сумму 2376 руб., в 1725 г.-18 ссуд на сумму 2861 руб., а все его капиталовложения в торговые и кредитные операции в торговле России со странами Прикаспия выражались суммой: в 1724 г.-11326 руб., в 1725 г. - 5193 руб. Другой индиец Сатариев Премры, также связавший свои коммерческие интересы с Дербентом вложил 3970 руб. в торговые операции и 100 руб. - в кредитные.

За три месяца в 1725 г. из Астрахани в Дербент были отправлены 26-ю индийскими купцами 34 партии товаров на сумму 5227руб. Среди них были и такие, которые везли товары на несколько сот рублей. Индиец Гудавр Марвориев привез товар в двух партиях на 488 руб., Гордон Жажиков - на 207 руб., Гарбардан Гангарамов -на 296 руб., Гарамаганда Толарамов на 214 руб., Латчирам Толокгандов на 328 руб. В том же году из Астрахани в Дербент по две партии товаров повезли индийцы Басандов Мансарам, Толарамов Карамгандра, Небогуев Дидани, Гангарамов Гандырам, Балаваров Дгатдас; по три партии - Латчирамов Ромчанд; по четыре партии - Ружандов Жугулдас и Небогуев Жюдарам.

В 1735 г., судя по таможенной книге Астраханской таможни, индийскими купцами из Дербента было вывезено 10 партий товаров, в 1744г. - 20 партий. Некоторый свет на вопрос об ассортименте вывозимых ими товаров проливает перечень товаров купца Л. Гулабриева. В 1737г. он вывез из Дербента в Астрахань "ардевильскую кисею, бурметей дербентских, индийских фатов, сандалу малых, выбоек тафтовых, занавеси складчиковых, 12 пудов и 20 фунтов меди на сумму 788 руб. 25 коп.". Все это говорит о возрастании роли индийских купцов в торговле Дербента в изучаемое время.

Торговля Дербента с Россией по морю осуществлялась на судах. Среди судов, плавающих по Каспийскому морю в это время упоминаются в источниках бусы - остроносые круглодонные крутобокие суда с одним парусом. Бусы, предназначавшиеся, как правило, для торговли и перевозки посольств, всегда были вооружены, чтобы защищаться от нападения неприятелей. Дербентские купцы возили свои товары в Астрахань, крепость Святого Креста и обратно на своих "струшках". Их обслуживали команды "работных людей" по 7,9,10 и 12 человек, среди которых были кошевары и кормчие. Эти судовладельцы составляли привилегированную часть дербентского купечества, они предоставляли свои суда менее богатой асти дербентского купечества за определенную плату. Русские купцы также предоставляли им свои суда для провоза товаров ri Дербент и обратно в Астрахань.

Конечно, и сами суда, и способы их вождения были примитивны, небезопасны в использовании. Нельзя не удивляться мужеству купцов и мореходов, отважившихся пускаться в плавание по опасному и капризному Каспию на столь ненадежных судах, выдерживавших не более двух рейсов от Астрахани до Дербента и обратно, после чего их необходимо было либо отремонтировать, либо строить новые.

Торговые рейсы по Каспию и сухопутной трассе были сопряжены с определенными трудностями, существовала постоянная угроза нападения грабителей на торговые караваны и суда, прибытые во время частных штормов на Каспии к дагестанскому берегу. Архивные источники XVIII в. пестрят требованиями кизлярских комендантов о возврате "похищенных с судов людей, денег, вещей и товаров". На требования посла России запретить дагестанцам делать нападения на русские караваны и суда первый министр (везир) шаха заявил, что персидское правительство не в силах этого выполнить, так как шамхалы "шаховых указаний не слушают". Поэтому обычно снаряжалось сразу несколько судов, так им легче было преодолевать трудности в пути, обеспечивать большую безопасность людям и товарам.

15

pro-derbent 0068Меры по безопасности от разбоев принимали и дагестанские правители. Как известно, с начала XVIII в. широко практиковался провоз товаров по сухопутной трассе Дербент - кр. Святого Креста - Кизляр - Астрахань под охраной. Дагестанские феодалы за жалованье от Русского государства обязывались выделить проводников для сопровождения торговых караванов, государственных послов, курьеров, военных чиновников и пр. Так, дербентский хан дал проводников и охрану А. Лопухину до границ своих владений. Выделяя проводников для сопровождения торговых караванов русских купцов и получая за это определенную плату, дагестанские правители несли полную ответственность за сохранность товаров и безопасность купцов.

