Дагестан в первой трети XIX века. Внутреннее положение Дагестана.

Изменения во внутреннем управлении Дагестана

В конце XVIII начала XIX веков Дагестан, был включен в состав централизованного Российского государства. Первоначально русское правительство, ограничив внешнеполитические функции владетелей Дагестана, не вмешивалось во внутренние дела ханств. Однако в самом конце XVIII начала XIX веках самодержавие предприняло ряд мер, направленных на некоторые ограничения внутриполитической власти феодальных владетелей Дагестана. Еще в 1793 году в подразделении ногайцев, в том числе и проживающих в Дагестане, были назначены частные приставы из русских офицеров, которые были обязаны надзирать за жизнью своих подопечных. Во владения Засулакской Кумыкии, которые теперь официально стали называться участками, были также назначены частные приставы. В самом начале XIX века пристав был определен и в шамхальство Тарковское.

горы ДагестанаВ 1806 году после изгнания Ших-Али-хана Улусский магал бывшего Дербентского ханства был передан в управление шамхала Тарковского. В самом же Дербенте было организовано комендантское управление. В 1812 году были созданы Дербентская и Кубинская провинции, во главе которых были поставлены военно-окружные начальники, в руках которых находилась местная высшая административная власть. Судопроизводство осуществлялось дербентским судом - диваном, который состоял из представителей местной знати. В состав суда входил комендант дербентской крепости, главное же руководство судом осуществлял военно-окружной начальник.

В 1806 году, в год изгнания из Дербента Ших-Али-хана, нажим был сделан и на Сурхай-хана Казикумухского, который не соглашался платить определенную властями дань, но все же оказался вынужденным исполнить требование кавказского командования. Следует особо подчеркнуть, что самодержавие в целом поддерживало феодальных владетелей. И прибегало к силе лишь в том случае, если только феодалы предпринимали какие-либо враждебные к России действия. Во всех же остальных случаях самодержавие, создавая себе социальную опору, оказывало местным феодалам всяческую поддержку и покровительство. Об этом свидетельствуют следующие факты.

Мегди шамхалу Тарковскому, кроме передачи во владение территории Улусского магала, присвоил чин генерал-лейтенанта с жалованием 6 тысяч рублей. Аварский Султан-Ахмед-хан был возведен в чин генерал-майора с жалованием 2 тысяч рублей. Чин генерал-майора с жалованием 2 тысяч рублей был присвоен Адил-хану, уцмию Кайтага. Магомед-Кадию Табасаранскому был пожалован чин полковника с жалованием 1500 рублей, Карчагскому Мустафе-беку, Максум-беку, Махмуд-беку были присвоены звания подполковников с положенным по чину жалованием.

Однако не все феодалы верой и правдой служили царизму, хотя и давали клятву на верность, а изгнанный из Дербента Ших-Али-хан занимался открыто враждебной политикой к России. Хотя Сурхай-хан Казикумухский и отрицал антирусскую направленность своей политики, Кавказское командование направило против него царские войска под командованием генерала Н. М. Хатунцева. В декабре 1811 году генерал Хатунцев разбил попытавшего оказать сопротивление Сурхай-хана и занял село Курах. Сурхай бежал в Кумух. Используя благоприятный момент, Кавказское командование, отделив от владения Сурхая Курахское, Кошанское, Агульское и Рачинское общества образовало новое Кюринское ханство. Правителем его в звании хана утвердило племянника Сурхай-хана, преданного России Аслан-хана. А для защиты его владения от возможных попыток Сурхай-хана в резиденции правителя, в селе Курах, расположился гарнизон царских войск, состоящий из двух батальонов пехоты и сотни казаков под командованием майора Рябинина. Аслан-хану было доверено решать все вопросы, касающиеся внутреннего управления владения.

 

Ужесточение политики царизма на Кавказе

казак

В 1816 году наместником Кавказа с чрезвычайными правами был назначен прославившийся в Отечественную войну 1812 году генерал А. П. Ермолов. Как бы подчеркивая неограниченность своей власти, генерал называл себя «Проконсулом» Кавказа. Вскоре этим титулом стали называть главнокомандующего и его окружение. В отличие от своих предшественников генерал Ермолов был последовательным сторонником жестоких мер. Он разработал стройную систему, направленную на безусловное подчинение горцев царизму. Не раз он повторял, что присоединенными территориями надо управлять не уговорами, а властью. Он был сторонником ликвидации существующего в крае ханского управления. Но ознакомившись с реальной обстановкой, Ермолов понял, что сразу одним приказом сделать это невозможно. Поэтому-то и решил поставить ханства в прямую зависимость от царских властей. Сам он, командиры воинских частей, расположенных на местах стали всеми имеющимися средствами вмешиваться во внутренние дела владений. Не выбирая какие-либо методы политического воздействия на владения, они использовали грубый нажим, за которым следовали и крайние санкции.

