"Город, откуда убежал покой..."

Особая роль Дербента в охране важнейшего кавказского прохода оказала решающее влияние на ход исторического развития города, и покой действительно «убежал» отсюда на несколько веков.

Трудно найти другой такой город, который испытал бы столько нашествий и разрушений, столько раз служил яблоком раздора и ареной кровопролитных войн, попадал под власть различных завоевателей и вновь добивался независимости, пережил такое количество подъемов и упадков, расцветов и запустений. Владеть Дербентом хотели Рим и Парфия, Иран и Византия, Арабский халифат и Хазарский каганат, государства Сельджуков и Тимура, Золотая Орда, держава Сефевидов, султанская Турция...

Судьба Дербента необычна и удивительна — это один из немногих городов, который возник в глубокой древности и, несмотря на многочисленные разрушения, во многом сохранил свой облик до наших дней. Наиболее древней является верхняя часть города, примыкающая к цитадели. Она разделена на восемь кварталов, именуемых в Дербенте магалами (в местных исторических хрониках — махалла). Их узкие кривые улочки и маленькие глухие дворики, шумные ремесленные мастерские и яркие ковровые базары, величественные купола мечетей и плоские крыши глинобитных домов придают городу неповторимый восточный облик.

Декабрист А. А. Бестужев-Марлинский, отбывавший в Дербенте ссылку, оставил такое поэтическое описание города: «...Заря ахнула от изумления, взглянувши на него впервые: это был поток камней и грязи с трещинами вместо улиц, которых сам почтенный строитель не распутал бы среди бела дня. Все дома родились слепыми, все их черепа были расплюснуты под адской пятой, все они пищали от тесноты, ущемленные между двух высоких, длинных-предлинных стен. Все вместе походило, одним словом, на огромного удава, который под чешуей домов растянулся с горы на солнышке и поднял свою зубчатую голову крепостью Нарын, а хвостом играет в Каспийском море»2.

Слух о «дивных стенах» Дербента широко распространился по всему средневековому Востоку, рождая множество легенд и сказаний. Согласно этим легендам город возник в глубокой древности и основателями его, по одним данным, были эпические древнеиранские цари, а по другим — Александр Македонский.

"Город, откуда убежал покой..."

Особая роль Дербента в охране важнейшего кавказского прохода оказала решающее влияние на ход исторического развития города, и покой действительно «убежал» отсюда на несколько веков.

Трудно найти другой такой город, который испытал бы столько нашествий и разрушений, столько раз служил яблоком раздора и ареной кровопролитных войн, попадал под власть различных завоевателей и вновь добивался независимости, пережил такое количество подъемов и упадков, расцветов и запустений. Владеть Дербентом хотели Рим и Парфия, Иран и Византия, Арабский халифат и Хазарский каганат, государства Сельджуков и Тимура, Золотая Орда, держава Сефевидов, султанская Турция...

Судьба Дербента необычна и удивительна — это один из немногих городов, который возник в глубокой древности и, несмотря на многочисленные разрушения, во многом сохранил свой облик до наших дней. Наиболее древней является верхняя часть города, примыкающая к цитадели. Она разделена на восемь кварталов, именуемых в Дербенте магалами (в местных исторических хрониках — махалла). Их узкие кривые улочки и маленькие глухие дворики, шумные ремесленные мастерские и яркие ковровые базары, величественные купола мечетей и плоские крыши глинобитных домов придают городу неповторимый восточный облик.

Декабрист А. А. Бестужев-Марлинский, отбывавший в Дербенте ссылку, оставил такое поэтическое описание города: «...Заря ахнула от изумления, взглянувши на него впервые: это был поток камней и грязи с трещинами вместо улиц, которых сам почтенный строитель не распутал бы среди бела дня. Все дома родились слепыми, все их черепа были расплюснуты под адской пятой, все они пищали от тесноты, ущемленные между двух высоких, длинных-предлинных стен. Все вместе походило, одним словом, на огромного удава, который под чешуей домов растянулся с горы на солнышке и поднял свою зубчатую голову крепостью Нарын, а хвостом играет в Каспийском море»2.

Слух о «дивных стенах» Дербента широко распространился по всему средневековому Востоку, рождая множество легенд и сказаний. Согласно этим легендам город возник в глубокой древности и основателями его, по одним данным, были эпические древнеиранские цари, а по другим — Александр Македонский.

1

Версия о строительстве Дербента Александром Македонским против свирепого северного народа Гог и Магог получила особенно широкое распространение в средневековой восточной литературе, где выделяется произведение великого азербайджанского поэта Низами Гандживи «Искандер-наме» («Сказание об Александре»). Гог и Магог — мифические дикие племена, проживавшие где-то в степных просторах на севере. «...Число их было бесконечно, но собственно они делились на два племени: малорослые и великаны; рост последних превышал 100 локтей (около 50 метров). Уши их были длинны, как ковер; так что одним ухом они накрывались, а другое подстилали под себя. Ни слон, ни носорог не могли им противиться. Покойников своих они съедали; области же, через которые проходили, опустошали дотла»3. Древние авторы отождествляли с племенами Гог и Магог скифов, хазар и другие кочевые народы. Первоначально их помещали за Дербентской стеной, которую именовали стеной Гог и Магог (по-арабски Яджудж и Маджудж), но по мере расширения географических познаний эти племена перемещали к Туманному морю (Северному Ледовитому океану).

Но легенды легендами, а ученые, справедливо отмечавшие в этих сообщениях отсутствие реальной исторической основы, начинали отсчет истории Дербентской крепости с VI века нашей эры, с эпохи Сасанидов — династии персидских царей, которые в первой четверти III века нашей эры основали на развалинах античного Парфянского государства новую мировую державу Сасанидский Иран.

Археологические раскопки, проводимые в Дербенте с 1971 года экспедицией Института истории, языка и литературы Дагестанского филиала АН СССР, позволили выявить здесь древнее поселение, возникшее на рубеже IV—III тысячелетий до нашей эры, то есть пять тысяч лет тому назад. Это сенсационное открытие было сделано в последние годы, когда на дербентском холме, на территории цитадели, удалось обнаружить кругло плановые дома и крупные хозяйственно-бытовые комплексы эпохи ранней бронзы.

Среди многочисленных находок этого периода большой интерес представляют предметы труда и быта: каменные топоры, кремневые вкладыши серпов, керамические очажные подставки, каменные зернотерки, ступки, песты, костяные проколки, глиняные модели колес повозок, кувшины, горшки, чаши. Многочисленные находки сельскохозяйственных орудий и крупных зерновых ям - хранилищ не оставляют сомнений, что основным занятием обитателей дербентского холма было земледелие. Значит, Дербент входил в число древних очагов раннеземледельческой культуры Кавказа и Ближнего Востока.

В связи с этим особенно важной представляется недавняя уникальная находка двух небольших глиняных статуэток богини плодородия, обнаруженных в зерновых ямах начала III тысячелетия до нашей эры. Подобные керамические фигурки богини плодородия в V—III тысячелетиях до нашей эры были широко распространены на обширной территории, охватывавшей очаги древнейшего земледелия Ближнего и Среднего Востока, Юго- Восточной Европы, но для земледельческих центров Кавказа они очень редки.

Территория дербентского холма обживалась и в более поздний период — примерно в последней трети II — начале I тысячелетия до нашей эры. К этому времени относятся остатки каменных и турлучных (сделанных из жердей, обмазанных глиной) жилищ, обнаруженные в древних культурных слоях Дербента.

На рубеже VIII—VII веков до нашей эры в степях Причерноморья и Предкавказья резко возросла активность кочевников, и это оказало большое влияние на ход исторического развития многих областей Ближнего Востока и Кавказа, в том числе и Дербента. Речь идет о походе скифов на Ближний Восток, которому предшествовала их ожесточенная борьба с кочевниками-киммерийцами, обитавшими в степях Северного Причерноморья. Преследуя киммерийцев, скифы вторглись на территорию древневосточного государства Мидии, пройдя туда «по верхней дороге, имея по правую руку Кавказские горы», то есть по берегу Каспийского моря через знаменитые ворота Дербента. В культурных напластованиях города, относящихся к этому периоду, отмечены следы пожаров и разрушений. Здесь же найдены остатки мощных фортификационных сооружений и ранние образцы бронзовых наконечников скифских стрел, подтвердившие, что в период прохождения скифов через Дербентский проход здесь уже существовал крупный укрепленный пункт.

Раскопки показали, что на рубеже VIII—VII веков до нашей эры на дербентском холме появилась мощная крепость-убежище, которая с перестройками и ремонтами просуществовала до прихода сюда Сасанидов и возведения ими уже в VI веке нашей эры новой цитадели, получившей название Нарын-кала. Все стены были сложены из крупного бутового камня без раствора, их толщина местами достигала 5—7 метров. Конфигурация древней крепости и цитадели VI века почти полностью совпадают, так как стены цитадели Сасанидского периода возводились на остатках древней кладки.

В III—I веках до нашей эры на территории нынешних Азербайджана и Южного Дагестана возникло государство Кавказская Албания, в состав которого в I веке до нашей эры вошел и Дербент. Найденные неподалеку от города клады античных монет, разнообразных ближневосточных изделий служат подтверждением того, что уже в эллинистический период Дербент контролировал не только важнейший военно-стратегический путь, но й известную торговую дорогу.

Борьба двух крупнейших государств античного мира — Рима и Парфии за обладание Кавказом значительно повысила стратегическую роль кавказских проходов, и особенно главного из них — Дербентского. Активное участие в этих войнах принимали конные отряды кочевников, которых за большую плату нанимала как та, так и другая сторона. Перевес превосходной конницы кочевников у римлян или парфян нередко решал исход всей кампании, и здесь важнейшее значение стали приобретать «ворота», через которые степняки могли попасть к местам сражений.

В то время существовало два главных пути через Кавказ: трудная и длительное время закрытая дорога через Дарьяльское ущелье (по нынешней Военно-Грузинской дороге) и более удобный путь через Дербент. Поэтому римско-парфянское соперничество за Кавказ в определенной степени стало и борьбой за контроль над кавказскими проходами. Римляне прилагали все усилия, чтобы распространить свою власть и влияние на «ворота» Дербента, что нашло отражение в их особой политике по отношению к царям Кавказской Албании и в тех военных действиях, которые они пытались предпринимать.