Таким образом, все вышесказанное убеждает нас в том, что торговля играла ведущую роль в экономической жизни Дербента в конце XVII- первой половине XVIII в. В нее так или иначе была втянута значительная часть жителей города. Росту торговой активности дербентских и других купцов способствовало выгодное географическое положение Дербента, ставшего по существу связующим звеном и центром транзитной торговли России с народами Дагестана, странами Закавказья и Персией. Русское правительство хорошо понимало и осознавало выгодность Дербента, лежавшего на международной торговой трассе, по которой можно было направить всю восточную торговлю в Россию и далее Западную Европу через Дербент, перехватив огромные доходы от шелкового пути у Турции. Среди торговцев и купцов Дербента важное место, кроме собственно дербентских, занимали армянские, грузинские, шемахинские, джульфинские и индийские купцы, занимавшиеся реэкспортом восточных товаров через Дербент в Россию.

Во второй половине XVIII -первой половине XIX в. Дербент - важнейший торгово-экономический, политический и военно-административный центр на Кавказе, который сыграл особую роль в жизни народов Восточного Кавказа, превратившись в крупнейший для своего времени экономический центр региона. В это время, как и прежде, Дербенту принадлежит особая роль в развитии русско- дагестанских и русско-кавказских торгово-экономических взаимоотношений. Дербент в это время по прежнему являлся наиболее важным торговым центром и общедагестанского значения.

Судя по описанию Дербента П.Г. Бутковым, участником персидского похода русских войск в 1796 г., следует, что Дербент довольно крупный торговый центр, с населением примерно в 10 тыс. человек с несколькими караван- сараями, многочисленными торговыми лавками и фабриками шелковых и бумажных материй, со своим монетным двором, что свидетельствует о наличии довольно развитых товарно- денежных отношений. Как подчеркивает исследователь позднесредневекового Дербента Н.А. Магомедов, наличие 500 лавок в Дербенте свидетельствует о высоком уровне развития торговли в Дербенте. Если допустить, что в каждой из них работало по 1-2-3 человека, то торговцев должно было бы насчитываться до тысячи человек. Надо полагать, что через эти лавки реализовывались изделия дербентских 30 фабрик шелковых материй и 115 фабрик хлопчатобумажных тканей.

Дербент во второй половине XVIII -первой половине XIX в. продолжал также играть роль своего рода перевалочной базы товаров, которые привозились из России в Дербент, как по морю, так и по суше, а оттуда рассредотачивались частью в Закавказье. С другой стороны, Дербентское владение было одним из поставщиков марены и шелка - сырца для текстильной промышленности России. В свою очередь, Дербент нуждался в российских товарах, особенно в железе и изделиях из металлов. Среди товаров, ввозимых из России в Дербент, следует особо выделить сахар, железо, медь, меха, сукна, иглы, наперстки, зеркала и др.

Российское государство также было заинтересовано в укреплении и расширении торгово-экономических связей с Дербентом. В целях поощрения торговли России с Дербентом шелком-сырцом Сенат указом 1756г. отменил торговые пошлины на него, о чем говорится в архивном документе пограничной таможни в Кизлярскую комендатуру. По тарифам 1757 и 1762 гг. с "привозимого из Персии (читай: Дербент, Южный Дагестан, Азербайджан), отколь бы то ни было шелку- сырца по привозу ... пошлин никаких не беретца".

По сведениям архивных документов, отдельные купцы - предприниматели стали устраивать в Дербенте "шелковые и хлопчатобумажные фабрики". Как говорится в прошении дербентского жителя Ибрагим Талыбова на имя правителя города, он послал челобитную Екатерине II о разрешении обустроить фабрику "для делания шелков и протчих парчей...". По данным Кизлярского комендантского архива можно сделать вывод, что шелк в больших количествах вывозился через Кизляр в Астрахань в основном из Дербента. Так, 5,7,9 июня и 12 декабря 1772 г. было вывезено из Дербента 452,5 пудов шелка-сырца на сумму 20010руб. Как справедливо подчеркивает Ф.З. Феодаева в своей работе, посвященной русско- дагестанским взаимоотношениям во 2-ой половине XVIII - начале XIX в., было бы неверным считать весь этот шелк произведенным в Дербенте. Это был крупный торговый центр внутренней и внешней торговли, где шелком торговали задолго до изучаемого нами времени и, через который этот восточный товар и поступал на российский рынок. Разумеется, что большая часть шелка поставляли в Дербент из владений Южного Дагестана и Северного Азербайджана, где традиционно возделывался шелк.

16

pro-derbent 0069Судя по данным Дербентской таможни, в 1778-1783гг. в Астрахань было вывезено 5499 пудов 22 фунта шелка- сырца. В последующие годы ввоз шелка - сырца в Астрахань увеличивается, что соответствовало общему росту торговых оборотов Дербента с Астраханью. Цены на шелк все повышались. Если в начале 80-х гг. пуд шелка в Астрахани стоил в пределах 60 руб., то в 90-х гг. в зависимости от сорта- уже от 135 до 200 руб.