Само собой понятно, что энергичные меры наместника Кавказа по насаждению в крае новых порядков не могли не тревожить феодальных владетелей Дагестана. Они все более и более тяготились ограничением своей власти и никак не могли примириться с тем, чтобы подчиняться царским приставам. Еще более они забеспокоились, когда кавказское командование стало укреплять важные в стратегическом отношении места, а в некоторых из них возводить укрепления с постоянным гарнизоном. Убежденный в том, что подвластное население необходимо держать в страхе и повиновении, генерал Ермолов обращался с владетелями очень грубо и в переписке с ними не находил других выражений, кроме брани и угроз. Малейшее их ослушание или невыполнение приказа в полном объеме строго наказывалось. Лишь за то, что аварская ханша не представила сведения о беглом грузинском царевиче Александре, владетелю Аварии была прекращена выплата установленного жалования. В историческую память горцев Ермолов вошел как жестокий генерал, именем которого пугали детей, говоря «ермолу идет». Сам Ермолов хорошо знал, что горцы Дагестана его недолюбливают, и этого не стыдился. «Меня - говорил он - здесь очень не любят, но и то правда, что государство ничего не теряет, ибо столько же и боятся!»

Постепенно феодальные владетели Аварии, Мехтулы, Кайтага, Казикумуха стали вынашивать идею вооруженного восстания. Первыми на борьбу поднялись чеченские старшины. Они обратились за поддержкой к Ахмед-хану Аварскому. В помощь чеченцам аварский владетель отправил небольшой отряд вооруженных горцев. За это Ермолов, пройдя огнём и мечом Чечню, обрушил свой удар на владетелей Мехтулы и Аварии. В ноябре 1818 году царские войска под начальством Ермолова близ села Дженгутай без особого труда нанесли поражение Султан-Ахмеду Аварскому и Гасан-хану Мехтулинокому. Царские войска жестоко расправились с повстанцами. Мехтулинское ханство было ликвидировано, а часть её территории была передана оставшемуся верным России шамхалу Тарковскому.

Правителем же другой части ханства был назначен пристав из русских офицеров. Более успешным оказалось выступление в Кайтаге. Уцмию Адил-хану удалось первоначально даже принудить войска к отступлению. Но позже, в 1819 году направленный против уцмия усиленный отряд царских войск под командованием генерала Пестеля разбил Адил-хана, занял его резиденцию и подверг ряд сёл разорению. Уцмийство как самостоятельное владение было ликвидировано, управление Кайтагом было поручено племяннику Адил-хана Эмир-Гамзе, но без титула уцмия.

Одновременно генерал Мадатов принудил к покорности табасаранских владетелей, майсума и кадия. В 1819 году сам Ермолов возглавил поход в Акуша-Дарго. Разорив на пути движения ряд сел, после небольшой перестрелки занял села Акуша. Оставаясь верным своей политике, он отстранил от управления Акуша-Дарго кадия и на его место назначил Зухум-кадия. В сентябре 1819 году Ермолов открыто объявил об отстранении от управления Аварским ханством Ахмед-хана и об утверждении правителем владения с титулом хана Сурхая. Но это назначение вызвало некоторое осложнение. Сурхай, внук Умма-хана, был чанкой, и в связи с этим многие представители правящей верхушки его не признавали. Ермолов со свойственным ему упрямством, упорно добиваясь его признания, не отказывался при этом и от применения силы. В следующем году Ермолов снарядил специальную экспедицию против Сурхай-хана Казикумухского.