Следствием этой политики был грандиозный поход, подготавливавшийся римским императором Нероном против Дербента. Согласно сведениям античных авторов для этого похода Нерон собрал войска из всех провинций империи. Был создан легион морской пехоты и особый легион, названный фалангой Александра Великого, куда подбирались воины двухметрового роста. В названии этого особого легиона подчеркивалась и основная цель похода: утвердить римское господство на западном побережье Каспийского моря и осуществить идею Александра Македонского о новых торговых путях через Прикаспий на Восток, главным образом в Индию и Китай. Заговор и смерть Нерона не дали возможности довести поход до конца, хотя войска уже выступили к далеким неизвестным «воротам». Преемник Нерона император Гальба считал завоевание Британии более важной для Рима задачей, чем покорение Кавказа и «ворот» Дербента, и войскам было приказано вернуться.

Каким же был Дербент той поры, если привлек к себе внимание грозного императора Нерона? Археологические исследования показали, что это был крупный древне дагестанский город с мощной фортификацией, монументальными дворцовыми сооружениями, развитыми ремеслом и торговлей. Большую роль в возвышении Дербента и превращении его в один из первых албанских городов Дагестана сыграло дальнейшее развитие международной торговли по Прикаспийскому пути.

I—III века нашей эры были периодом расцвета Дербента. В могильниках этого времени отмечено большое количество привозных изделий и украшений, включая предметы из Сирии, Индии, Египта. Дербентские мастера стали применять в строительстве обработанный и резной камень, глиняный раствор, алебастровое покрытие полов. В оборонительных сооружениях города появились квадратные башни, что было крупным шагом вперед в развитии фортификационного искусства. Применение обработанного камня и раствора позволило уменьшить толщину стен, не теряя прочности конструкций.

2

Успешное развитие Дербента в албанский (античный) период было прервано в середине III века нашей эры походом персидского царя Шапура I в связи с новой активизацией кочевников в степях Предкавказья и Северного Прикаспия. В одном из наиболее значительных древних храмов Ирана была обнаружена сасанидская надпись, в которой сообщается, что, покорив Закавказье и другие области, «кони и люди Шапура» дошли «до Албанских ворот (одно из названий Дербента), там где Шапур, царь царей, с конями и людьми, сам... разрушения и пожарища... учинил...»5. Варварские последствия этого похода: следы крупных пожаров, мощные прослойки угля и золы, остатки разрушенных сооружений — обнаружены в культурных напластованиях города.

Однако, несмотря на военно-политические успехи в Закавказье, иранцы не смогли закрепиться в Дербенте и распространить на него свою власть. Местные правители продолжали контролировать Дербентские ворота. Лишь в конце IV века после длительных войн с Римом за обладание Кавказом, завершившихся разделом последнего в 387 году на сферы влияния, сасанидский Иран овладел Западным Прикаспием и захватил Дербент.

В первой половине V века при царе Ездигерде II (439—457 гг.) персы возвели в Дербенте мощные оборонительные сооружения. Они включали цитадель и стену, протянувшуюся от вершины холма до моря. Эта стена толщиной 8 метров, высотой 12—16 метров полностью совпадает по планировке с каменной северной городской стеной VI века, но, в отличие от последней, была сырцовой, то есть сложенной из необожженных кирпичей. Позднее, на втором этапе сасанидского строительства Дербента, вдоль наружной грани к сырцовой стене была пристроена каменная. Впервые в истории Дербента было осуществлено сплошное перекрытие всей приморской полосы, сооружен «узел, связь ворот», наглухо закрывших Прикаспийский проход.

В VI веке при царе Каваде I (488—531 гг.) и его знаменитом сыне Хосрове I Ануширване (531—579 гг.) в Дербенте начался второй этап строительства: возведение грандиозного каменного оборонительного комплекса, призванного заменить сырцовые укрепления.

Арабские авторы сообщают интересную легенду, связанную с историей постройки стен Дербента. Хосров Ануширван задувал построить стену для защиты своих владений от набегов хазар. Чтобы без помех осуществить свой замысел, он предложил их кагану (предводителю) установить мир и согласие, для чего просил отдать ему в жены дочь. Обрадованный каган, перед которым этот брак открывал путь на персидский престол, поспешно отправил хазарскую принцессу царю, где она была встречена с необыкновенной пышностью. Но Хосров не сделал ее своей женой, а начал поспешно возводить стену. «И построил ее, причем та часть ее, которая примыкала к морю, была сделана из скалы и свинца; шириной она была триста локтей, и она была проведена до вершин гор. Окончив постройку стены, Ануширван повесил у входа ее железные ворота». Закончив строительство, персидский царь возвратил принцессу отцу. Разгневанный каган попытался отомстить коварному Хосрову, но натолкнулся на мощную стену и смирился с этим.

Строительство Дербентского комплекса велось по этапам: сначала цитадель и северная стена города, потом южная стена, а позднее — Горная стена (Даг-бары). В VI веке была возведена и первая поперечная стена, отделявшая обживаемую часть Дербента у цитадели от незаселенной приморской (две другие поперечные стены появились в X—XVIII веках).

Подобное внимание сасанидского Ирана к Дербенту было не случайным. В конце IV века на Северном Кавказе произошли события, повлекшие за собой резкое повышение активности кочевников,— здесь появились гунны, объединившие вокруг себя обитателей степей Центральной Азии, Приуралья, Поволжья.

В 395 году гунны вторглись в Малую Азию, разорили цветущие провинции Ирана и ограбили Закавказье, пройдя через «ворота» Дербента и «узнав кратчайшую дорогу на Восток». Часть гуннов обосновалась в степях Прикаспийского Дагестана, объединившись здесь в союз, известный как «царство гуннов». Его столицей стал «город гуннов Вараджан (Варачан)», с которым археологи отождествляют остатки одного из древних городов Дагестана. Теперь на смену эпизодическим набегам сарматских и аланских отрядов через «ворота» Дербента на Закавказье и Ближний Восток пришли систематические вторжения мощных объединений гуннов, для которых на данной ступени социально-экономического развития война ведется «только ради грабежа, становится постоянным промыслом»7.

В скором времени дербентские укрепления уже не могли сдерживать все новые и новые разно-этнические волны кочевников, сдвинутых с мест своего обитания великим переселением народов. Гунны, савиры, барсилы, авары, хазары и многие другие кочевые племена Юго- Восточной Европы буквально захлестнули в V—VII веках степи Прикаспийского Дагестана.

Неослабевающий поток кочевых племен, объединявшихся в мощные союзы, заставлял правителей Востока не жалеть ни денег, ни военных ресурсов для укрепления Дербента. Теперь сюда вкладывают огромные средства не только сасанидский Иран, но нередко и соперничавшая с ним Византия. Дербент на многие века становится северной границей крупнейших государств Ближнего и Среднего Востока, границей между земледельческим и кочевым мирами. Его роль особенно возрастает, когда в Северном Дагестане и Прикаспии возвышается объединение кочевников-хазар и образуется Хазарский каганат.

В VI—VII веках Дербент не только важнейший опорный пункт в борьбе с кочевниками, но и значительный экономический, идеологический и культурный центр всего Кавказа. Он превратился в крупный раннесредневековый город с территорией около 27 гектаров, где четко выделены цитадель и шахристан (собственно город), развиты ремесла и торговля. Сопоставление Дербента этой поры с известными раннесредневековыми городами Средней Азии и Кавказа показывает, что он не уступал по своим размерам и уровню социально-экономического развития самым значительным центрам этих регионов до арабского периода.

Новый этап в истории Дербента начался в период арабских завоеваний во второй четверти VII века.

Ислам, сплотивший вечно враждующие воинственные племена арабов, способствовал не только быстрому сложению централизованного арабского государства, но и вызвал волну новых военных завоеваний, начавшихся сразу вслед за объединением. Обладающие прекрасной конницей, закаленные в боях и полные религиозного фанатизма арабы под руководством своих способных полководцев начали победоносные войны за господство на Ближнем и Среднем Востоке.

Раздираемый внутренними противоречиями, ослабленный эпидемиями и войнами с Византией, сасанидский Иран не смог, оказать сопротивления арабам, и в 642 году огромная держава пала. В этом же году арабы появились у стен Дербента, но, несмотря на разгром Сасанидской державы, город оказался хорошо укрепленным. Его правитель Шахрияр, доводившийся родственником сасанидскому царю (на этот пост в Дербент обычно назначались представители высшей иранской знати), вел себя весьма независимо, «заключил с арабами мир, но джизию (подушную подать, которую в халифате платили все не мусульмане) платить не хотел». Он заявил арабам: «Кроме жителей этих местностей, нет других, кто (умел бы) воевать с ними (хазарами). Вместо джизии мы будем воевать»8.

Однако укрепиться в этот период в Дербенте арабы не смогли и еще более полустолетия воевали с хазарами за обладание городом. Окончательно город вошел в состав Арабского халифата в первой четверти VIII века при Масламе бен Абд-ал-Мелике — знаменитом арабском полководце, сыне и брате арабских халифов, которого источники за обширную строительную деятельность в городе называют «вторым отцом» Дербента (первый — Хосров Ануширван). При нем Дербент становится крупнейшим военно-политическим центром Кавказа, где находился очень крупный гарнизон, резиденция наместника халифа. Сюда стекались налоги и продовольствие со всей территории Северо-Восточного Кавказа, отсюда шло распространение ислама.

Однако со второй половины VIII века Дербент превращается в крупный торгово-ремесленный центр Кавказа и всего Ближнего Востока. Здесь процветали и получили развитие все основные отрасли средневекового ремесла: гончарное, стеклоделательное, металлообрабатывающее, ткацкое, ювелирное, камнеобрабатывающее, кожевенное и многие другие. На особенно высоком уровне находилось ткацкое производство. Из всех городов Кавказа только в Дербенте производили «льняное полотно и одежды», которые вывозили во все страны мусульманского Востока и где они смогли потеснить на рынках знаменитую сирийскую парчу, византийский пурпур, китайский шелк.

3

Арабы сумели подорвать византийскую торговлю на Черном море и повернуть основные торговые пути в бассейн Прикаспия. Дербент становится центром международной транзитной торговли, главным посредником в товарообмене между «северными странами неверных» и мусульманским Востоко1у1. На VIII—X века приходится период расцвета и экономического подъема города. Сюда стекались товары из Средней Азии, Ирана, Сирии, Египта, Закавказья, Древней Руси, Волжской Булгарии и других стран. Город превратился в центр морской торговли, главный порт на Каспии с крупной, хорошо укрепленной гаванью.