Среди вывозимых из Дербента в Россию товаров, архивные документы сообщают о таком важном сырьевом продукте, как "бумага хлопчатая", т.е. хлопок- сырец. Так, 4 июня 1775г. приказчик Московской суконной мануфактуры И. Андриянов обратился в Кизлярскую комендантскую канцелярию о выдаче билета на пропуск из Дербента через Кизляр и Астрахань в Москву различных товаров, среди которых "бумаги- хлопчатой - 2 пуда".

По торговым делам в Дербент приезжали купцы из городов Центральной России. Тульский купец К. Шелепов в марте 1772г. просил Кизлярского коменданта о разрешении на вывоз купленного им в Дербенте товара: 20 пудов воска, 10 пудов меда, 40 пудов шелка-сырца, 3 шерстяных паласа и др. В том же году вологодский купец Кулпилин просил разрешения вывезти в Астрахань грецкие орехи и мешок пшеницы.

В Дербент из России, в основном, ввозили железо и изделия из него, сталь, свинец, кремни, сундуки, зеркала, мыло, сахар, растительное и коровье масло, мука, белила, башмаки, краски разные, столовые приборы. Ведущее место среди предметов русского экспорта в Дербент занимали бархаты разные, меха, льняные полотна, сукна, тафта, доставлявшиеся десятками тысяч аршин, стальные изделия сотнями дюжин, это замки, ножи, ножницы, швейные иглы, гвозди и т.п. Кроме всего перечисленного, поступали из России и иностранные товары: галанское, испанское..., бархат веницейский, полубархат, атлас, полуатлас, полотно вендерское..., сургуч, чай зеленый и черный и др."

Как отмечает О.П. Маркова, в последние десятилетия XVIII в. в торговле России со странами Востока, увеличился рост иностранной конкуренции не только на рынке сырья, но и на рынке сбыта. Так, по данным Кизлярской таможни в 1777- 1782 гг. через Кизляр в Дагестан из Астрахани было поставлено импортных сукна и шерстяных материй около 17 тыс. аршин и 1362 куска на сумму 70776 руб., кошенили и индиго на 280 тыс. руб., всего - на 350776 руб.

Следует отметить, что в неурожайные годы из России в Дербент вывозился хлеб. Так, например, засуха летом 1769г. привела к неурожаю и в связи с этим в сентябре того же года дербентский Фатали-хан соо бщает астраханскому губернатору А.П. Бекетову о том, что "... отправлен для покупки муки и протчей пищи нарочный человек Мирза Келбали-бек" и просит "отправить с ним несколько мореходны судны муки...".

Все таки, одним из самых главных товаров, вывозимых из России в Дагестан, в том числе и Дербент, являлось железо. Оно необходимо было для удовлетворения нужд развивающегося в Дагестане ремесленного производства. Подтверждением этого факта являются многочисленные сведения архивных документов. Это прошения дагестанских владетелей, посланные в разные годы к русским властям Астрахани и Кизляра об отпуске необходимого количества железа. Среди них и письмо дербентского хана. Так, по неполным данным Астраханской таможни, в конце 70-х - начале 80-х гг. XVIII в. в Дербент из Астрахани было вывезено тысяча пудов железа в полосах и 101 котел.

Другим важным товаром, поступавшим в Дербент через Кизляр, являлись лошади. Вопрос о продаже лошадей на Дагестан стал предметом специального обсуждения в Сенате и был решен положительно, лошади были изъяты из списка запрещенных товаров. Потребность в лошадях в Дербенте была большой, о чем свидетельствует прошение дербентского наиба Эльдар - бека кизлярскому коменданту Ф.И. Паркеру: "... объявляю, что от меня послан почтенный Аджиага для покупки верблюдов, лошадей и буйволов, которому дано от меня на 400 руб. товару... прошу ему дать позволения в той покупке и благополучно ко мне отправить...".

Во взаимовыгодной торговле с Дербентом было заинтересовано и русское правительство. Об этом свидетельствует тот факт, что в 1790г. правитель кавказского наместничества С. Брянчанинов в ответ на неоднократные просьбы хана Дербента поставил перед правительством вопрос об освобождении от пошлин их товаров, провозимых в Кизляр и Астрахань для продажи, считая необходимым "возбудить" в них верность к российскому престолу и "удалить" их от соглашения с Турцией. По этому делу С. Брянчанинов предлагал "хотя бы на то время, пока кончится с Портою продолжающаяся ныне война, позволить... им принадлежащие вещи пропускать без пошлин". Предложение это было поддержано правительством и С. Брянчанинову в том же 1790г. был направлен указ, разрешавший дербентским и другим купцам привозить в Кизляр и Астрахань товары без уплаты пошлин. Но были поставлены условия, заключавшиеся в том, чтобы не вывозились всякого рода "заповедные" товары. Кроме того, размер пошлины, от которой они освобождались, не должен был превышать 300 руб. в год.