В 1820 году специальный отряд под командованием Мадатова в кровопролитной битве под Хосреком разбил Казикумухского владетеля и принудил его к отступлению. Сурхай-хан намерен был оборонять Кази-Кумух, но жители не допустили его в свою резиденцию, и поэтому он вынужден был бежать в соседний андалялский союз сельских общин, но вскоре оттуда втайне ушел в Иран. Волей царизма Казикумухское владение было объединено с Кюринским, а правителем был утвержден Аслан-хан. Наместник Кавказа генерал Ермолов полагал, что он достиг поставленной цели. Но это было, по меньшей мере, заблуждение. Большинство принятых им мер имели крайне отрицательные последствия. Его походы в горы, по существу, были карательными экспедициями. Сами организаторы и руководители называли их не иначе, как «усмирением», «устрашением», «наказанием», «покорением» горцев. А дореволюционные историки этот период управления Кавказом характеризовали «началом систематической войны с горцами». Эти, ничем не оправданные, антигуманные действия царских сатрапов могли лишь на время устрашить народные массы, но не в состоянии были примирить свободолюбивых горцев с установившимся в итоге походов Ермолова режимом.

 

Казачья и крестьянская колонизация Северного Дагестана

В начале 19 века заметно усилилась начавшаяся еще в предыдущие времена казачья и крестьянская колонизация северного Дагестана, как всего края. Известно, что со второй половины XVI века в низовьях Терека существовали казачьи городки. В начале XIX века эти, уже старожильческие городки Червленная, Шадрин, Гладков, Новогладков и другие численно увеличились и значительно благоустроились. Колонизация края продолжалась. Начиная с конца XVIII века на Северном Кавказе стали поселять солдат, отбывших срок военной службы. Для обзаведения хозяйством им из казны выдавалась определенная сумма денег, выдавались лошади, волы, коровы, оружие и другое имущество. В самом начале XIX века сюда стали высылать и провинившихся солдат. В 30-х годах началось переселение на Терек женатых солдат из Харьковской, Московской и других губерний России. А чуть позже здесь стали поселять низшие чины, прослужившие в Кавказской армии 10 и более лет.

В начале XIX века значительно увеличилась численность поселившихся в низовьях Терека государственных крестьян. Здесь они устраивались по-разному. Большая часть из них селилась в казачьих станицах и вступала в служивое сословие, другая часть крестьян, жившая на землях станиц и не примкнувшая к казачьему кругу, попадала в разряд иногородних. Были и переселенцы, которые образовали чисто крестьянские селения. В первой трети XIX веке произошло некоторое нововведение в положении крестьян - переселенцев. Расположенные вблизи Кавказской линии, в том числе и вновь образовавшиеся селения были причислены в разряд казачьих станиц, что значительно укрепляло их экономическое положение.

Казачьими были объявлены Шелкозаводская, Горбачевское, Александрия и возникшие в 1820 году селу Сосопли, позже переименованное в село Александр Невский, и другие. Важно отметить, что в казачьи сословия вступали и горцы, переселившиеся в низовья Терека. А такое переселение иногда совершали горцы целыми семьями. Известно, что Гунаевы из станицы Червленная являлись потомками чеченского рода Гуной. Царское правительство внесло в это время изменения в управление казачьих станиц. В 1819 году были отменены в гребенском казачьем войске выборные должности станичных атаманов, а вместо них стали назначать атаманами войсковых офицеров. Это означало, что казачество низовьев Терека лишалось внутреннего самоуправления и всецело превращалось в военно-служивое сословие. В 30-х годах терско-гребенское казачье войско было переименовано в гребенской, терский и кизлярский казачьи полки. В 1812-1821 годах изменилось место расположения некоторых казачьих станиц в низовьях Терека. В связи с частыми наводнениями и другими стихийными бедствиями станицы, находившиеся у самого Терека, были перенесены на 2-3 километра от него на места современного расположения Червленной, Курдюковской, Новогладковской, Шадринский. Колонизация Северо-Восточного Кавказа русским населением значительно продвинулась вперед, когда здесь образовались помещичьи имения и для обработки их стали переселять крепостных крестьян, которые поселялись в специальных так называемых селениях. Таковыми были в низовьях Терека хозяйства Всеволжских, Хастатовых, Тарумовых, Арешивых, Серебряковых, Аглицких и других. Земельные пространства низовья Терека осваивали армяне, грузины и другие народы Кавказа. Наконец на Тереке поселились и различные группы предпринимателей.

 

Кизляр и его роль в экономическом развитии края

Кизляр - один из старейших городов Северно-Кавказа - и в начале XIX века оставался главным экономическим, политическим и культурным центром края. В это время Кизляр был и самым крупным городом в Северном Дагестане. Численность постоянно живущих горожан доходила до 15 тысяч человек. В ней проживали русские, украинцы, армяне, грузины, азербайджанцы, горцы Дагестана, чеченцы, ингуши, кабардинцы, осетины, ногайцы, иранцы, таты, горские евреи и другие. Можно сказать, что это был по тем временам довольно благоустроенный город. В начале XIX века в городе стали появляться красивые деревянные дома на каменном фундаменте. В 30-х годах начали местами прокладывать деревянные тротуары, устанавливать осветительные фонари.

