Лицо красавицы или ум старика

Народные дагестанские сказки

Жил-был хан. Нос у него был острее ножа и длиннее верёвки.

В один прекрасный день хан умер, оставив трёх сыновей. Сыновья похоронили его со всеми почестями и три месяца соблюдали строгий траур, даже не брили головы. Но едва только земля на могиле осела, они сняли траурные одежды и предались весёлой жизни.

Милые дети
Милые дети

Задумали они поделить отцово наследство, и каждый получил много лошадей, скота и земли. Когда же взвесили оставленное отцом золото, то оказалось, его было три саха. Каждому досталось по саху. Сыновья спокойно проедали и пропивали наследство и по очереди управляли страной.

Но вот разнёсся слух, что у какого-то хана есть красавица дочь: косы у неё золотые, зубы жемчужные, обнимешь — в объятиях не удержишь, сожмёшь — в кулаке помещается. А глянет — так и сразит человека! Вот какая красавица! Кто желает её увидеть, должен дать сах золота.

Не выдержал старший брат, насыпал в хуржун сах золота и пустился в путь. Очень ему не терпелось увидеть красавицу, и он что было мочи хлестал своего коня. Конь мчался так быстро, что камни под его копытами превращались в пыль. И вот, пересекая большую равнину, он встретил седого старика.

— Здравствуй, отец! — сказал он.

Старик ответил на приветствие и неожиданно спросил:

— Что ты предпочитаешь: ум старика или лицо красавицы?

Засмеялся ханский сын.

— Конечно, дедушка, лицо красавицы. На что мне ум старика?

— Желаю тебе счастливого пути, — ответил старик и больше не вымолвил ни слова.

Наконец юноша доехал до дворца, в котором жил хан, отдал ему сах золота, посмотрел на ханскую служанку, которую хан выдавал за дочь, и ни с чем вернулся домой.

Захотелось взглянуть на красавицу и среднему брату.

Он тоже всыпал в хуржун свой сах золота, сел на коня — и в путь.

Он был ещё более нетерпелив и горяч, чем его старший брат, и всё стегал коня, а конь мчался с такой быстротой, что юноша никого не замечал в пути. И ему повстречался тот же старик, но он только выкрикнул обычное приветствие, точно бросил старику в лицо долг, с которым тот надоедал ему. Но старик не обиделся и закричал ему вслед:

— Эй, парень! Что ты предпочитаешь: лицо красавицы или ум старика?

Ханский сын ответил:

— Не нужен мне ум старика, когда есть лицо красавицы! — и умчался дальше.

Ехал он, ехал и доехал до ханского дворца. Там он тоже отдал свой сах золота, тоже увидел ханскую служанку, тоже принял её за ханскую дочь и довольный вернулся домой.

И младшему брату захотелось повидать красавицу. И он тоже сел на коня и помчался с быстротой стрелы. В пути увидел он того же старика, с которым повстречались его старшие братья. Старик пахал землю. Подъехав к нему поближе, младший сын хана придержал коня и почтительно произнёс:

— Ассалам-алейкум, дедушка! Желаю тебе собрать хороший урожай!

Старик пожелал ему счастливого пути, а потом задал всё тот же вопрос:

— Ты что предпочитаешь: лицо красавицы или ум старика?

— Ум старика ценю в двадцать раз больше! — воскликнул юноша и слез с лошади.

Старик посадил его на камень. Сам же, продолжая пахать, рассказывал ему, как хан обирает людей, как вымогает золото за право взглянуть на красавицу дочь, но вместо дочери показывает её служанку.

Старик обещал помочь юноше и сделать так, чтобы тот без всякого золота увидел настоящую ханскую дочь. Да и хана не мешало бы проучить!

Когда старик закончил работу, они пошли к нему домой. Там они прихватили козу и пса и отправились к ханскому дворцу. Возле ханского дворца струился источник, и здесь всегда было людно. А старик ещё драку козы с псом устроил у дворца, народу собралось видимо-невидимо. Юноша тем временем следил за ханским окном. Вдруг в нём показалась красивая девушка. «Вот она! Это и есть та, за которую берут мерку золота», — решил юноша.

Дагестан. Кавказ. 2020.
Дагестан. Кавказ. 2020.

Он не отрываясь глядел на девушку. Но старик сделал ему знак, — это, дескать, не та. Красавица исчезла как ветер, и в окне появилась другая. От неё исходило сияние чудной красоты. Это и была ханская дочь. Юноша не отрывал от неё глаз, но никто этого не замечал. Все смотрели представление, которое устроил старик, и так смеялись, что у одних потекли слёзы, у других разболелись животы.

Но вот поединок собаки с козой кончился. Все разошлись. Старик и юноша, опять-таки с козой и собакой, пришли во двор хана. Там они повторили представление. Сбежались все слуги. Старик попросился переночевать, да ещё дать ему немного дров для приготовления пищи. Развеселившиеся служанки охотно предоставили всё, что было нужно.

Наступил вечер. Приготовление ужина было ещё забавнее дневного представления: внизу старик поставил котёл, сверху треножник для котла, а поверх треножника дрова и развёл огонь. Служанки так хохотали, что привлекли внимание ханской дочери. Она спустилась вниз и тоже потешалась над забавной выходкой старика. Как-никак, но ужин всё-таки приготовили. Теперь старик и юноша притворились, что не умеют есть.’ Вместо того чтобы класть пищу в рот, они подносили её к уху или ко лбу. Служанки спросили их, как же они до сих пор с голоду не умерли, ведь они есть-то не умеют? Старик ответил, что, к счастью, их всегда кормили другие, посадив к себе на колени, и тут же отказался от ужина. Тогда служанка ханской дочери взяла старика к себе на колени и покормила его, как маленького. А юношу пожалела ханская дочь: она посадила его к себе на колени и тоже принялась кормить.

«Ах, если бы мой желудок был бездонным, — подумал он, — а этот ужин никогда не кончался!»

Но, к его сожалению, ужин всё-таки кончился.

Итак, выиграл тот, кто прислушался к совету мудрого старца.

А два брата остались на бобах!

Ссылка на основную публикацию