В конце IX — начале X века значительно ослабевает зависимость Дербента от Багдада.

При Омайадах и первых Аббасидах (правящие династии Арабского халифата) управление городом осуществлялось через наместников халифов, власть которых была в определенной мере ограничена феодальной родовой знатью Дербента. В 869 году в Дербенте к власти пришла местная династия Хашимитов, происходившая из знаменитого арабского племени Сулами. Первый представитель династии Хашим бен Сурака был избран на этот пост, в отличие от всех своих предшественников, местной феодальной верхушкой, что ставило династию в зависимость от городской знати, считавшей дербентских эмиров лишь «первыми среди равных». Арабский халиф Мухтади, правивший в это время в Багдаде, был занят борьбой с мятежными тюркскими эмирами и не смог восстановить власть центрального правительства в Дербенте. С этого времени Дербент перестал быть главным оплотом государств Ближнего и Среднего Востока в борьбе с кочевниками и превратился в крупное феодальное владение Кавказа.

Одновременно с этими событиями произошли очень важные перемены и в Юго-Восточной Европе, где древнерусское государство разгромило Хазарский каганат. Теперь многовековая угроза с севера значительно ослабла и на первый план выдвигается борьба Дербента и Ширвана — двух самых крупных феодальных государств Восточного Кавказа — за гегемонию в регионе.

В этой борьбе активное участие принимали феодальная верхушка и торгово-ремесленная знать города, соседние феодальные владения Дагестана и русы. Стремление ограничить власть правителей Дербента и антиправительственные тенденции городской аристократии, обладавшей большой политической и экономической силой, активно поддерживались шахами соседнего государства — Ширвана.

В борьбе с ширваншахами и местной феодальной знатью дербентские эмиры были вынуждены опираться на нукеров, телохранителей — русов. В IX—XI веках русы неоднократно совершали опустошающие морские походы на Каспий. Спустившись на судах по Волге, военные отряды, состоявшие из славян и норманов, нападали на западное и южное побережье Каспийского моря, но ни разу ими не был ограблен Дербент. И главной причиной этому были не столько мощные укрепления городской гавани, сколько союзнические отношения, которые сложились у дербентских эмиров с русами. Первые видели в русских дружинах опору в борьбе с мятежной знатью и Ширваном, а последним, в их длительных рейдах на Каспии, нужны были надежная гавань и база, где можно было переждать сезон осенне-зимних штормов, починить оснастку кораблей, пополнить запасы продовольствия и оружия.

Как это ни парадоксально, эмир — правитель одного из крупнейших исламских центров Кавказа и глава мусульман — в борьбе со своими «правоверными» подданными и «братьями по вере» опирался на «неверных» — русов. Но таковы уж были реалии жесточайшей политической борьбы в средневековом Дербенте, определенным отражением которой в фортификационной архитектуре города стало появление в цитадели Нарын-кала пяти новых округлых башен на восточной и южной стенах. Расположение этих башен не оставляет сомнений в том, что они были направлены в первую очередь против обитателей города и южного соседа — Ширвана. С появлением новых башен цитадель еще больше обособилась от города и стала больше походить на неприступный феодальный замок, защищенный от врагов со всех сторон.

Завершая краткий обзор развития Дербента до монгольской поры, надо отметить, что период VIII — начала XIII века был для города наиболее важным. В это время он достиг своего наивысшего расцвета и превратился в один из значительных городов средневекового Кавказа, крупнейший торговый и ремесленный центр.

В начале XIII века в степях Центральной Азии произошли события, имевшие катастрофические последствия для народов средневекового Востока и Европы,— монголы объединились под властью Чингисхана, и началась эпоха невиданного по масштабам разрушения и жестокости нашествия. Отборные монгольские войска под предводительством двух самых способных полководцев Чингисхана Субудая и Джебе, разграбив многие области Азербайджана, Армении, Грузии, в 1222 году появились под стенами Дербента.

Величие и мощь дербентских укреплений произвели на Субудая и Джебе очень сильное впечатление и, не предприняв попытки штурма, монголы решают обойти Дербент по внутренним коммуникациям Дагестана. Они выманили из города посольство из 10 вельмож (акабир), «одного из них монголы убили, а другим сказали: «Если вы покажете нам путь через Дербент (в обход), мы вас пощадим, в противном случае мы вас тоже убьем!» Они из страха за свою жизнь указали путь, и те прошли». Но этот путь был очень труден и потребовал от монгольского войска больших усилий. Средневековый историк Киракос Гадзакеци писал, что «татары по местам неприступным перешли Кавказские горы, заваливая пропасти деревом, камнями, бросая туда свой багаж, даже лошадей и военные снаряды»10.

Как ни труден был путь через горы Дагестана, монголы не имели другого выхода. Они торопились успеть к битве на Калке (1223 г.), и возвращение обратно через Закавказье, Иран, Среднюю Азию было для них неприемлемо.

В 1231 году монголы вновь вторглись в Закавказье и разрушили ряд городов, а в 1239 году взяли Дербент, который, однако, не был разрушен. В культурных слоях XIII века нет следов крупных пожаров и разрушений, а посетивший Дербент в 1255 году посол французского короля Людовика IX к монгольскому хану Мангу монах Вильгельм Рубрук сообщал, что город был полностью цел, а монголы лишь «разрушили верхушки башен и бойницы стен, сравняв башни со стеною».

Тот факт, что Дербент не был подвергнут варварскому разрушению, являлся не следствием гуманного отношения монголов к жителям города, а вынужденной мерой сохранения здесь своего господства. Однако, хотя Дербент не пережил все ужасы двух первых монгольских походов, оправиться от них он уже не смог. Монголы разорили всю его округу, и Рубрук писал с сожалением, что «внизу этого города земля считалась прежде за настоящий рай земной»12. Экономика города была подорвана и пришла в упадок, резко сократились сбыт и изготовление ремесленной продукции, торговые связи с ремесленными центрами Закавказья, Ближнего Востока, Северного Кавказа и Дагестана оказались нарушенными. Бедственное положение Дербента было усугублено ожесточенной борьбой между монгольскими правителями Ирана и Золотой Ордой за обладание Кавказом, в которой городу отводилась ключевая роль.

Во второй половине XIV века в Средней Азии появилась новая угроза в лице Тимура, создавшего сильное централизованное государство на основе захиревших монгольских улусов. Обширные завоевательные походы Тимура столкнулись с интересами Золотой Орды, и наиболее остро эти противоречия проявились на Восточном Кавказе, где пролегла граница их владений.

В 1385 году правитель Золотой Орды Тохтамыш во главе 90-тысячной армии совершил через Дербент поход в Закавказье, разрушил здесь многие города. В ответ на этот поход Тимур в 1395—1396 годах вторгся в Ширван и Дагестан, прошел Дербент и разгромил Тохтамыша на Тереке. Политика Тимура в Ширване, Дагестане и особенно Дербенте была гибкой и дальновидной. Выступившего на его стороне правителя Дербента Ибрахима I ад-Дербенди (1382—1417 гг.) Тимур поставил правителем Ширвана и Дербента, не тронув эти области во время своего похода. Благодаря усилиям Ибрахима Дербенди город был в значительной мере отстроен, оживилась его экономическая жизнь.

4

Начиная с 30-х годов XVI века обостряется борьба между Турцией и государством Сефевидов, которое возникло в XV веке в Закавказье и включало Азербайджан, Иран, Ирак. На длительный период Дербент опять стал ареной ожесточенных войн, что пагубно отразилось на развитии города.

В начале XVII века один из могущественных сефевидских правителей шах Аббас сумел нанести туркам серьезные поражения на Кавказе. Он прилагал большие усилия к восстановлению дербентских укреплений и порта, превращению города в оплот Сефевидов на Восточном и Северном Кавказе, крупный центр в товарообмене Закавказья и Ирана с Россией.

С усилением Русского государства и выходом его к Каспийскому морю значительно возрос интерес к Восточному Кавказу и Дербенту, который являлся «окном» России на Восток, открывавшим ей доступ на восточные рынки. Усиление России в Прикаспии было положительно встречено народами Дагестана, уставшими от агрессивной политики Турции и Ирана, стремившихся утвердить свое господство на Кавказе.

Экономические и политические интересы на Кавказе и в Прикаспии заставили Петра I вплотную заняться «восточным вопросом» и начать подготовку к Персидскому походу. Победоносно завершив Северную войну, Петр I сосредоточил свое внимание на кавказских делах, и к маю 1722 года подготовка похода на Каспий была закончена.

27 июля 1722 года Петр I с войсками высадился на северном побережье Дагестана и двинулся к Дербенту, в который вступил без боя 23 августа. «Наиб сего города,— писал Петр в сенат,— и ключ поднес от ворот. Правда, что сии люди не лицемерно, любовью приняли и так нам рады, как бы своих из осады выручили»13.

Часть русских войск разместилась в цитадели, остальные недалеко от города. Император жил в цитадели, во дворце, где, по преданию, в одном из залов собственноручно прорубил окно с видом на море.

Несмотря на благоприятные условия для продолжения похода, Петр решил большую часть войск вернуть в Россию, так как возникли значительные затруднения с продовольствием в связи с гибелью в Аграханском заливе двух эскадр с припасами.

6 сентября император с войсками выступил в обратный путь, оставив в Дербенте сильный гарнизон. По его приказу в городе были проведены большие ремонтные работы по восстановлению стен, ворот и других сооружений, обращено внимание на развитие виноградарства и садоводства. Только в 1724 году здесь было посажено более 13 тысяч лоз винограда. Работами руководили приглашенные Петром I из Венгрии и Франции специалисты, которые усовершенствовали местное виноделие.

Обострение отношений России с Турцией и ухудшение ее внутреннего и международного положения после смерти Петра I привели к заключению ряда русско-иранских договоров, направленных против Турции, одним из главных условий которых была уступка Ирану Дербента и Прикаспия.

Признание Россией власти шаха Надира над Дербентом и Дагестаном принесло местному населению новые тяготы. Не случайно, что одновременно с выводом русских войск в 1735 году жители двух селений Дербентского ханства бежали в горы. Отзвуком этих событий служит легенда о жестокости Надир-шаха. После взятия города он велел вырвать защитникам Дербента по одному глазу, которые якобы были захоронены под каменным столбом во дворе Джума-мечети. Однако Надир-шах, «гроза вселенной», в 1741 году потерпел в горах Дагестана страшное поражение и вынужден был в 1743 году уйти из Дербента, который служил ему резиденцией и где он построил дворец в прибрежной части.