17

pro-derbent 0072Итак, будучи действительно заинтересованным в дальнейшем развитии торгово-экономических взаимоотношений с Дербентом и делая для этого все возможное, царизм старался взять под свой контроль этот процесс и извлечь из этого максимальные выгоды. Стараясь завоевать расположение и доверие владетеля Дербента, российская администрация в Кизляре проявляла внимание к его просьбам, стремилась удовлетворить его, предоставляя разного рода льготы дербентским купцам.

Торговля с Дербентом принесла бы России большие выгоды, на что указывал академик Самуил Готлиб Гмелин, писавший, что сюда можно было бы ежегодно посылать два корабля с мукой, железом, сталью, свинцом и все это продавать "с великим барышом".

В конце XVIII - начале XIX в., по данным А.И. Ахвердова, большая часть из жителей Дербента была занята "в купеческом промысле... в покупке и продаже из разных мест привозимые к ним персидские товары, с коими в небольшом количестве продают произведения и своих шелковых и бумажных фабрик, имеющихся в городе". По его же сведениям, Дербент был связан торговлей с Кизляром.

Отметим, что дербентские купцы и сами выезжали со своим товаром в Кизляр. Имеются архивные сведения об ассортименте их товаров, привезенных в Кизляр. Это "коноваты, кутни, платки гунбендинские, бурметы, фаты бумажные белые и красные, мови шелковые и полушелковые, кафтан нешитый, бязь, сукно кубачинское..." и т.п. Дербентские торговцы в лице феодальной знати и собственно купцов покупали в российских городах Кизляре и Астрахани, различные товары: "муки четыре или три мореходные судны", "верблюдов, лошадей, буйвалов..." и др.

О заинтересованности в обоюдовыгодной торговле с Россией свидетельствуют просьбы Фатали-хана сразу же по восшествии на ханский престол о расширении торговли с Россией, который напоминал о том, что Дербент "был издревле портом и завсегда туда российские суда ходили и комерция между российскими и тамошними купцами происходила", выражая надежду, что "российские купцы по примеру прежнему" будут прибывать в Дербент и торговать. Со своей стороны хан обещал оказывать русским купцам "всякое благодеяние". Это послужило причиной секретного рескрипта Екатерины И, на основе чего и были посланы из Коллегии иностранных дел и от астраханского губернатора два письма Фатали - хану. В рескрипте Екатерины II политика дербентского хана квалифицировалась как "доброхотство и благодеяние нашим поданным" и предлагалось проявить к нему "большего приласкания" и удержать его "к здешней Российской стороне и дабы содержать его всегда при доброхотстве". Поэтому "повелели мы нашему сенатору... Панину, - писала Екатерина II астраханскому губернатору, - на вышеозначенное Фаталиханово письмо отправить в приласкательных терминах ответное...". Далее она приказывала, чтобы "при отправлении из Астрахани в Персию с товарами для торгу в Дербент отправить". Отсюда вытекает, что российское правительство, в свою очередь, было заинтересовано в дальнейшем расширении торговых связей с Дербентом.

Кроме того, в мае 1782г. было подписано торговое соглашение между Россией и Дербентским владением. В этом соглашении особо подчеркивалось, что на территории подвластной дербентскому хану, русским купцам "никакие обиды" не будут причинены. В тексте документа говорилось об обязательстве хана Дербента содействовать развитию торговли с Россией. Так, в первом пункте обязательства Фатали - хан заявлял, что подвластные ему феодалы в Дербенте и других Прикаспийских областях не должны вмешиваться в дела русских купцов, требовать с них какие-либо пошлины. В случае нарушения этих обязательств со стороны "чиновников Дербентского ханства, его правитель должен был сурово наказывать их".

Несколько позже Фатали-хан в своем письме российскому консулу М.Е. Сулякову сообщал о том, что "... во всех подвластных ему места во всяких случаях российским поданным оказываются благодеяния...", а также "о построении для российских и протчих купцов гостиного двора приказано от нас почтенному Кубат-беку без замедления построить для купцов ваших гостиный двор...". Старания Фатали- хана направить торговлю России с Персией через Дербент вытекали из стремления поднять экономическое значение Дербента, подорванное как нашествием Надир - шаха, так и длительной междоусобной борьбой. В 1769 г. Фатали -хан писал российскому двору:" Ныне воспоследствовало во всем здешнем крае нехлебородие... Послал от себя нарочного в Астрахань со испрошением той милости, чтобы дозволено ему было купить съестных припасов на деньги на десять мореходных судов, а затем желающие астраханские купцы для своей прибыли отпущены были с мукой сюда".

