Хаджи-Мурат наиб имама Шамиля

Память великого русского писателя Л. Н. Толстой и героя его знаменитой повести, нашего земляка, наиба имама Шамиля Хаджи-Мурата.

Начну, быть может с главного.

Хаджи-Мурат
Хаджи-Мурат

В 1851 году старший брат Николай, офицер действующей армии, уговорил Льва Толстого ехать вместе на Кавказ. Почти три года Лев Николаевич Толстой прожил в казачьей станице на берегу Терека, выезжая в Кизляр, Тифлис, Владикавказ и участвуя в военных действиях, сначала добровольно, потом был принят на службу. Кавказская природа и патриархальная простота казачьей жизни, поразившая Толстого по контрасту с бытом дворянского круга и с мучительной рефлексии человека образованного общества, дали материал для многие его известных миру произведений. В 1853 года Толстой, вернувшись с Кавказа, записал в дневнике, что полюбил этот «край дикий, в котором так странно и поэтически соединяются две самые противоположные вещи — война и свобода».

Произведение, которое по праву называют жемчужиной позднего творчества Л.Н. Толстой — Хаджи-Мурат», как в зеркале отразило лучшие человеческие и творческие стороны бытия и мышления великого писателя.

В нем писатель органично сочетал свои философские взгляды и художественное правдоподобие. Несомненно, повесть можно назвать документальной, поскольку она точно передают хронологию событий и дух того времени, помимо этого, автор сумел передать читателю тот особенный исламский дух, которым пронизана была вся жизнь горцев.

Толстой пишет не историю человека, не историю войны, а человеческие чувства. Хаджи-Мурат предстает как человек, верный своему религиозному долгу. Хаджи-Мурат показан Толстым именно как праведный мусульманин — он набожен, соблюдает обязательные молитвы, которые тоже являются прямой обязанностью истинного мусульманина, он воюет за веру.

Сам Хаджи-Мурат говорит, что «надел чалму для спасения души». Помимо этого. Хаджи-Мурат верен своей вере он и перешёл к русским для того, чтобы вызволить семью. Толстой изображает его как праведного человека любящего Бога, соблюдающего моральные нормы своей веры — а это в любом случае достойно восхищения, хотя для Толстовской этики неприемлемо понятие войны за веру.

Он пишет о человеке-герое, о человеке, зажатом между выбором — Шамиль или император Николай. И если первый — царь духовный, то второй-царь сильный.

Эта кавказская повесть по праву может считаться одной из лучшей толстовской повестей по своей предельной простоте, ясности, прозрачности и документализму.

Первоначальная редакция повести называлась «Репей*. Однако повесть перерабатывалась в течение нескольких лет. «Когда я пишу историческое, я люблю быть до мельчайших подробностей верным действительности» — писал Лев Николаевич Толстой. Для одного только первого наброска «Хаджи-Мурата» он ознакомился с сочинениями, в которых насчитывалась около 5000 страниц.

Прошло около 150 лет с тех событий, о которых поведал миру Лев Николаевич. Поводом для дальнейшего развития этой темы. Одной из важных для истории и положительного имиджа республики, послужит следующие шаги.

Инициативная группа из города Тулы, родины Льва Николаевича Толстого и земляки разных поколений не раз обращаюсь к руководству Республики Дагестан за поддержкой и помощью в захоронении останков главного героя последней повести Толстого — Хаджи-Мурата, волею судьбы оказавшиеся на древней азербайджанской земле увековечении памяти героев Кавказской войны — ряда его сподвижников и участников тех судьбоносных для Страны гор событий.

Хаджи-Мурат и Толстой
Хаджи-Мурат и Толстой

В 2009 году была написано письмо Президенту Республики Дагестан и подан на рассмотрение утвержденный директором музея-усадьбы Л.Н.Толстой. Ясная Поляна проект «Памятный камень Хаджи-Мурату». Инициатива была одолена руководством республики. На выбор и транспортировку камня быт выделаны необходимые финансовые средства.

Теперь на краю русского черноземного поля в Пироговских имениях графов Толстых высится кавказская скала как символ нерушимости дружбы и единства народов нашей великой многонациональной страны.

Расул Гамзатов в одном из своих интервью как-то сказал: к сожалению, оказалось, что только война может востребовать и воспеть людей чести и совести, оказавшиеся не у дел в мирное время. К счастью, теперь в России и в мире о Дагестане узнают и нас как о родине героев, которые способны отстоять честь и достоинство своей земли. Я предлагаю поставить мемориал памяти погибшим на этой войне.

Эти слова послужили символическим предсказанием для тех, кто начал вкладывать свои сбережения и усилия в дело возведения великолепные памятные символов в знак благодарности потомков одному из самых читаемых сегодня в мире российские авторов — Льву Толстому. Увековечил в камне образы емкого русского писателя Льва Толстого и героя его произведений молодой и перспективный скульптор Шамиль Канайгаджиев.

Эти образы, запечатленные в памятниках на дагестанской земле, стали выражением глубокие и искренние чувства любви и уважения к Гению, творениями и мужеством которых мы, потомки, всегда будем гордиться.

Ссылка на основную публикацию