Во второй половине XVIII века правитель соседнего феодального владения Кубы Фатали-хан, опираясь на не-довольных жителей Дербента и дагестанских феодальных правителей, сумел захватить город, свергнув слабого и безвольного Магомед-Гусейн-хана, ранее возведенного на престол Дербента иранским шахом. Стремясь закрепить свое положение, Фатали-хан раздал часть земель Дербентского ханства дагестанским феодальным правителям, а для укрепления политического влияния женился на сестре уцмия (правителя) Кайтага Тути-бике. Кайтаг был одним из крупных феодальных владений Дагестана на севере Дербентского ханства. Его правители стремились распространить свое влияние и на Дербент.

Для усиления своего положения Фатали-хан обратился к русской императрице Екатерине II с просьбой о вхождении Дербента в состав России и отправил в Петербург ключи от города. Однако, не желая обострять отношения с Ираном, Россия временно отказалась от принятия Дербента в свое подданство.

Новые страницы истории

5

В 1806 году Дербент был окончательно присоединен к России, а в 1813 году по Гюлистанскому договору Иран юридически признал вхождение Дербента в состав Российского государства.

В феврале 1812 года были образованы Дербентская и Кубинская провинции, во главе которых стояли военно-окружные начальники, осуществлявшие и высшие административные функции. Для внутреннего управления был учрежден городской суд (диван). В 1840 году провинции были преобразованы в уезды, управление которыми осуществлялось по тому же принципу, что и во внутренних губерниях России, то есть без учета местных, национальных условий.

С 1820 года началась активная застройка нижней приморской части города, где по приказу генерала Ермолова снесли часть южной стены. Верхняя часть — магалы, где проживало 11 —12 тысяч жителей,— в основном осталась без изменений, а нижняя приобрела европейскую планировку с прямыми широкими улицами, правильной квартальной застройкой.

Заметный след в культурной жизни Дербента оставили выдающиеся личности, побывавшие в городе в разное время.

Недалеко от южной городской стены, между воротами Баят-капы и Орта-капы, стоит домик, который почти не выделяется среди остальных домов магала, разве что бросаются в глаза следы недавней реставрации. Мемориальная доска сообщает, что здесь в 1830—1834 годах проживал известный писатель-декабрист Александр Александрович Бестужев-Марлинский (Марлинский — фамилия матери, использованная в качестве литературного псевдонима). Александр Бестужев, после поражения восстания на Сенатской площади 14 декабря 1825 года, был сослан на каторгу в Сибирь, а позднее переведен рядовым на Кавказ и в 1830 году зачислен в полк, расквартированный в Дербенте.

Несмотря на трудности и лишения, опасности и муштру, унижения и придирки цензуры, дербентский период в жизни А. А. Бестужева был очень плодотворным. Он написал здесь свои замечательные произведения «Амалат-бек», «Кавказская стена», «Прощание с Каспием», «Молла-Нур», «Письма из Дагестана», в которых дал яркие поэтические образы горцев, точные зарисовки их характеров и быта, вдохновенно описал суровую красоту Кавказа.

Блестяще образованный, умный и общительный человек, он сумел завоевать уважение и товарищей-сослуживцев, и жителей города. Ссыльный декабрист быстро стал своим человеком в дербентских магалах, выучил тюркский язык и свободно общался с местным населением, которое почтительно именовало его Искандер-беком.

Но в глазах самодержавия Бестужев оставался бунтовщиком. В 1831 году за личную отвагу, проявленную н боях, он был представлен к награждению Георгиевским крестом и производству в офицеры, но из Петербурга пришел отказ. Тяготы изгнания были усугублены глубокой личной трагедией: зимой 1833 года в доме А. А. Бестужева в результате нелепой случайности была смертельно ранена Ольга Нестерцева — девятнадцатилетняя дочь унтер-офицера. Начавшееся следствие не ставило перед собой целью установить истину, главное было избавиться от опального декабриста. В 1834 году в качестве наказания Бестужев был переведен из Дербента на один из самых опасных участков боевых действий на Черноморском побережье, где и погиб 7 июня 1837 года при высадке десанта у мыса Адлер.

В 1847 году Дербент посетил великий русский хирург II. И. Пирогов, визит которого оказал значительное влияние на развитие местной медицины.

В числе знаменитых людей, посетивших город, был и Александр Дюма-отец, оставивший свои восторженные впечатления о древностях Дербента в путевых заметках «Кавказ от Прометея до Шамиля».

Социальные и культурные условия жизни горожан развивались медленно. В 1838 году открылось первое русское уездное училище, которое ежегодно оканчивали от двух до пяти человек. В 1841 году появилось первое медицинское учреждение — воинский госпиталь на 60 коек, а первая аптека была открыта на Частные пожертвования только в 1860 году.

В 1846 году для управления Дагестаном была введена должность военного губернатора с резиденцией в Дербенте, которая находилась здесь до 1860 года, когда в связи с организацией Дагестанской области в городе было введено гражданское управление.

Во второй половине XIX века экономика города пере-живала упадок. Более века Дербент был центром разведения и торговли мареной, из которой изготавливалась натуральная устойчивая красная краска разных оттенков для текстильной промышленности. После изобретения дешевых анилиновых красителей спрос на марену резко упал, потеря доходов от торговли привела к бедственному экономическому положению города.

Особую роль в дальнейшем развитии Дербента сыграло строительство в конце XIX века Владикавказской железной дороги, связавшей Баку с Россией (официально движение через Дербент до Баку было открыто 1 апреля 1900 года). Теперь Дербент был связан с развитыми областями России и с крупнейшим пролетарским центром Кавказа — Баку. Город превратился в важный железнодорожный узел, в депо и мастерских которого формировалась наиболее сознательная часть местного пролетариата. Именно здесь в 1902 году с помощью бакинцев среди рабочих паровозного депо был создан первый в Дагестане нелегальный социал-демократический кружок. Сюда из Баку доставлялись листовки и запрещенная литература, которую кружковцы распространяли среди железнодорожников.

В конце 1904 года в Дербенте возникла социал-демократическая организация, куда вошли члены кружка паровозного депо, городская интеллигенция, студенты, солдаты. В 1905 году организация была официально оформлена как Дербентская группа РСДРП.

Первая буржуазно-демократическая революция в России нашла широкий отклик на ее национальных окраинах, в том числе и в Дербенте. После кровавых событий в Петербурге впервые в Дагестане в феврале 1905 года забастовали рабочие Дербента — железнодорожники и строители. 23 ноября начались выступления учеников старших классов Дербентского реального училища, а в декабре дербентские железнодорожники приняли активное участие в забастовке рабочих и служащих Владикавказской железной дороги, продолжавшейся почти месяц.

Февральская революция 1917 года и весть о свержении царизма нашли горячий отклик у трудящихся Дагестана и пробудили их активность. По городам и селениям прокатилась мощная волна манифестаций и выступлений народных масс, повсеместно стали создаваться Советы.

В Дербенте руководство созданным Советом рабочих и солдатских депутатов захватили меньшевики во главе с Церетели. Борьба за Советскую власть протекала в сложных условиях, так как местный Совет находился под сильным влиянием меньшевиков и эсеров, лидеры которых враждебно отнеслись к победе Октябрьской революции. В сложнейшей обстановке большевики города приняли меры по укреплению своей организации, которая пополнилась опытными кадрами из Баку (Антонов, Фангер, Рабинович), и усилили агитационную деятельность среди солдат местного гарнизона. 26 ноября группа вооруженных рабочих во главе с большевиками явилась на заседание Совета и потребовала назначить новые выборы, показавшие возросшую популярность большевиков и принесшие им успех. От большевиков были выбраны Пугин, Маскин, Рабинович, Ханукаев, Поздеев и Кобяков, которые приступили к осуществлению революционных мероприятий.

В начале апреля 1918 года контрреволюции на некоторое время удалось захватить власть в городе, но 24 апреля местные революционные силы, руководимые большевиками, совместно с бакинским отрядом Красной гвардии восстановили Советскую власть в Дербенте. 28 апреля состоялся многолюдный митинг жителей города, на котором была принята резолюция о полной поддержке Советской власти.

6

Однако 1918 год был для Дербента, как и для всей Советской республики, тревожным и тяжелым. 3 августа город захватили войска полковника Бичерахова, имевшие в своем распоряжении бронепоезда, броневики, сильную артиллерию и военно-морские суда. На помощь Дербенту пришли красногвардейские отряды рабочих Порт-Петровска (ныне город Махачкала) и Первый Дагестанский советский полк, разгромившие 7 августа противника и освободившие город. Однако 15 августа с суши и моря Бичерахову удалось вновь захватить Дербент. В городе начались массовые аресты, преследования большевиков и сочувствующих Советской власти. 6 октября бичераховцев сменили турецкие интервенты, ознаменовавшие свое вступление в город массовыми репрессиями и грабежами местного населения, расстрелами революционных деятелей. После событий в Турции, приведших к выходу ее из войны и перемирию с Антантой, турецкие войска спешно покинули Дагестан.

Летом 1919 года над Советской Россией нависла новая опасность — Деникин захватил весь юг - страны, в том числе и Северный Кавказ. 22 мая 1919 года деникинские части заняли Дербент, и в городе начался кровавый бело-гвардейский террор. Но, несмотря на массовые казни и репрессии, большевики, активно действовавшие в подполье, стали готовить население к восстанию. Осенью был создан Дербентский фронт, а к январю 1920 года во всех его частях существовали большевистские партийные ячейки. С приближением частей Красной Армии к границам Дагестана подпольный обком РКП(б) принял решение об объединении повстанческих отрядов для штурма Дербента. 25 марта Дербент был освобожден от деникинцев и в городе, теперь уже окончательно, установилась Советская власть.

О событиях 1905 года и первых выступлениях дербентского пролетариата, поддерживавшего стачку железнодорожников Владикавказской дороги, напоминает обелиск в привокзальном сквере.

Мемориальная доска установлена на доме № 44 по улице Пушкина. В годы первой русской революции здесь проживали организатор одного из первых нелегальных марксистских кружков в Дербенте Софья Маркус, член РСДРП с 1905 года, и позднее ее брат, профессиональный революционер Яков Маркус.