18

pro-derbent 0073Покровительствуя русским купцам и способствуя созданию нормальных условий для них, Фатали- хан требовал такого же отношения к дербентским купцам в России. В письме князю Потемкину - Таврическому о злоупотреблениях чиновников в Астрахани, он писал, что всегда доброжелательно относился к русским купцам и вспомнил подписанный им и Войновичем соглашение, но несмотря на это, - продолжал он, - "приезжающим нашим поданным купцам, торговым и всякого рода людям, обращения чинятся весьма противные и поступаю-/ с ними очень несходственно, так в Астрахани и прочих принадлежащих к Российской державе местах, сверх положенных пошлин берут с них... различные поборы... с некоторых не получа ничего, удерживают тамо, а с -которых получают себе взятки" отпускают обратно. Правитель Дербента просил, чтобы с его купцов взимались только предусмотренные указами правительства пошлины, "чтобы впредь никаких налогов, как-то взяток и прочих неположенных поборов ни под каким предлогом с них не требовали...".

Фатали -хан дербентский покровительствовал и своим купцам, когда они выезжали за пределы своих территорий совершать торговые операции. Об этом свидетельствует письмо хана Дербента кизлярскому коменданту Н. А. Потапову оказать помощь выехавшему в Кизляр дербентскому купцу, в котором сообщается, что "... купец Абдеразак-ага для собственного своего купечества отправился к вашей стороне... Прошу вас, чтоб никто ему обид не чинил...". Аналогичные письма были и в адрес астраханского губернатора, с просьбой разрешить купить дербентским купцам в Астрахани красок и лошадей.

С начала XIX в. с присоединением Дербента к России усилился поток товаров из России в Дербент, а также вывоз через Дербент восточных товаров в российские города. Каждая из сторон располагала своим набором экспортируемых товаров.

Развитию торговых отношений Дербента с Россией способствовало принятое от 16 апреля 1802 г. русским правительством решение не препятствовать более свободному плаванию по Каспию судов не только российских, но и других стран. Принятие этого решения было продиктовано тем, что торговый флот России был не в состоянии удовлетворить все требования по перевозке товаров по Каспию. В начале XIX в. Россия имела на Каспийском море всего 57 торговых кораблей, чего явно не хватало для перевозки товаров. Кроме того, часто участились случаи кораблекрушения, в результате чего многие суда оказывались в аварийном состоянии.

Об усилении торговли Дербента с Кизляром, Астраханью и другими российскими городами свидетельствует тот факт, что 26 ноября 1814г. министр финансов дал указание дербентской таможенной заставе выдавать без ограничения свидетельства местному купечеству на провоз товаров в Астрахань.

Дербент и в первой половине XIXв. был экономически тесно связан с Кизляром и через Кизляр сухопутной трассой с Астраханью, о чем свидетельствуют нижеприведенные данные. В 1801г. Мурза Азизов привез в Кизляр шелковой ткани разных цветов 251 штуку, шелка - сырца 22 пуда; Атабаба Биев - корня марены - 350 пудов; армянин Хачатур Арзуманов

- 30 пудов табака, 130 шкур диких животных; Тагир Аллегиров

- пряденой бумаги 2,5 тай, некоторое количество шелка - сырца, белой персидской кисеи и марены.

По данным С.Броневского в 1807г. из Дербента и Ширвана в Кизляр было вывезено вина, риса, орехов, свежих и сушеных фруктов, меда, масла, рыбы, марены и др. товаров на сумму 181 564 руб., а в Астрахань - на сумму 1 073 3P0 руб. Ввезено товаров из этих городов в Дагестан и Ширван: из Кизляра на 160 028 руб., из Астрахани на 476212 руб. В 1812г. Кизлярская таможня выдала билетов на въезд в город Кизляр дербентским купцам 50 раз. С 15 августа по сентябрь 1817г. из Дербента и через Дербент из Баку в Кизляр прибыло более 520 купцов. В 1824 г. дербентскими купцами было привезено в Кизляр товара на 62 957 руб., отвезено на 74337 руб. В ведомости дербентской таможенной заставы за 181 Зг. имеются данные о вывозе из Дербента большого количества бурок, овчин, шафрана, паласов, тулупов и др. товаров. 14 мая 1814г. дербентская таможенная застава выдала свидетельство дербентским купцам о получении от них торговых пошлин за провоз товаров морем в Астрахань.