БазардюзюДо середины XX века комендант города одновременно являлся главным военным и гражданским начальником, осуществлял политическое руководство целого края, поддерживал самые тесные связи с феодальными владетелями, следил за их благонадежностью, разбирал возникающие между ними тяжбы, выплачивал владетелям установленные жалованья и делал подарки. При кизлярском же коменданте содержались заложники-аманаты у тех феодалов, которые были приняты в подданство России. Важнейшим занятием жителей Кизляра и других городов юга России являлось земледелие и скотоводство. Хлебопашество здесь было слабо развито. Жители в небольшом количестве производили озимую пшеницу, рожь, ячмень и другие злаки. Ведущее место в полеводстве горожан, как и жителей Кизлярского уезда, казаков и крестьян занимали виноградарство, садоводство, бахчеводство и отчасти шелководство. Но особенно большое развитие получило виноградарство и его обработка. Как у казаков, так и у крестьян было развито животноводство. Лишь у кочевавших в уезде ногайцев было развито скотоводство. В XIX веке довольно заметное развитие скотоводство получило в хозяйствах помещиков. Особый интерес они проявляли к развитию коневодства. Большинство горожан занималось рыболовством.

Кизляр выделялся и обширностью торговли. Русские, армянские купцы привозили сюда из Центральной России всевозможные хлопчатобумажные ткани, шерстяные изделия, лес, железо, чугун, цветные металлы, свинец, иглы, нитки, сундуки, фарфорофаянсовые изделия и много других товаров русской и иностранной промышленности.

Из южных районов Дагестана в Кизляр привозили пшеницу, муку, рис, кукурузу, свежие и сушеные фрукты: яблоки, груши, виноградарство, орехи, скот и продукты скотоводства: масло, сыр, шерсть, овчину, шкуры, изделия кустарных промыслов: бурки, войлоки, ковры, сафьян, предметы кавказского оружия и снаряжения и многое другое. Эти и другие товары местные жители вывозили с Кавказа в Астрахань, Харьков, Нижний Новгород и другие города. В центральные губернии России, в Москву, Петербург в большом количестве из Кизляра вывозились рыба и рыбопродукты.

В это же время Кизляр играл роль одного из основных центров отходнического промысла для горцев Дагестана. Здесь они нанимались на временные работы к крупным садовладельцам-помещикам и казакам. Ежегодно с весны до осени от 10 до 22 тысяч горцев из различных районов Дагестана обрабатывали виноградники и сады кизлярцев. Значительно меньшее количество горцев прибывало сюда в отходники. Кузнецы, медники, оружейники, ювелиры, шорники и другие работали в городе более продолжительное время. Кизляр этого времени являлся главным культурным центром всего Северного Кавказа. В начале XIX века в городе функционировал ряд школ. Русской и «татарской» грамоте обучались также содержащиеся в городе аманаты.

В 1811 году было открыто Кизлярское уездное училище, в котором обучались дети состоятельных русских, армянских и горских жителей Кизляра. Заметным явлением в культурной жизни города было также посещение Кизляра крупными учеными и передовыми прогрессивными деятелями русской-культуры: А. С. Грибоедовым, декабристом А. А. Бестужевым-Марлинским, художником М. М. Ивановым, поэтом М. Ю. Лермонтовым, знаменитым ученым-хирургом Н. И. Пироговым. Культурная жизнь Кизляра особенно оживилась в конце 30-х годов XIX века, когда должность коменданта занимал поэт и драматург, близкий к декабристам П. А. Катенин.

 

Учебное пособие История Дагестана

 

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Дербент викторинаДербент опрос

Каспийское море

Каспийское море

Каспийское море - внутреннее море евразийского континента. Очень большой замкнутый водоем, не имеющи...

Достопримечательности Дербента: фото и описание

Достопримечательности Дербента: фото и описание

Если перед вами стоит выбор ехать или не ехать в Дербент, то правильный ответ ехать. Даже если вы ко...

Подвижные игры

Подвижные игры

На протяжении веков в Дербенте менялась не только конфигурация города, населенность, архитектура и...