Есть в городе еще несколько домов — молчаливых свидетелей тех бурных событий и великих дней, которые потрясли мир. Это прежде всего дом № 43 по улице Буйнакского, где с апреля 1918 года размещался Дербентский ревком, и дом № 29 на той же улице, в котором 13 марта 1917 года заседал первый городской Совет рабочих и солдатских депутатов. В этом же здании в начале июня 1917 года было проведено первое организационное собрание Дербентского комитета РСДРП, избравшее партийное бюро города во главе с А. Ю. Эрлихом.

В канун полувекового юбилея автономии Дагестана в центральной части города была открыта аллея Революционной Славы. Вечный огонь горит у обелиска, где на граните высечены слова: «Мужественным борцам за победу Советской власти в Дагестане». Двумя рядами уходят в глубь аллеи двадцать пять стел с барельефами выдающихся революционеров. Среди них Махач Дахадаев (его имя носит столица республики Махачкала), Уллубий Буйнакский, Оскар Лещинский, Кази-Магомед Агасиев, Василий Бешенцев, Георгий Канделаки, Дмитрий Пугин, Иван Кобяков, Арон Эрлих, Борис Шеболдаев, Нажмут дин Сумарский, Магомед Далгат, Керим Магомедбеков и другие. Сегодня их именами названы улицы и проспекты города, в котором многие из них боролись и отдали жизнь за власть Советов, во имя светлого будущего своего народа.

20 января 1921 года постановлением ВЦИК была образована Дагестанская Автономная Советская Социалистическая Республика. Начался новый, самый важный период в истории древнего Дербента. Как и во всей нашей стране, здесь восстанавливали экономику и хозяйство, разрушенные гражданской войной, возводили фабрики и заводы в годы первых пятилеток, выпускали военную продукцию и отдавали все фронту в грозную годину Великой Отечественной, снова строили и расширяли производство в послевоенные годы.

Сегодня Дербент — развитый индустриальный город с населением около 100 тысяч человек. Промышленность города, имевшего до революции лишь небольшие мастерские да винокуренные заводы, сегодня развивается по многим направлениям, главные из них — станкостроение, приборостроение, домостроение. На 22 промышленных предприятиях выпускается 15 видов основных изделий и более 50 наименований товаров народного потребления на общую сумму около 200 миллионов рублей в год.

В апреле 1985 года отметило свое 25-летие одно из крупнейших предприятий города — Дербентский завод шлифовальных станков. Он выпускает высококачественные шлифовальные и полировальные станки, пользующиеся большим спросом в металлообрабатывающей и деревообрабатывающей промышленности. Продукция первенца дагестанского станкостроения отправляется во все концы нашей страны и далеко за ее пределы — в Болгарию, Венгрию, Вьетнам, Монголию, Румынию, на Кубу, а также в ряд развивающихся стран.

Многим потребителям хорошо известна продукция завода «Электросигнал». Здесь особенно быстрыми темпами идет модернизация производства, внедряется современная техника и технология, устанавливается новое высокоэффективное оборудование.

Одно из самых древних производств Дербента, истоки которого уходят в седую старину и насчитывают многие сотни лет,— ковроткачество. Искусство дагестанских ковровщиц хорошо известно в нашей стране и за рубежом — в Англии, ФРГ и других странах. В начале 1987 года на базе Дербентской ковровой фабрики создано крупное коврово-производственное объединение «Дербент», в которое вошли несколько ковровых фабрик

Южного Дагестана. На основе традиционной народной орнаментации и рисунков здесь изготавливают высоко-качественные ворсовые ковры ручной выработки, имеющие размеры от одного до двадцати квадратных метров и плотность от двадцати до пятидесяти узлов на квадратный сантиметр.

Широкое признание получили ковры, названные по характеру орнаментальных мотивов,— «Дербент», «Сафар юбилейный», «Тапанча», «Шал», «Брей», «Хоросан» и другие. Некоторые из этих названий традиционны и связаны со старинными обычаями или с конкретной местностью, откуда был заимствован орнаментальный мотив ковра. Например, название «Хоросан» связано с одной из областей Ирана, славившейся производством ковров, элементы, орнаментации которых были заимствованы дагестанскими ковровщицами.

С глубокой древности в Дагестане существует традиция украшать в домах стены и полы коврами. По количеству ковров в прежние времена определялось благосостояние семьи, ее зажиточность. Особенно стремились украсить коврами комнату для гостей — кунакскую. Сюда стелили лучшие ковры, а одну из стен украшали самым дорогим ковром «Тапанча», на котором развешивали оружие— кинжалы, сабли, пистолеты. «Тапанча» в переводе и означает «пистолет».

Изготовление ковров очень трудоемкое занятие, требующее больших профессиональных навыков и огромного терпения. Искусству ковроткачества девочки обучались с раннего возраста. Каждая девушка должна была изготовить своими руками ковер, который приносила в дом жениха в качестве приданого. Во многих аулах Южного Дагестана этот обычай сохранился до наших дней.

Сегодня ковровщицы Дербента работают не только в светлых современных цехах коврового объединения, но и на дому, получая от фабрики сырье и сдавая готовую продукцию. Подобная форма трудовой деятельности, связанная со спецификой изготовления ковров и народными традициями, целиком себя оправдывает и позволяет создавать преемственность в сложном и кропотливом искусстве ковроделия. В настоящее время в объединении работает около четырех тысяч мастериц, многие из которых награждены орденами и медалями, а более двухсот— почетным знаком «Мать-героиня».

7

Ежедневно в промышленные центры Сибири, Дальнего Востока и другие города Советского Союза отгружает свою продукцию дербентский консервный комбинат. Он был открыт в 1933 году и выпустил тогда 8 миллионов условных банок. Сегодня это одно из крупных и передовых предприятий, продукция которого достигает 70 миллионов условных банок в год. На комбинате единой, дружной семьей трудятся представители 26 национальностей и народностей нашей страны. За высокие показатели во Всесоюзном социалистическом соревновании комбинат неоднократно награждался переходящими Красными знаменами ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС, Госагропрома СССР, занесен на Доску почета ВДНХ СССР.

Кроме этих крупных предприятий в городе имеются шерстепрядильная фабрика «Дагюн», швейные фабрики «Динамо» и имени Ш. Алиева, молочный комбинат, соковый завод.

Дербент — крупный узел железных и автомобильных дорог. Здесь есть локомотивное и вагонное депо, дербентская дистанция пути, семь предприятий автомобильного транспорта, в том числе одно из крупнейших на Северном Кавказе пассажирское автопредприятие.

Большую роль в экономике города играет виноградарство, имеющее здесь многовековые традиции. Зеленым ковром подходят прямо к жилым кварталам Дербента виноградные плантации. Дербентский район ежегодно дает около ста тысяч тонн винограда, что составляет третью часть общего урожая этой культуры, собираемого во всей республике. Солнечная ягода поставляется во многие города нашей страны и районы Крайнего Севера.

Гордостью всего Дагестана является первенец механизированного производства листового стекла в Советском Союзе — стеклозавод «Дагестанские огни» в 10 километрах к северу от Дербента, созданный на базе местного сырья и месторождений природного газа. Первую продукцию завод выдал 18 января 1926 года, и хотя годовой выпуск составил тогда только 600 ООО квадратных метров стекла, это было событием большой важности для всей страны. От имени Президиума ВСНХ СССР рабочих завода приветствовал Ф. Э. Дзержинский, а в 1925 и 1928 годах сюда приезжал всесоюзный староста М. И. Калинин. Выступая перед рабочими, он подчеркнул огромное экономическое и политическое значение, предававшееся Советским правительством строительству этого индустриального объекта. Коллектив завода поддерживает напряженный трудовой ритм. В 1961 году, в день открытия XXII съезда КПСС, завод первым в отрасли был удостоен звания «Предприятие коммунистического труда», а в канун своего 50-летнего юбилея награжден орденом «Знак Почета».

С высоты цитадели Нарын-кала хорошо видны новые кварталы, выросшие за последние годы. К северу от основной застройки появились современные микрорайоны с многоэтажными домами, предприятиями торговли и общественного питания, многочисленными объектами соцкультбыта. Это результат активной работы строителей, и в первую очередь крупнейшего строительного предприятия города — домостроительного комбината, одного из самых значительных в республике. Он начал давать первую продукцию в 1970 году и с каждой пятилеткой наращивает свои мощности. В 12-й пятилетке комбинат перешел на выпуск деталей полной заводской готовности к новой серии домов с улучшенной планировкой и орнаментальным оформлением фасада. Учитывая большие перспективы развития Дербента и создание в исторической части города музейной зоны, на комбинате быстрыми темпами идет техническое перевооружение, расширение и реконструкция производства.

В северной части Дербента начато освоение возвышенной территории. Здесь будет новый район индивидуальной застройки с традиционным для Дагестана террасным расположением домов в один-два этажа.

Исходя из решений XXVII съезда КПСС разработан и утвержден план Социально-экономического и культурного развития города на период до 2000 года, в котором намечен дальнейший индустриальный рост Дербента и развитие его как крупного туристического центра. Планируется ввод в эксплуатации} новых производственных площадей на стеклозаводе «Дагестанские огни», заводе «Электросигнал», домостроительном и консервном комбинатах.

Одним из главных направлений будет развитие отечественного и международного туризма, базирующегося на удачном сочетании благоприятных природно-климатических условий и выдающихся историко-архитектурных памятников мирового значения. Дербент расположен на широте лучших здравниц кавказского Причерноморья, имеет обширную зону побережья Каспийского моря с прекрасными пляжами и богатые южной растительностью горы, удобные для туристских маршрутов.

К 2000 году намечено освоение 70-километровой курортной зоны от поселка Каякент до устья реки Самур, строительство здесь крупных туристических комплексов. Количество туристов, посещающих Дербент, должно удвоиться и достигнуть 500—600 тысяч человек в год, в связи, с чем будут значительно расширены находящиеся в городе турбазы «Дербент» и «Чайка». Ускоренные темпы примет развитие службы сервиса, общепита и предприятий по выпуску безалкогольных напитков.

В 13-й пятилетке планируется строительство первого в Дагестане спортивно-оздоровительного комплекса ОСВОДа с крытыми плавательными бассейнами, гостиницей, кинозалом, лодочной станцией. Будет возведена новая многоэтажная гостиница и построена приморская набережная протяженностью около семи километров, которая соединит новые приморские микрорайоны.