Товары через Астрахань в Дербент и другие районы Дагестана шли из крупных городов Центральной России: Москвы, Ярославля, Тулы, Нижнего Новгорода, Казани. Москва вывозила русские изделия, а также реэкспортные товары. Так, за один месяц май 1818г. из Москвы в Дербент были доставлены очки, бумага, белила разных сортов, часы стенные и карманные, зеркала, бархат, атлас, меха, сукна, шелковые ткани и прочие русские изделия. Через Москву в Дербент шли китайские товары, хотя и в небольшом количестве: ткань так называемая "китайка", чай, разные рукодеяния и подносы.

Из Тулы в Дербент ввозили чугунные котлы, кувшины, замки, самовары. Из Казани шли транзитные и нетранзитные товары: меха, кожи, сапожки, халаты, посуда, тарелки, стаканы, графины стеклянные, башмаки, мыло и многое другое. Всего за май 1818г. из городов России в Дербент было привезено товара стоимостью 236 166 руб. 54 коп.

19

pro-derbent 0077Весьма интересен вопрос, о составе и количестве вывозимых из Дербента товаров. По данным таможенных ведомств можно определить приблизительно количество вывозимых товаров из Дербента в Россию, хотя эти данные являются неполными и не могут претендовать на точность из- за широкого распространения контрабандной торговли. И как правильно подчеркивает О.П.Маркова, "обращаясь к официальной статистике, мы всегда должны иметь в виду, что она отображает действительность далеко не полностью. На самом деле торговля была намного обширнее официальной сводки. Смело можно утверждать, что контрабандная торговля... достигла огромных размеров". Справедливость этих слов О.П. Марковой подтверждает ряд документов, в которых царские чиновники требуют усилить контроль за ввозом и вывозом товаров, чтобы иноземным купцам запретить вывозить и ввозить целый ряд "запретных и контрабандных товаров и, таким образом, "забирать многие серебряные деньги" и вывозить их "из Московского государства в свои земли".

Таможенные книги отражают лишь общую картину торговых отношений Дербента изучаемого времени. Так, в 1821г. вывоз из Дербента в Россию по морю составлял 27 300 руб. 64 коп., сухопутный вывоз равнялся 54 789 руб. 90 коп. Из данных таможенных книг видно, что годовые обороты сухопутной торговли Дербента с Россией в несколько раз превышали результаты морской торговли. Основными предметами вывоза в Россию являлись шелк-сырец, хлопок, хлопчатобумажные бязи, марена, шерсть, шкуры овечьи, занавески бумажные, рис, сушеные и свежие фрукты разных сортов, рыба, икра и др.

Особую статью дербентского экспорта в первой половине ХЕХв., как и в ХУШ в., составляла марена. Дербентская марена все еще пользовалась большим спросом у русских фабрикантов и приносила огромные прибыли дербентским купцам. Как отмечает Ф.М.Алиев, "самые богатые из купцов, живущих в настоящее время (в то время) в Дербенте, обязаны своим богатством единственно торговле мареной".

Количество вывозимой в Россию из Дербента марены из года в год увеличивалось. Об этом свидетельствует следующая таблица, составленная на основе архивных данных Н. А. Магомедовым.

Годы Количество (пуд)

  1. 1829 -3922
  2. 1830 -6463
  3. 1831 -5000
  4. 1832 -7559
  5. 1833 -6996

Следует отметить, что в эти данные вошли только официально зарегистрированные в таможенной заставе сведения. Во многих случаях марена доставлялась в Россию, минуя таможенные посты контрабандным путем.

В 40-е годы XIXв. картина резко меняется: из Дербента марены стало вывозиться ежегодно на 40 тыс. руб. серебром в Кизляр и на 65 тыс. руб. серебром в Астрахань. Козубский Евгений Иванович писал, что "с начала сороковых годов XIX в. мареноводство в Дербенте принимает обширные размеры, что находится в связи с ходом русской промышленности... Русская промышленность, ознакомившись с отличными качествами дербентской марены, приняла непосредственное и деятельное участие в размножении ее плантаций и в усилении производительности".

Русские фабриканты заинтересовались дербентской мареной с целью ее промышленного использования и провели ряд опытов в производственных условиях. Пионером в этом деле выступил фабрикант из города Александрова Владимирской губернии И.Ф.Баранов, который доставил туда 6 хоромов дербентской марены. Опыты по использованию марены дали отличный результат. Оказалось, что дербентская марена по содержанию красящих веществ намного превосходит импортируемый крап. Это обстоятельство "открыло дербентской марене обширный рынок в Центральной России". Убедившись, что содержание красильных пигментов в дербентской марене гораздо обильнее и лучше, И.Ф. Баранов отправил своего представителя в Дербент с большим капиталом, перед которым поставил задачу закупить дербентскую марену, установить тесные связи с мареноводами, принять эффективные меры к расширению маренных плантаций.

В результате проведенных опытов также было установлено, что дербентская марена имеет гораздо более красильного пигмента, чем голландский или французский. Поэтому, хотя дербентская марена, обращенная в Москве, в крап и обходилась в 1849 г. от 16 до 17 рублей, а французский крап не дороже 9,5 руб., однако фабриканты "находили существенную выгоду покупать дербентскую марену".

20

pro-derbent 0076Вслед за И.Ф. Барановым в Дербент устремились за мареной и другие русские фабриканты Зубовы, Лепешкины и др. с огромными капиталами. Появились спекулянты, которые, не имея собственных земель, нанимали их у владельцев за третью часть урожая, засевали большие пространства не занятые за очень большие проценты, деньги и все - таки оставались с барышами. Резко возрос сбор марены: с 40 тыс. пуд в 1845 -1846 гг. сбор марены в 1850 г. дошел до 58 тыс. пуд. Соответственно возростали цены на нее из года в год и, переходя из рук в руки, она продавалась иногда до 12 руб. за пуд, доходя на месте до 9 руб. за пуд.

Как сообщается в источнике, "разведение марены обратилось в манию, поглотившую все капиталы края", даже стало причиной того, что "добываемого хлеба не доставало даже для съестных потребностей". С другой стороны, почти такая "мания оказалась и со стороны потребителей: превосходные качества дербентской марены были до того очевидны торговцам и фабрикантам, что если она и не вытеснила собой европейские крапы, то уменьшила наполовину их потребление и приобрела тем самым коммерческую известность и за границей".

Данная отрасль хозяйствования принесла много положительного, сказавшись на повышении благосостояния многих предприимчивых дагестанцев. Как писали позже, обращаясь к царю, дербентские мареноводы, "... можно утвердительно сказать, что производство наше, послужив основанием благосостояния горцев, имело на них цивилизирующее влияние"

Далее они утверждали, что "на их глазах многие жители Дербентского владения и других районов Дагестана, еще недавно нищенствовавшие, теперь ездят на пароходах в приволжские города и в Нижний Новгород на ярмарку, по торговым делам".

В отчете за 1850г. дербентский губернатор писал, что главным предметом вывоза была марена, которая направляется через Астрахань на Нижегородскую ярмарку и в Москву. Марены было вывезено в 1849 г. 72 632пуда на сумму 399 476 руб.

Марена, являвшаяся весьма трудоемкой культурой, оказалось и высокодоходной. И не случайно жители Дербента говорили: "Сеять марену, значит сеять золото".

Вывоз марены из Дербента в Россию через Астрахань и Кизляр достигал больших размеров, о чем свидетельствует следующая таблица Годы Марена в пудах Стоимость руб-коп бщая стоимость

  1. 1847 41 4184-25 196 735
  2. 1848 44 7905-65 253 068
  3. 1849 66 7004-10 273 410
  4. 1850 72 6304-50 325 835
  5. 1851 79 3304-00 317 200
  6. 1852 141 140 4-25 599 845

Таким образом, за 6 лет вывоз марены из Дербента возрастает почти в 3,5 раза. По уровню экспорта марена Дербента занимала первое место среди кавказских и среднеазиатских городов. Как справедливо отмечает академик А.С. Сумбатзаде, "темпы роста вывоза дербентской марены в Россию и его размеры были гораздо выше и значительнее по сравнению с вывозом красящих веществ из Средней Азии".

Во второй половине XIX в. дербентский рейд утрачивает свое былое значение международного. В 1848г. наместник Кавказа JI.C. Воронцов предложил местному начальству улучшить дербентский рейд "для доставления убежища судам", потому что, не имея безопасной якорной стоянки, суда вынуждены были отправляться из Дербента в Баку или Петровское укрепление. Устройство в Дербенте хотя бы небольшого порта, утверждал Воронцов, "чрезвычайно оживит город и промышленную деятельность Дагестана". Моряки неохотно приставали у берегов Дербента, особенно во времена парусного флота. Плоскодонные одномачтовые суда обычно плавали вблизи берега. Более совершенными были деревянные парусные шхуны. Они ходили по Каспийскому морю, но, по оценкам специалистов, "до того слабо скреплены и имеют такое непрочное сооружение, что после каждого рейса шхуна требует значительного исправления, вредного не одною тратою денег, но и потерей времени".

Неблагоустроенный дербентский порт был очень опасен для парусных судов. Каждый каспийский моряк, побывавший здесь, говорил об этом как о победе: "Был против Дербента". Однако, установление, начиная с 1846 г. пароходного сообщения на Каспии, способствовал росту роли торговли Дербента и Астрахани.