В северной части города строится новый пляж с причальными пирсами и лодочной станцией. Намечено широкое освоение территории бывших каменных карьеров и создание здесь искусственных водоемов, заполняемых морской водой, рядом будет разбит парк.

Завершено строительство второго автомобильно-пешеходного моста через железнодорожное полотно и начато сооружение третьего. В скором времени канатная дорога соединит городской пляж с цитаделью Нарын- кала.

8

Прогулка по городу

Неизменный интерес у туристов и гостей Дербента вызывают древние крепостные сооружения. Увлекательное путешествие по городу обычно начинается со знакомства с цитаделью Нарын-кала, которая, подобно голове огромного сказочного дракона, возвышается над плоскими крышами магалов, куполами мечетей, новыми приморскими микрорайонами.

Территорию дербентского холма, где находится цитадель, люди начали обживать еще пять тысяч лет назад. Крепостные стены, возвышающиеся и сегодня на 12 —18 метров, насчитывают пятнадцать столетий и поражают своим монументальным величием и неприступностью. Это единственный в нашей стране крупный фортификационный памятник, дошедший из VI века в столь великолепной сохранности.

Точного перевода названия цитадели нет, хотя в переводе с тюркского «кала» — крепость, а «нарын» может означать — изящная, нежная или огненная, огнестрельная; в переводе с персидского — огненная, пламенная или клейменая, а также гранатовая крепость; по-монгольски — солнечная крепость. Эта одна из крупнейших на всем Ближнем Востоке цитадель имеет площадь около четырех с половиной гектаров, протяженность стен свыше 700 метров.

Мощные стены толщиной до трех метров сложены из крупных, хорошо обработанных блоков, образующих «облицовку», пространство которой заполнено рваным камнем и известковым раствором. Подобная конструкция, а также высокое качество известкового раствора придавали стенам необыкновенную прочность. Этим и объясняется уникальная сохранность Дербентского оборонительного комплекса.

В северо-западной части цитадели Нарын-кала расположен один из наиболее интересных памятников Дербента, назначение которого долгое время, оставалось загадкой. Речь идет о крупном подземном сооружении, вошедшем в историческую литературу и все путеводители как «подземная цистерна» для хранения воды, вырубленная в скале. Однако археологические исследования последних лет показали, что данное сооружение, строго ориентированное по сторонам света, является крестово- купольным христианским храмом V века нашей эры. Первоначально все сооружение было надземным, а не вырубленным в скале, но затем оказалось погребено мощными культурными отложениями V—XX веков, накопившимися у его стен за 1500-летний период. Откуда же взялась версия об использовании его как водохранилища? Выяснилось, что бывший храм, заброшенный и полностью погребенный под культурными наслоениями средневекового времени, в XVII—XVIII веках был очищен, отремонтирован и приспособлен для хранения воды.

Крестово-купольная конструкция памятника имеет широкие аналогии в раннехристианской архитектуре Армении, Грузии, Азербайджана V—VII веков. Особый интерес вызывает факт полного совпадения формы и конструктивных особенностей дербентского храма с христианским памятником V века в итальянском городе Равенне. Встает вопрос о возможности существования христианского храма в цитадели Дербента, являвшегося крупнейшим мусульманским центром Кавказа. Изучение письменных источников V—VII веков и данные археологических исследований свидетельствуют, что до окончательного завоевания города арабами в VIII веке он был и одним из главных христианских центров всего Восточного Кавказа и здесь до середины VI века помещался престол главы христианской церкви Кавказской Албании (патриарха, католикоса).

Однако надо учитывать, что в первой половине V века и со второй четверти VI века в цитадели Дербента постоянно пребывал сасанидский наместник со своим двором и административно-чиновничьим аппаратом, которые исповедовали официальную религию Ирана — зороастризм. Следовательно, возводить христианский храм здесь могли лишь во второй половине V — начале VI века, в период, когда сасанидский Иран временно потерял контроль над Дербентом.

Ханский дворец — один из самых крупных архитектурных комплексов цитадели позднесредневекового периода, возведенный во второй половине XVIII века Фатали-ханом. Плохо сохранившиеся до наших дней дворцовые сооружения располагались в надвратных строениях (они отреставрированы, и там предполагается разместить археологический музей) и северо-восточной части цитадели. Рельеф холма, имеющего здесь значительные перепады высоты, заставил строителей расположить постройки террасами и сгруппировать их вокруг четырех дворов, находящихся на разных уровнях.

Сегодняшние развалины мало что говорят об устройстве дворца, и лучше всего посмотреть на него глазами очевидца — участника русского похода 1796 года П. Г. Буткова: «Я был в ханском доме. Оный построен в Нарын-Кале, в два этажа, из дикого камня, на высоте, которая командует всем городом. Покои, где жил хан и его сестра, состоят в четырехугольнике, так, как в Зимнем дворце. Посредине бассейн. В той части, которая лицом лежит к городу, сделана галерея, выше всего дома; вправо, влево и напротив галереи, состоят покои же наружным амфитеатром, где стены, так как в комнатах, украшены живописью. ...Окна в комнатах составлены из маленьких разноцветных стекол и кажут наипрелестнейший вид радуги, а особливо, когда солнце лучи свои в стекло бросает».

Археологические раскопки в цитадели выявили еще семь дворцовых комплексов, существовавших в разные периоды. Комплексы албанского (античного), сасанидского и арабского периодов располагались у восточной стены цитадели, там же, где дворец Фатали-хана. Дворцовые сооружения албанского времени имеют довольно скромные размеры и простые интерьеры, в кладке стен встречаются камни, украшенные орнаментальной резьбой.

Дворцовые комплексы сасанидских и арабских правителей Дербента отличает монументальность и сложность планировки. В оформлении стен и колонн широко использовался резной штук (резьба по гипсу и алебастру), полы покрывались известью и алебастром. Особенно внушителен дворец сасанидского правителя VI—VII веков площадью около 3000 квадратных метров. Здесь обнаружены каменные базы колонн диаметром до одного метра, что позволяет предполагать их первоначальную высоту до 7— 10 метров. Одно из каменных оснований колонны можно увидеть в раскопе у восточной стены цитадели.

Еще четыре крупных дворцовых комплекса вскрыты в северо-западной части цитадели. Два нижних комплекса из крупного обработанного камня и жженого кирпича на известковом растворе относятся к до монгольскому времени, два верхних — из обработанного и рваного камня на глиняном растворе датируются XIV—XVII веками.

В северо-восточном углу цитадели расположено подземное сооружение, именуемое «каменным мешком», в котором, по преданию, содержались ханские узники. Длина его около 6 метров, ширина — 4 метра, глубина — около 8 метров. В верхней части свода имеется небольшой люк, который закрывался мощной каменной плитой с круглым отверстием. Через него узникам опускали пищу и воду. Не исключено, что данное сооружение в определенные периоды могло использоваться и для других целей, например как хранилище для воды.

Памятником архитектуры XIX века (1828 г.) является гауптвахта — здание с аркадой в стиле провинциального ампира, возведенное в период перестройки цитадели русским гарнизоном.

О сложной исторической судьбе города напоминают крепостные стены, протянувшиеся параллельно друг ДРУГУ от цитадели к морю. Как и цитадель, они возведены в VI веке из крупных каменных блоков, а по способу кладки и конструктивным особенностям полностью аналогичны стенам цитадели.

Северная стена возводилась одновременно с цитаделью. Она имеет протяженность около 1650 метров, укреплена мощными круглыми, квадратными и трапециевидными башнями, расположенными примерно через 70 метров друг от друга, то есть на расстоянии прицельного выстрела из лука.

9

Южная стена протяженностью около 1500 метров имеет только квадратные башни, расположенные на расстоянии около 170 метров одна от другой. Это связано с ее второстепенной ролью в обороне города, так как в период строительства главная опасность грозила с севера. Южная стена была возведена на несколько десятилетий позднее северной стены и цитадели.

Важной деталью архитектурного оформления стен являлись городские ворота. Они играли значительную роль в системе обороны Дербента и служили своего рода парадными подъездами города. Их оформление разнообразило строгую монолитность оборонительных сооружений, оживляя их грозный однотонный фасад.

В северной стене сохранилось трое ворот. Верхние, ближайшие к цитадели, ворота носят название Джарчи-капы (Ворота вестника). В 1811 году они были перестроены и стрельчатая арка заменена на полуциркульную. Через эти ворота шло общение с севером и по вымощенному пандусу вестники поднимались в цитадель. Обнаружены остатки подземного хода, который вел из цитадели к воротам Джарчи-капы.

Ниже их, поблизости от излома северной стены рас-полагаются главные ворота Дербента — Кырхляр-капы (Ворота сорока воинов). Арабы называли их Баб ал-джахад (Ворота священной войны), чем подчеркивали особое военно-политическое значение этих ворот в обороне города.

Ворота имеют прямоугольный проем и перекрыты плоской клинчатой перемычкой, а с внутренней стороны проход перекрыт стрельчатой аркой. Наружная сторона ворот украшена скульптурными изображениями двух львов, выше проема вставлены две плиты с персидскими надписями о ремонтных работах, проведенных в 1438 году. Описание ворот Кырхляр-капы и львов на них приводят уже арабские авторы X века.

Эти главные в военном отношении ворота надо считать древнейшими в северной стене Дербента и датировать в пределах VI века. Справа от входа располагается огромная башня-бастион диаметром около 24 метров, предназначенная для контроля в месте изгиба стены и подхода к воротам. С бастиона защитники могли поражать штурмующих ворота во фланг справа, в места, не защищенные щитом.

Третьи ворота северной стены — Даш-капы (Каменные ворота) очень напоминали по устройству ворота Кырхляр-капы, однако появились они позднее, в X—XI веках.

В южной стене было четверо наиболее значительных ворот. Первые из них — Кала-капы (Крепостные ворота) расположены недалеко от цитадели и защищены овальной башней XI века, возведенной из рустованных блоков.

Следующие от цитадели ворота — Баят-капы (Ворота перед пустырем, Ворота племени Баят или певцов) ведут в самый верхний магал города. Они оформлены с обеих сторон двумя полукруглыми башнями и имели до XVIII века два стрельчатых проема (наружный и внутренний), проход между которыми был перекрыт стрельчатым сводом. Это одни из древнейших ворот города, построенные в VI—VIII веках и капитально перестроенные в 1811 году по проекту русского инженера Карпова.