В 1843 г. через дербентский порт проходило 36 судов с грузом на 80 980 руб. Наиболее распространенной была торговля запретными товарами. Некоторая часть российских товаров по указанию правительства была изъята из свободного обращения. К их числу относились корабли, все виды оружия, порох, свинец, железо, олово, медь, всякие военные припасы, военное обмундирование, паруса, судовые припасы, верблюды, лошади и др.

Русские консулы, выполняя указания правительства, строго следили за тем, чтобы не продавались судостроительные материалы и препятствовали строительству судов на местах с помощью русских мастеров. Они требовали, чтобы в Астрахани строго следили за судами, отправляющимися на юг, и усилили контроль над судовыми материалами. Однако, несмотря на такой строгий запрет, некоторые судостроительные материалы все-таки можно было приобретать на местных рынках.

21

pro-derbent 0078Данные меры правительства также не в состоянии были помешать негласному вывозу из России в Дербент железа и других запрещенных товаров. К примеру, отметим, что только за один рейс из Астрахани в Дербент было привезено 5 тыс. пудов железа. Это удивило коллегию иностранных дел и она запросила, каким образом железо, запрещенное к вывозу, могло быть доставлено в Дербент в таком большом количестве. Было дано указание астраханскому губернатору немедленно расследовать дело и потребовать от дербентского правителя отыскать железо и выслать его обратно в Астрахань. В Дербент тайно ввозили железо очень часто и русские купцы. Об этом свидетельствует донесение астраханского губернатора правительству о том, что русское железо и свинец тайно "в Дербент на русских судах возят и русские люди, а затем продают дербентским купцам... Я означенный свинец у того персиянина конфисковал, но он, неотступно докучая, просил меня об отдаче".

Естественно такая политика правительства противоречила интересам как русского, так и дербентского купечества, стремившегося включить в сферу своей коммерческой деятельности запрещенные к вывозу прибыльные товары и свободно продавать их на восточных рынках. Интересы купечества требовали отмены запрета на продажу железа, меди, стали и др. Это нашло отражение в ряде писем купцов, в официальных донесениях, адресованных астраханскому губернатору и коммерц-коллегии.

Вопрос торговли металлами в Дагестане и Закавказье несколько раз обсуждался в Сенате и коммерц-коллегии. В конце концов, был разрешен вывоз железа из Астрахани купцам по усмотрению губернатора в небольшом количестве и только из казенного железа.

К середине XIXв. ежегодно в Дербент привозилось 10 тыс. пудов железа, которое здесь покупали горцы. Как сообщал Козубский Евгений Иванович, в 1852 г. "князь Аргутинский, в бытность в Дербенте, приказал полицмейстеру отнестись к цудахарскому кадию, чтобы он в выдаваемых им тамошним жителям письменных заверениях на покупку в Дербенте железа ограничивался бы как можно меньшим количеством железа и чтобы цудахарцы покупали железо для своих домашних потребностей, а никак не для торговли...".

Несмотря на это, горцы Дагестана приходили с записками по 10 пудов на человека, хотя "полиция не позволяла покупать им более 3-х пудов на человека". Впоследствии горцы начали являться в Дербент значительными толпами с требованиями разрешения на покупку каждому по 3 пуда, что "прежде не случалось, так что бывали закупки до 100 пудов разом. Ввиду этого, губернатор предписал полиции вовсе не допускать горцев к закупке в Дербенте железа".

Политика царской России была направлена на то, чтобы помешать восточным странам, в том числе Дагестану вооружать войска, изготовлять оружие. В условиях того времени ремесленники вырабатывали из железа холодное и огнестрельное оружие, подковы для лошадей, сельскохозяйственные орудия.

Таким образом, анализ архивного материала и изданной литературы показывает, что события, происходившие в Дагестане во второй половине XVIII-первой половине XIX в., не изменили принципиальной роли Дербента как важного торгового центра на Каспии, имевшего тесные торгово- экономические связи с Россией. Дербент в это время продолжал играть важнейшую роль в морской и сухопутной торговле в Прикаспийском регионе, имел тесные связи с Москвой, Нижним Новгородом, Астраханью, Кизляром и др. Если Дербент вывозил в Россию в основном сырье для текстильной промышленности, то Россия экспортировала в Дербент промышленные изделия, товары ремесленного производства и реэкспортные товары из европейских стран.

video baner 1 min

Отпуск дикарём !

Отпуск дикарём !

Для получения ни с чем несравнимых, незабываемых впечатлений многие люди выбирают отпуск дикарем, ко...

Особенности поездки в отпуск с детьми

Особенности поездки в отпуск с детьми

Появление в семье маленького ребенка - не повод отложить долгожданную поездку. Многие не рискуют бра...

Контакты