Самыми интересными и нарядно оформленными являются третьи ворота южной стены — Орта-капы (Средние ворота), ведущие в сторону Джума-мечети. Они укреплены двумя квадратными башнями, и их главный древний проем перекрыт плоской клинчатой перемычкой с зубчатым замковым камнем. Наружное пространство между башнями оформлено декоративной стенкой с одной большой и двумя маленькими стрельчатыми арками, опирающимися на круглые колонны. Над основным проемом ворот имеется каменный водомет в виде скульптуры льва. Ворота Орта-капы также относятся к числу древнейших в городе и датируются VI—VII веками. Декоративная арка, вероятно, была сооружена позднее — в XIV—XV веках.

Последние сохранившиеся ворота южной стены — Дубары-капы (Ворота у двух стен) расположены в приморской части города и датируются XI—XIII веками.

Большую роль в жизни древнего и средневекового Дербента играли сооружения для хранения воды. При раскопках было обнаружено большое количество водоводов — каменных желобов или керамических труб. Последние нашли особенно широкое распространение в средневековый период. Трубы имели длину около метра, диаметр 10—20 сантиметров и вставлялись одна в другую.

Основным источником снабжения города водой были родники, расположенные на склонах горы Джалган (в настоящее время большая часть воды поступает в Дербент из реки Самур и подземных скважин). По подземным водоводам вода от источников поступала в водоразборные фонтаны и хранилища для воды.

Фонтаны устраивались в каждом магале, на базарных площадях, у крупных общественных зданий (мечетей), а также за стенами Дербента у городских ворот. Обычно эти сооружения представляли собой подпорную стенку с арочной нишей, к ней примыкала вымощенная каменными плитами площадка с открытым прямоугольным водоемом, куда стекала вода. В число подобных фонтанов входят сохранившиеся Хан-булах (Ханский источник), расположенный рядом с Минарет-мечетью, Джарчи-булах (Источник вестника) у ворот Джарчи-капы, фонтаны во дворе Джума-мечети, у ворот Кырхляр-капы, Орта-капы и другие.

Арабский автор IX века Баладзори писал об особой роли, которую играли водохранилища в истории Дербента и его цитадели. Он сообщает, что знаменитый арабский полководец Маслама в начале VIII века «направился к городу Бабу (т. е. Дербенту) и занял его. В крепости Баба было в это время тысяча хазарских семейств; он их осадил и начал метать в них камнями, а затем железом, которому он придал форму камня. Но это ему не помогло; тогда Маслама направился к источнику, из которого Ануширван провел воду в их колодец, заколол (много) коров и мелкого скота и бросил туда содержимое их кишок и навоз. Не прошло одной ночи, как вода в городе испортилась, стала вонять, и в ней появились черви. С наступлением ночи, они (жители) бросили крепость, убежали»16.

В настоящее время сохранилось три водохранилища в цитадели, которые были отремонтированы и перестроены в XVII веке. Наибольший интерес представляет прямоугольное водохранилище в северной части, примыкавшее ко двору дворца Фатали-хана. Это крупное сводчатое помещение, имеющее длину около 20 метров, ширину 8, высоту 7 метров. В XIX веке оно, вероятно, использовалось русским гарнизоном в качестве продовольственного склада. Еще одно квадратное водохранилище значительно меньшего размера сохранилось напротив входа в цитадель в юго-западной части дворца. По преданию, этим водоемом пользовался только хан, и поэтому он тщательно охранялся.

Одной из ярких архитектурных достопримечательностей города являются бани. В центральной возвышенной части цитадели сохранилась сводчато-купольная баня XVII века, представляющая собой заглубленное в землю сложно плановое сооружение из обработанного камня. Его основу составляют два крупных зала, в которых располагались холодное и горячее отделения. Залы перекрывались куполами (сохранился один) со специальными отверстиями для освещения помещений.

Помимо отделения для мытья, имелся сводчатый зал для раздевания с несколькими небольшими помещениями, перекрытыми сводами. Наличие подобных небольших отделений в раздевальном зале было связано, вероятно, с назначением бани, которой пользовалась многочисленная семья хана. В сохранившихся городских банях подобные небольшие отделения в зале для раздевания отсутствуют.

В холодном отделении бани имелся восьмиугольный бассейн для омовения ног, аналогичный бассейн для мытья тела имелся в горячем отделении. Два резервуара с холодной и горячей водой находились за пределами моечных залов, вода из них поступала в бассейны по трубам.

10

Обогрев бани производился горячим воздухом, посту-павшим в залы от топки под горячим резервуаром по специальным каналам, проложенным под полом.

С высоты дербентского холма открывается прекрасный вид на город. Особенно живописна его наиболее древняя верхняя часть с тесно прижавшимися друг к другу домами, узкими кривыми улочками, плоскими крышами, над которыми белыми островками возвышаются купола квартальных мечетей и бань.

Это знаменитые дербентские магалы — районы, где город до сегодняшнего дня хранит свой древний облик и планировку. Их восемь, и все они подлинный музей под открытым небом. Пройдитесь по узким тесным улочкам, загляните в маленькие уютные дворики — и вы ощутите неповторимый колорит средневекового Востока, перенесётесь на много веков назад в феодальный восточный город.

Первые упоминания о магалах Дербента восходят еще к эпохе арабского завоевания. Арабские историки IX— X веков сообщают, что Маслама переселил в Дербент «двадцать четыре тысячи (солдат) из Сирии»17 и разделил город на четыре квартала, из которых «одну часть он отдал жителям Дамаска, вторую — жителям Куфы, третью — обществу Джазиры, четвертую — жителям Химса»18. По данным местной исторической хроники «Дербенд-наме», город был разделен на семь частей — магалов, что отражало, вероятно, уровень развития Дербента того времени. Племенной принцип, положенный в основу заселения магалов, связывал значительную часть их жителей не только территориально, но и кровным родством. В определенной мере эти традиции сохраняются в магалах и сегодня.

Прогулка по магалам заставляет обратить внимание на наличие здесь большого количества мечетей. Одни из них невелики и просты по убранству, другие несколько побольше и богаче оформлены и, наконец, Джума-мечеть, размеры и архитектурные особенности которой вызывают удивление и восхищение.

Завоевав Дербент, арабы стремились превратить его не только в свой главный военно-политический оплот на Кавказе, но и в важнейший идеологический центр, откуда ислам распространялся на весь Северо-Восточный Кавказ и Прикаспий. Это был один из крупнейших исламских центров на окраинах мусульманского мира, и арабские халифы (а позднее и местные правители) не жалели средств на культовое строительство. В конце XVIII века, когда Дербент занимал лишь шестую часть своей нынешней территории, в городе было 15 мечетей.

Источники сообщают, что уже Маслама, разделив город на магалы в 733 году, построил в каждом из них мечети, «которые, по именам преобладающих в каждой части племен, получили название: первая — Хазарской, вторая — Палестинской, третья — Дамасской, четвертая — Хамасской, пятая — Кайзарской, шестая — Джазаир и седьмая — Мосульской. Кроме этих была построена еще большая (кафедральная) мечеть, Месчид-Джами, для совершения общего намаза по пятницам».

Купол Джума-мечети, раньше голубой, а в последние годы обитый листами оцинкованного железа, хорошо виден сверху из цитадели. Большую часть года он утопает в зелени четырех огромных платанов, возраст которых превышает 700 лет. Джума-мечеть является одним из уникальных памятников культовой архитектуры, самой древней мечетью на территории нашей страны, действующей и сегодня. Этот самый крупный культовый памятник Кавказа до настоящего времени вызывает полемику среди исследователей о времени его возникновения и первоначальном назначении.

Одни считают его христианской базиликой, возведенной в V—VI веках и перестроенной в мечеть Масламой в VIII веке, другие полагают, что здание сразу строилось как мечеть, а сходство с базиликой объясняют подражанием ранним сирийским мечетям.

Новые материалы археологических исследований дают основания полагать, что данный памятник возник в VI веке как христианский храм, а в VIII веке был перестроен в мечеть, в тот период, когда основу городского люда Дербента составляли христиане (албанское население, греки, сирийцы).

Джума-мечеть представляет собой прямоугольное в плане сооружение, вытянутое с запада на восток. Длина здания около 70 метров, ширина около 20 метров. Основу его планировки составляет прямоугольный зал, разделенный двумя рядами квадратных колонн с профилированными капителями, и квадратное под купольное пространство, выступающее за южную грань купольного зала на шесть с половиной метров. Зал перекрыт стрельчатым куполом диаметром более девяти метров. В южной стене купольного зала устроен богато украшенный михраб — священная ниша, ориентированная, как обычно в мечетях, в направлении Мекки.

Освещение зала было решено с помощью трех окон в южной стене и четырех окон в нижней части купола, свет от которых попадал на зеркала в центре купола и отражался вниз. Есть все основания думать, что появление купольного зала было связано с перестройкой храма в мечеть. С северной стороны тесный, замкнутый двор мечети оформляет здание медресе XV века.

Из квартальных мечетей следует отметить Минарет- мечеть, расположенную в верхнем магале рядом с северной городской стеной. Это единственная сохранившаяся мечеть с минаретом, который является ее наиболее древней частью и датируется XIII—XV веками. Он представляет собой каменное цилиндрическое сооружение высотой около 12 метров с квадратной нижней частью. Поднимались на минарет по внутренней винтовой лестнице.

Выше Джума-мечети рядом со средневековой торговой площадью расположена Кильса-мечеть (Церковь-мечеть). Ее название связано с тем, что в XIX веке она временно использовалась русским гарнизоном как церковь. В восточной стене мечети устроен арочный портал, характерный для дербентской архитектуры XVII — начала XIX века. В настоящее время в здании мечети размещен Музей медно-чеканной посуды.

Рядом с воротами Кырхляр-капы расположена Кырхляр-мечеть, возведенная согласно надписи на одном из ее столбов шахом Аббасом I в 1626—1627 годах. Мечеть имеет прямоугольную форму и сложена из тщательно обработанного камня. Центральная часть мечети перекрыта стрельчатым куполом, а четыре боковые секции — небольшими полусферическими куполами. Расположение мечети у главных ворот города и в непосредственной близости к почитаемому верующими мусульманскому кладбищу Кырхляр делало ее одной из исламских святынь позднесредневекового Дербента.

Приезжающим в Дербент по автостраде с севера или юга бросается в глаза лес каменных надгробий — стел, протянувшихся на большие расстояния. Это знаменитые древние дербентские кладбища. Особенно хорошо они видны сверху, из цитадели, откуда стелы похожи на толпы штурмующих город воинов.

Из обширных кладбищ средневекового Дербента особого внимания заслуживают три: Кырхляр, Джум-джум и кладбище Исфандийаров.

Кладбище Кырхляр (сорока воинов, сороковник) рас-положено за северной городской стеной против ворот Кырхляр-капы. Сейчас здесь сохранились в основном погребения XVII—XIX веков, но имеются и самые ранние в Дагестане мусульманские захоронения, отделенные специальной оградой. В этой весьма почитаемой местным населением группе могил, по преданию, захоронены сорок арабских воинов-шахидов (борцов за веру), павших в 662 году в битве против хазар. Почти все путешественники и историки, посещавшие Дербент в XV—XIX веках, называли, это кладбище как одну из местных святынь и достопримечательностей.

Надгробия кладбища Кырхляр представляют собой монолитные каменные саркофаги полуцилиндрической формы, частично выдолбленные внутри. Они разной вели-чины, наиболее крупные достигают длины три с половиной метра при ширине и высоте до одного метра. К сорока ранним захоронениям, выделенным территориально, примыкают еще несколько аналогичных, появившихся, вероятно, позднее. Анализ плохо сохранившихся куфических арабских надписей на саркофагах позволил датировать захоронения в пределах X—XII веков, что опровергает местные предания.

11

Среди достопримечательностей кладбища надо отметить расположенный недалеко от могил сорока воинов мавзолей Тути-бике (жены Фатали-хана) и двух ее сыновей.

Кладбище Джум-джум расположено за южной городской стеной против ворот Баят-капы. Наибольший интерес здесь представляет группа полуцилиндрических надгробий в виде монолитных каменных саркофагов, частично выдолбленных внутри. Самым значительным здесь является крупный саркофаг с куфическими арабскими надписями, где указано имя покойного и дата смерти — 1076/77 год. Это один из наиболее ранних мусульманских памятников Дагестана, имеющих дату сооружения.

С этим кладбищем связана интересная, явно до мусульманская, легенда, записанная в Дербенте еще в 1638 году немецким ученым и дипломатом Адамом Олеарием, который ссылается на поэта Фезули. Суть ее такова: Христос, проходя по этим местам, увидел череп человека и оживил его. Оказалось, что это был царь Джум-джум, который некогда жил в роскоши, имел пышный двор, множество слуг, но после оживления решил принять христианскую религию и выполнил свое намерение.

Кладбище Исфандийаров, датируемое XV—XVI веками, расположено рядом с воротами Кала-капы. В настоящее время прекрасные резные надгробия кладбища частично утрачены, частично погребены более поздними наслоениями. Это родовое кладбище дербентских эмиров имеет большое историческое и художественное значение. Надгробия кладбища выделяются резной орнаментацией, богатством декоративной отделки.

Один подобный богато орнаментированный саркофаг с кладбища Исфандийаров, обнаруженный археологами в 1974 году, хранится сейчас в цитадели Нарын-кала среди материалов раскопок. Надгробие сплошь покрыто изречениями из Корана и текстом на арабском и персидском языках, из которого следует, что погребенный был «эмир великий, величайший, борец за правое дело, мученик за веру Ифтихар...», убитый в июле 1446 года. Из источников известно, что правителем Дербента в это время был эмир Исфандийар Дербенди, умерший в 1461 году. Но кто же такой тогда Ифтихар, которого надпись именует таким пышным титулом? Благодаря касидам азербайджанского поэта Бадра Ширвани выяснилось, что в 1446 году в битве с горцами пал комендант дербентской крепости Ифтихар, который был братом эмира Исфандийара и тоже носил титул эмира. Его-то надгробие и хранится сейчас в Нарын-кале.

При осмотре цитадели привлекает внимание прямо-угольный проем в юго-западном углу крепостной стены. Еще недавно экскурсоводы, указывая на этот проем, ведущий куда-то в глубь стены, с жаром рассказывали страшную историю о «крематории», в котором жестокие ханы сжигали своих врагов и неверных жен, причем основанием версии служили следы копоти от разводимых в этом месте костров. Однако в древности таинственный проем играл более важную роль в жизни обитателей цитадели, чем та, которую ему придумали сегодня. Проем вел в угловую башню (единственную полую башню Нарын-калы), через которую осуществлялся выход на Горную стену (Даг-бары). В средневековый период воины располагались на стене (в античный — внутри стены), защищаемые парапетом с зубцами или бойницами. В нашей стране лишь в Дербенте сохранились три зубца парапета сасанидской стены VI века. Два из них обнаружены археологами в развалинах Горной стены, а один поднят со дна моря. Сейчас зубцы хранятся в цитадели.

Горная стена, некогда начинавшаяся от угловой башни цитадели, составляет наиболее грандиозную часть оборонительного комплекса Дербента. Она препятствовала обходу Дербента по горам, перекрывая все обходные дороги. Эта огромная фортификационная система производила неизгладимое впечатление на очевидцев, и по всему средневековому Востоку разносились слухи и легенды о «великой стене Александра Македонского», стене библейских «Гог и Магог», «дивных стенах», которые протянулись через весь Кавказ до Черного моря.

Арабские авторы IX-^—X веков писали, что стена тянулась в глубь гор на 7—40 фарсахов, то есть от 42 до 240 километров, и сообщали о 13 или 14 крепостях, построенных вдоль стены и охранявшихся персидскими, а позднее арабскими военными поселенцами. Ибн ал-Факих писал, что стена «тянется на 7 фарсахов до лесистой местности и обрывистой горы, через которую не пройдешь», в ней устроено «7 проходов, у каждого из которых город, и живут в них персидские воины». По Масуди, стена тянулась на 40 фарсахов до «крепости, называемой Табасаран. Через каждые три мили, или больше или меньше, в зависимости от дороги, для которой служили ворота, Ануширван построил железные ворота. С внутренней стороны у каждых ворот он поселил отдельные племена, чтобы охранять ворота и примыкающую часть стены».

Современные обследования Горной стены показали, что она имеет протяженность более 40 километров и тянется до хребта Кара-сырт в Табасаране. Стена представляет собой сплошную линию укреплений с фортами, полу фортами и прямоугольными башнями. Наиболее укрепленным был один из самых важных ее участков, примыкавший к цитадели. Здесь небольшие форты располагались в стене на расстоянии 100—200 метров друг от друга (на других участках расстояние между фортами 200—300 метров и более).

Остатки десяти фортов и сейчас еще прослеживаются на участке от Нарын-калы до Джалганского хребта. На ближайшей к цитадели вершине хребта располагался первый крупный форт прямоугольной формы, имевший размеры примерно 30X20 метров. Толщина его стен около 3 метров, в высоту они сохранились до 10 метров. Форт был укреплен по углам круглыми сплошными башнями и контролировал горный проход через Джалган. Аналогично ему располагались и другие крупные форты, близкие к джалганскому по форме и размерам. Лишь у селения Бильгади на крутом обрыве стоит очень крупный форт с мощными круглыми башнями по углам, который значительно превышает по площади остальные укрепления Горной стены.

В настоящее время стена сохранилась лишь в виде отдельных небольших участков, а форты оказались более крепкими. Они и сегодня неприступными твердынями возвышаются на господствующих вершинах, с которых на многие километры открывается величественная панорама гор. Заросшие лесом форты кажутся заброшенными разбойничьими замками, спрятавшимися в непроходимых чащобах, и при взгляде на них невольно охватывает восхищение и удивление этим творением рук человеческих. Сколько же надо было вложить изнурительного труда и блестящих инженерных решений, чтобы создать подобную систему укреплений в горах!

Изучение Горной стены показало, что она в конструктивном отношении аналогична стенам города и цитадели. Небольшое отличие в кладке и сведения письменных источников дают основание считать, что основная часть Горной стены была возведена в VI—VII веках. Общий объем каменной кладки стены более двух миллионов кубических метров, все ее блоки выполнены из камня- ракушечника, добытого и обработанного в древних каменоломнях Дербента, а затем доставленного по горному бездорожью за десятки километров.

Столь значительное оборонительное сооружение, каким являлась Горная стена, могло поддерживаться и функционировать лишь в системе крупнейших государств, подобных сасанидскому Ирану и Арабскому халифату. Выход Дербента из состава этих государств и превращение его в самостоятельное феодальное владение привели к постепенной утрате военно-стратегического значения всей линии обороны, которая поддерживалась лишь на участке, примыкавшем к Дербенту. Со временем Горная стена пришла в запустение и начала разрушаться, причем этот процесс, при отсутствии действенных охранных мер, достиг наибольшей активности во второй половине XX века.

Но не только седая древность составляет славу Дербента, история которого насчитывает пять тысячелетий. Его жители по праву гордятся богатыми революционными традициями, героической борьбой за власть Советов, вкладом в Великую Отечественную войну, сегодняшними трудовыми успехами. Пусть встреча с городом, над которым много раз проносились вихри бурных событий, будет для вас интересной и познавательной.

Дербент привлекает и грандиозностью своих оборонительных сооружений, и обилием первоклассных древних памятников, и удивительным своеобразием восточного облика, и, конечно, радушием и гостеприимством его жителей. Многие века он носил имя «Узла ворот», «Ворот на замке», и многие века это действительно был город «закрытых ворот». Сегодня древний Дербент, который, подобно загадочному сфинксу, оказался неподвластен времени, широко распахивает свои ворота для гостей со всех концов нашей необъятной страны. И тот, кто приедет в Дербент познакомиться с его историей или отдохнуть, надолго запомнит дни, проведенные в этом удивительном городе легенд, городе-музее на берегу седого Каспия.

 

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Каспийское море

Каспийское море

Каспийское море - внутреннее море евразийского континента. Очень большой замкнутый водоем, не имеющи...

Достопримечательности Дербента: фото и описание

Достопримечательности Дербента: фото и описание

Если перед вами стоит выбор ехать или не ехать в Дербент, то правильный ответ ехать. Даже если вы ко...

Подвижные игры

Подвижные игры

На протяжении веков в Дербенте менялась не только конфигурация города, населенность, архитектура и...